КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Глава фермерского хозяйства в Алматинской области считает, что за пропажей двух лошадей и последовавшим на него «наездом» стоит местный полицейский и по совместительству тоже руководитель крестьянского хозяйства. Само дело тянется еще с 2015 года.


Бакытхан Акылбай, житель небольшого села Чаган (Когалинский округ Алматинской области) говорит, что лишился своих лошадей, возможно, реквизированных в пользу местного полицейского бастыка.

Переехавший из Алматы в глубинку более двадцати лет назад Бакытхан Акылбай нашел, что вполне успешен в производстве мясо-молочной продукции, в том числе на основе кобыльего молока. Нельзя сказать, чтобы он владел несметными стадами – несколько десятков баранов и коров, десять лошадей, а точнее стало восемь.

В 2015 году 29 августа пропали его лошади. Нашлись на следующий день в качестве «задержанных» - якобы они потравили поле с ячменем, принадлежащее двум крестьянским хозяйствам «Баглан» и «Тулпар», о чем был составлен акт. «Фиктивный акт»,  - уточняет Бакытхан, отказавшийся его подписывать, и выразив свое несогласие на полях документа.

Бакытхан Акылбай

- Лошади находились в загоне, - уверяет фермер. – Но после 6 вечера, может, они сами угнали, может, они вышли – я никого винить не хочу.

Лошадей ему вернули, рассказывает Бакытхан, но на следующий день с пастбища снова пропало два скакуна. Поиски не увенчались успехом, пришлось идти в полицию, писать заявление.

На это заявление ответа в 2015 году так и не дали. Зато 29 сентября в 11 вечера в его дом ворвались четверо крепких мужиков. Они передали «привет» от некоего Исы Туленды, являющегося капитаном полиции Когалинского округа, совмещавшим свою должность, как говорит Бакытхан, с постом главы крестьянского хозяйства. И стали наезжать за тот инцидент с лошадьми, из-за которых, дескать, пострадало поле.

«Наезды» закончились сразу же, как он позвонил в полицию. Неизвестные тут же ретировались. Вечером следующего дня к нему пришла следственная группа: вопросы задавали с 9 вечера до полвторого ночи. Бакытхан высказал свои предположения, да и какие тайны могут быть в небольшом ауле? Акт на землю Баглан – один из владельцев поля  - получил в июле, а засеяно оно было еще в мае. Позже Баглан оформил субаренду поля на полицейского Ису Туленды. Кстати, в том самом акте о задержании лошадей и потраве зерновых среди членов комиссии Туленды не значился, а вместо него стоял глава к/х «Баглан», который официально и не при делах. Так что высказал Бакытхан и свои подозрения на то, что местный полицейский взял себе «компенсацию» за якобы потравленное поле в виде тех двух голов лошадей…

Получив информацию, группа уехала.

И только в 2016 году пришел ответ: лошадей найти не смогли, хотя, если верить бумагам, искали совсем в другой стороне от того, места, где они пропали. Не смогли найти и тех четверых. Параллельно стали поступать ответы о возбуждении и прекращении уголовного дела по ночному визиту и по возможной связи между незваными гостями и местным полицейским. При этом за все это время Бакытхан Акылбай так и не встретился со своим оппонентом.

Но для Бакытхана это стало дело принципа. Поэтому на каждый отказ, у него есть свои возражения. Для этого пришлось написать 36 заявлений в различные структуры, вплоть до «Нур отана», рассказывает глава крестьянского хозяйства

В данный момент он на один шаг впереди. Видимо, что-то сработало и 8 апреля 2017 года к нему прибыла группа полицейских, снова опросившая по тому старому случаю с четверкой от якобы Туленды. Один из сержантов полиции признался, что уже был у Бакытхана, приехав после первого вызова.

24 апреля 2017 года областная прокуратура написала протест на все отказы в возбуждении уголовного дела.