КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

После целой череды избиений и жесточайших издевательств над заключенными нескольких павлодарских колоний туда был направлен адвокатский десант. Но пока силы неравны, и порочная система не сдается. Более того, в колонии АП 162/3 был найден с перерезанным горлом и следами насилия на теле бывший чемпион Казахстана по дзюдо и уже бывший заключенный Бахытжан Абдикаримов.


На прошедшей пресс-конференции 29 марта 2016 г. в алматинском пресс-центре Казахстанского международного бюро по правам человека адвокаты, расследующие факты применения пыток в павлодарских колониях, и Нурлыгуль Демпстер, проживающая в Лондоне сестра погибшего Бахытжана, вынуждены были констатировать – полномочные лица стараются сделать все возможное, чтобы увести виновных по всем инцидентам от ответственности, а павлодарские колонии прекращаются в зоны тотального насилия.

Но сперва Роза Акылбекова  - директор Бюро по правам человека, координатор Коалиции НПО Казахстана против пыток - привела показательные цифры. С начала этого года Коалиция НПО против пыток получила 78 новых обращений от пострадавших (с учетом предыдущего года работа ведется по 126 случаям). В прошлом году всего было 162 обращения. Иными словами, такими темпами рекорд 2015-го будет быстро достигнут. Но все логично – пытки и другие формы жестокого обращения, после временного относительного затишья, снова в силовых структурах начали ставить во главу угла. Прокуратура и Фемида в таких случаях за редкими исключениями безнадежно слепы.

- Мы неоднократно говорили и продолжаем говорить о проблеме, которая сложилась в уголовно-исполнительной системе со многими учреждениями в Казахстане после того, как уголовно-исполнительную систему вернули в Министерство внутренних дел, - не устает повторять Роза Акылбекова. И, возможно, еще сказываются особенности профессии, предполагает правозащитник, когда из-за отсутствия времени сотрудники колонии не могут посещать психологов и вынуждены «разгружаться» на осужденных. Впрочем, у адвокатов будут и другие версии, почему ЭТО происходит, и почему ЭТО так явно проявляется в Павлодаре.

(см. «Пишет вам никто», «Обратный эффект», «Ввод войск на «зону» в режиме «лайт», «Пыточная страда в казахстанских «зонах»)

Макание головой в унитаз или дубинка в задний проход – всего лишь превышение полномочий

Костанайский адвокат Снежанна Ким вместе со своим коллегой Константином Геращенко, командированные в павлодарскую колонию АП 162/3, увидев масштаб последствий беспричинного насилия в ходе ввода войск 9 июня 2015 года, были вынуждены обратиться в Коалицию НПО против пыток, чтобы им прислали подмогу. Таким образом, нынешний «десант» включает пять человек. Но и поныне силы не равны.

- В данный момент в этой колонии возбуждено и «расследуется» (именно в кавычках – А.Г.) дело по превышению должностных полномочий администрацией колонии в отношении осужденных. С данной квалификацией деяния, конечно, мы не согласны, потому что то, что там творилось, никак нельзя назвать превышением полномочий, - рассказывает Снежанна Ким. – Как можно назвать превышением полномочий утопление в унитазе, допустим или когда резиновую дубинку вставляют в задний проход человека? – недоумевает адвокат.  

Само же расследование идет крайне вяло, из-за чего у адвокатов возникает вполне резонное основание полагать, что «нет заинтересованных лиц со стороны следственных органов, чтобы это дело было доведено до его логического завершения, то есть до привлечения виновных лиц к установленных законом ответственности».

Снежанна Ким кратко пересказала показания всего лишь одного свидетеля (имя не называется по причинам, которые станут понятны далее), пережившего кошмар 9 июня.

«В 8.00 вдруг услышал стуки, крик. В этот момент подбежал человек в маске, камуфляже, который пнул его ногой в грудь». После чего началось повествование в духе Маркиза де Сада. Заставили вымыть унитаз и пол в туалете. Сделал. За это был избит руками, ногами и дубинкой. Потом вывели в каптерку, там заставили раздеться, лечь на пол. Сделал. Снова был избит дубинками. На вопрос «за что?» - удар дубинкой по голове. Начал от боли материться – тогда его поставили в позу «Г». «Один из сотрудников достал из кармана презерватив и надел его на дубинку прямо перед лицом. Увидев это, заключенный стал плакать, умолять не делать этого. Сотрудник встал позади него и засунул дубинку в проход три раза…» Затем его и других страдальцев выволокли в общий зал, и «веселье» продолжилось – унижения, избиения, откровенный больной садизм.

По идее правозащитники и адвокаты должны быть хладнокровны и беспристрастны. Но не в случае издевательств в павлодарских колониях, вызвавших бурю эмоций в начале у местных правозащитников, потом у Республиканской коллегии адвокатов, направившей письмо в Генеральную прокуратуру, а теперь и у спикеров пресс-конференции.

- Данные люди, которых сейчас пытают в казахстанских колониях, они когда-нибудь освободятся, они когда-нибудь выйдут, и выйдут с покалеченными судьбами и покалеченной душой. И какое это будет в будущем наше общество, где будут проживать наши дети? – вопрошает Снежанна Ким.

По пути меньшего сопротивления

Но помимо расследования по избиениям и истязаниям заключенных адвокаты были вынуждены параллельно взяться за еще одно дело.

24 февраля этого года в учреждении АП 162/3 по Павлодарской области был найден с перерезанным горлом и признаками избиения (ссадины, порезы и кровоподтеки по всему телу) заключенный Бахытжан Абдыкаримов, бывший чемпион РК по дзюдо, бывший вице-президент Федерации дзюдо Павлодарской области. Через два дня должна была рассматриваться его частная жалоба о несогласии с постановлением суда №2 Павлодара от 8 января 2016 года, приведшего его в колонию. И, возможно, он бы вышел на свободу.

При этом за неделю бывший спортсмен обращался к руководителю колонии Абукенову с просьбой обеспечить ему меры безопасности и конкретно указывал на так называемых «активистов» - людей, приближенных к руководству исправительных учреждений и зачастую выполняющие их «конфиденциальные» поручения - угрожавших ему расправой. Результат известен.

После смерти Абдыкаримова органами внутренних дел было начато досудебное расследование по признакам «доведения до самоубийства», хотя родственники и адвокат погибшего заявляли, что смерть носит признаки насильственного характера. В настоящее время досудебное расследование осуществляется следственной группой из числа следователей Следственного управления и Управления собственной безопасности ДВД Павлодарской области. Кроме того, по делу также участвуют два процессуальных прокурора.

- Следствие идет по самому легкому пути – превышение полномочий. И сейчас, как нам стало известно, что орган следствия намерен это дело прекратить за отсутствием события либо состава преступления,  - считает Аманжол Мухамедьяров.

Аманжол Мухамедьяров

Как и в случае применения пыток к зекам из АП 162/3, слов адвоката Мухамедьярова, следствие тоже несет «вялотекущий характер», а значит – «теряется время, теряются все улики, лица, совершившие данное преступление, могут избежать наказания».

- Мой брат, Бахытжан Абдикаримов, он был пятикратный чемпион Казахстана по дзюдо, он был зверски убит в колонии 162/3. Почему зверски? Потому что я сама видела его тело в морге, на лбу была большая ссадина, руки были все в порезах, а самое главное  - горло было перерезано, - сквозь плач говорит Нурлыгуль Демпстер. Женщина последние 12 лет проживает в Великобритании, и внезапная смерть брата заставила ее вновь обратиться к диким казахстанским реалиям.

Нурлыгуль Демпстер

Для семьи Абдикаримова это уже второе потрясение. Само заключение Бахытжана стало следствием, по их мнению, фальсификации дела. Тем более что, рассказывает Нурлыгуль, «на суде, где велась видеозапись, единственный свидетель признался, что милиция заставила оговорить нашего брата. Другой свидетель – экспертизу который подписывал – говорил, что его заставил начальник подписать экспертизу…»

- Если они не справились с этими «активистами», то мы, семья, будем думать, что это непростые уголовные разборки в тюрьме, а это организованное убийство,  - заключает Нурлыгуль Демпстер.

Смерть Бахытжана Абдикаримова взята на контроль Генеральной прокуратурой, хотя и ранее немало дел было взято на контроль, которые впоследствии заканчивались, как и все, то есть ничем.

Администрация – заключенным: Президент сказал: «Ломать!»

В 2008 году при Уполномоченном по правам человека была создана Рабочая группа по расследованию фактов пыток, куда вошли представители Управления собственной безопасности МВД, 7-го отдела Генеральной прокуратуры, Министерства здравоохранения, общественности – напомнила Роза Акылбекова. Тогда, по ее словам, «Павлодарская область как раз таки была на хорошем счету». Потом что-то пошло не так.

Благодаря шуму, поднятому в социальных сетях после бесплодных попыток достучаться до госорганов со стороны павлодарской правозащитницы Елены Семеновой (как уже писалось, едва не приведшего женщину на скамью подсудимых), о происходящем в павлодарских колониях, стало известно всей стране. Но даже после этого, даже после сбора свидетельств прокуратурой, даже после неоднократных посещений колоний группой адвокатов внутри закрытых учреждений по сути ничего не поменялось.

- Не дают раскрывать там, где кто-то очень не заинтересован в раскрытии преступления. А безнаказанность порождает новое преступление. Такой большой масштаб пыток в павлодарских колониях дает основание предполагать, что кому-то выше, чем начальники учреждений, очень не хочется, чтобы данные факты были раскрыты и чтобы виновные представил перед судом, - высказывает предположение Снежанна Ким, почему именно в Павлодарской области сложилась такая аномалия. Хотя и в других местах вполне может происходить что-то подобное, просто не все новости выходят наружу.

Роза Акылбекова вспомнила, как в офис Бюро по правам человека пришел освободившийся заключенный, успевший отметиться в ряде «зон». «Везде ломают» - приводит Р.Акылбекова его слова, «и более того, страшно то, что этим осужденным говорят, что это указание Президента».

Официально в стране проходит гуманизация пенитенциарной системы, и численность тюремного населения стала сокращаться, причем до такой степени, что некоторые колонии оказались на грани закрытия. Возможно, дело в этом. Ведь финансирование каждой колонии, и едва ли не каждый второй зек – это еще и "матпомощь" для "хозяев" учреждений. И вдруг лишиться такой роскоши? Вполне логично, что чем больше насилия, тем больше страха и тем больше желания любой ценой вырваться на свободу. И тогда цена обретает вполне конкретную форму, выраженную в национальной или твердой валюте. Из той же оперы бесконечные наказания за нарушения по любому поводу (не там встал, не там сел, «не пел в хоре» – такая формулировка была вынесена в взыскании заключенного, страдающему заиканием), и опять же каждое взыскание может быть снято за определенную сумму.

Сообщения об ужасах павлодарских «зон» ушли специальному докладчику ООН по вопросу о пытках. Прежний спецдокладчик Манфред Новак, побывавший у нас в стране в 2009 году, казалось, тоже был шокирован масштабами зверств при молчаливом согласии властей. С тех пор на законодательном уровне кое-что поменялось, но система осталась такой же больной, как и прежде и, возможно, еще более ожесточилась.

Вообще пытки – роскошь, которую могут себе позволить себе либо сверхдержавы (к примеру, Китай, от которого зависит полмира, или США с их тюрьмой Гуантанамо), либо лишь самые деградирующие в политике и экономике государства. К чему относится Казахстан? Каждый может решить сам для себя. В любом случае ситуация в стране зашла настолько далеко, что бывший министр МВД Серик Баймагамбетов, сам теперь находящийся «по ту сторону забора», жалуется на унижения, а по сути на ту систему, которой потворствовал.

PS. Алматинский адвокат Гульнара Жуаспаева, занимающаяся защитой прав заключенного  Искандера Тюгельбаева, ставшего инвалидом в восточно-казахстанской колонии ОВ-156/18 (находился в коме, ему провели трепанацию черепа, он не ходит и не разговаривает), сообщила, что после десяти месяцев следствия и неоднократных экспертиз ей позвонил следователь: 1 апреля дело прекращается. Дело Тюгельбаева также находилось на контроле Генеральной прокуратуры.

 

• Заключенный Сагыныш Абдикалиев из учреждения АП -162/3 подтверждает факты пыток в отношении его самого и иных осужденных. 27 сентября 2015 года, со слов Абдигалиева С.С., сразу после вывода из автомашины, его начали избивать лица в камуфляжной форме, завели его в карантинное помещение, повалили на землю и начали избивать ногами и дубинками. Через день его избили снова, а после того Абдигалиева перенесли в другое помещение, где, связав ему руки и ноги скотчем, начали топить в бочке с водой, периодически вытаскивая его голову из воды. Далее, также по указанию сотрудника учреждения, в отношении заключенного была совершена угроза применения сексуального насилия и надругательства. 7 декабря 2015 года он также был избит сотрудниками учреждения, в результате чего получил легкие телесные повреждения, что подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, назначенной дежурным прокурором после неоднократных жалоб правозащитницы Елены Семеновой – руководителя ОНК.

• Альберт Дерингер также подтверждает факты пыток в Учреждении АП-162/3 в отношении его самого и иных осужденных. Впервые он был избит 9 июня 2015 года при вводе войск в Учреждение, где его заставляли голыми руками мыть туалеты, унижали публично, угрожали публичным сексуальным унижением. 16 августа был избит резиновой лентой по ягодицам сотрудниками учреждения якобы из-за разговоров в строю. 17 августа перед коротким свиданием с матерью, был вызван к сотруднику учреждения, который угрожал подбросить ему наркотики и привлечь к уголовной ответственности, в случае если он сообщит о факте избиения. 29 августа был заведен сотрудниками учреждения в закрытое помещение прачечной, где ему, предварительно связав руки и ноги скотчем, начали топить в ванной. Лишь только после того, как Дерингер начал терять сознание, пытки прекратились.

• Владимир Русович подтверждает факты пыток в Учреждении АП-162/4 в отношении его самого и иных осужденных. 9 июля ..2015 года, по прибытию в Учреждение был избит сотрудниками по причине быть «активистом» и доносить на других осужденных данной колонии, а также ввиду его отказа петь в хоре (при этом Русович является заикой и не может петь физически). 17 июля того же года вновь был избит сотрудниками учреждения, а также подвергнут угрозам прилюдного унижения в сексуальном плане и отправкой в «гарем». После данных фактов Русович обратился к правозащитнице Елене Семеновой, которая обратилась жалобами от его имени по факту пыток и издевательств в отношении осужденных лиц. Однако 14 сентября он вновь был сильно избит начальником отряда. С целью недопущения повторных избиений и издевательств проглотил две металлические пластины, в связи с чем ему была сделана операция. 24 ноября 2015 снова избиение сотрудниками учреждения и была осуществлена реальная попытка сексуального насилия в отношении него. В дальнейшем продолжаются угрозы физического насилия и расправы с требованием отозвать все свои жалобы и прекратить всяческое общение с правозащитниками. В настоящее время ввиду активного сопротивления незаконным действиям администрации учреждения был осужден по ст.428 УК РК (неповиновение законным требованиям администрации учреждения). В связи с чем из назначенного ему ранее наказания в виде лишения свободы с отбыванием в колонии строго режима, 3 года лишения свободы были назначены с отбыванием в тюрьме.

Из свидетельств, полученных в ходе опросов адвокатского десанта

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: