КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

День инаугурации нового президента Токаева многим алматинцам и гостям южной столицы запомнится вымершим в страхе городом и бесчинством полиции.


«Сначала намечались торжества, потом аресты, потом решили совместить», - объясняет персонаж фильма «Тот самый Мюнхгаузен» на вопрос: с чего это вдруг арестантов ведут под звуки оркестра? В Алматы и Нур-Султане полного совмещения не произошло, но что-то близкое тому.

Два коротких выступления из Франции в социальных сетях оппозиционного политика, объявленного на родине преступником, парализовало на день два крупнейших города Казахстана.

Государство – самый верный и последовательный PR-щик Мухтара Аблязова – на славу поработало и в этот раз. 12 июня, в день инаугурации «нового» президента, госучреждения закрылись уже к обеду и вовсе не по случаю народных гуляний. В центре города прекратили работать кафе, а ближе к вечеру поток машин из центра напоминал поспешное бегство из зоны, охваченной боевыми действиями. Везде народ обсуждал предстоящий митинг, и даже те, кто не догадывался о существовании Аблязова и его запрещенного в Казахстане движения «Демократический выбор Казахстана» - от дворников до научных работников - оказались в курсе, что есть такой человек, который так пугает Акорду.  

Уже привычным для казахстанцев стала блокировка некоторых социальных сетей и мессенджеров.

Два ключевых пункта, где было призвано собраться алматинцам и гостям города, недовольным прошедшими выборами, традиционно оцепили полицейскими и ОМОНовскими кордонами, к которым теперь присоединились силы с отличительными знаками, возможно, переброшенные из других городов. Где-то, наверняка, должны были ждать команды военные, как это уже было 6 июня. Конечно, уверенное в себе государство и глава государства, пришедший к власти в результате честного волеизлияния, вряд ли бы даже обратили внимание на призыв одного человека.

Где-то с 18.00 началось основное сюрреалистическое действо, ставшее за последнее время непременным атрибутом некоторых городов страны.

Возле дворца спорта и в районе площади «Астаны» полицейские начали нападать на прохожих и возможных протестующих. Последним иногда удавалось обозначать свою позицию по выборам и высказываться относительно Касым-Жомарта Токаева и его предшественника Нурсултана Назарбаева. Однако большинство просто распределяли по автозакам и автобусам. Как водится, логики в действиях полицейских не было никакой. Начали почему-то с девушек, потом стали брать всех: мужчин, пожилых, подростков. Схватили случайно оказавшуюся в зоне зачистки гражданку Германии и несмотря на ее отчаянный призывы о помощи ее запихали в микроавтобус. Двое полицейских пытались схватить девушку с грудным младенцем, но потом одумались. Зато на нижней стороне Толе би сразу четверо «мужчин в черном» набросились на старика с сумками и хотя он кричал, что ему плохо (было видно, что ему реально нехорошо и в любую минуту может умереть), применяя удушающие захваты забросили в автобус. На скамейке сидели трое шокированных детей, лет 8-12, чьих родителей только что скрутили на их глазах и увезли в неизвестном направлении. Один из задерживаемых пытался спаси себя выкриками: «Токаев – красавчик! Назарбаев – красавчик!», однако лесть не помогла. Задерживали и журналистов, правда только тех, на ком не было желтых «спасательных» жилетов. В то же время молодые люди заключали между собой пари, смогут ли беспрепятственно пройти.

Некоторые полицейские, надо отдать должное, старались произвести задержания как можно мягче, зато другие отрывались по полной. Хотя, по опыту известно, что грозные силы правопорядка при реальной угрозе превращаются в потешные войска и спешно покидают «поле боя», хотя если в руках окажется оружие, а нервы на исходе, происходит Жанаозен.

Что показательно – этим вечером были применены новые технические познания, и у журналистов Бюро и нескольких сотрудников организации, наблюдающих происходящее, вырубили мобильную связь (причем у всех операторов сразу), которая появилась только наутро.

Параллельно задержаниям в районе площади по близлежащим трассам потянулись потоки автомобилистов, сигналящих в знак протеста против выборов (либо действий полиции, создавшей пробки). Внимание полицейских переключилось на них, фиксируя номера автолюбителей с тем, чтобы наказать из позже, как это умеет государство.

Где-то к восьми вечера все стало затихать. Полиция разгоняла последние группы, сконцентрировавшиеся на различных углах в отдалении от площади и завершала свой план по арестам. Всего в этот вечер и без того переполненные приемники-распределители и изоляторы временного содержания в Алматы и области могли пополниться еще, минимум, полутора сотнями арестованных.

Мероприятия же в Нур-Султане по случаю явления нового главы государства закончились еще к обеду. Сам виновник торжества и его патрон лениво прошли по подиуму, иногда нехотя подымая руки в знак приветствия граждан. Почему-то никто из лидеров других государств и даже их замов не почтил своим присутствием столь важный момент в жизни Касым-Жомарта Токаева, хотя десяток дипломатичных поздравлений и звонков от имени глав государств поступило.  Самому Токаеву, видимо, тоже непросто придется в будущем: молодежь уже пообещала, что легкой жизни у него не будет, а еще придется теперь все делать с оглядкой на господина Аблязова.

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: