КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Россиянин сбежал из военной части и попросил убежища в Уральске

19.04.2023

Россиянин Игорь Санджиев сбежал из военной части в Элисте и попросил убежища в Уральске, передает Ulysmedia.kz со ссылкой на Mgorod.

— Я нахожусь в Уральске и хочу претендовать на получение статуса беженца. Я являюсь пацифистом, против военных действий и против вреда всем и вся. С февраля 2022 года Россия проводит так называемую специальную военную операцию в Украине, и якобы это проходит как «освобождение украинского народа от нацистской идеологии», «от влияния запада» и так далее, — рассказал Игорь Санджиев. — В сентябре 2022 года вышел указ президента Путина о частичной мобилизации мужского населения. В тот момент я проживал в городе Элиста Республика Калмыкия и работал на стройке. Неожиданно на мой мобильный телефон раздался звонок с требованием подойти в военкомат для сверки данных о воинском учёте.

Когда Санджиев пришёл в военкомат, там уже находилось около 20 мужчин. По словам Игоря, к ним вышел военный комиссар, который сказал примерно следующее: граждане военнообязанные, вам даётся пять минут, чтобы вы позвонили родственникам, чтобы сюда привезли ваши вещи, потому что через час вы убываете в распоряжение воинской части Волгограда.

— Начался шум, стали задаваться вопросы «а как же медкомиссия». Медкомиссия состояла из одного врача, который отвечал всем: медосмотр вы будете проходить в воинской части, — вспоминает Санджиев.

По его словам, через час в военкомат привезли других призывников из районов Калмыкии, их всех посадили в автобусы (всего около 40 человек) и повезли в воинскую часть Волгограда, в посёлок Горьковский. Они были первыми мобилизованными, позже в Горьковский привозили других призывников: всего подготовку, по подсчётам Санджиева, проходили около 200 человек.

— Приезжали должностные лица Калмыкии, привозили священнослужителей буддистского вероисповедания и православной церкви, которые проводили молебны за здравие спецоперации, за священный долг граждан, говорили, что «зло оттуда идёт». Что, конечно, далеко от духовности, — говорит Игорь.

После получения первых выплат в военной части начался бардак, вспоминает мужчина: мобилизованные стали много пить и драться между собой. При этом всё обучение сводилось к изучению воинского устава и строевому шагу.

— В воинскую часть приезжал глава Калмыкии Бату Хасиков. Привез знамя 110-й кавалерийской дивизии, которая геройски погибла в Великую Отечественную войну. Он передал копию знамени и присвоил батальону имя героя Эрдни Деликова. Но даже после этого пьянство и дебош в воинской части продолжились. Потом мобилизованных отправили на полигон: это такие помещения барачного типа, где не было даже элементарных удобств. На все жалобы нам отвечали: «Вам платят? Вот и решайте вопрос сами». Пришлось скидываться и самим ставить унитазы, окна. Деньги собирались из средств, которые платили нам, как мобилизованным, — продолжает Игорь Санджиев. — Тем, кто не участвует в боевых действиях, платили около 70 тысяч рублей (385 тысяч тенге — прим. автора), и 195 тысяч (1 млн 74 тысячи — прим. автора) выдавалось, как единовременное пособие — как подъёмные. Но известно, что у бюджетников и госслужащих по поручению главы Калмыкии собирали средства на содержание этого батальона. Собиралась гуманитарная помощь, в том числе обувь, одежда, амуниция. Министерством обороны всё это не выдавалось, люди все вещи покупали сами. В Волгоградский гарнизон 22220 были предоставлены устаревшая одежда, камуфляж, автомат и снаряжение. Экипировка мобилизованных в итоге приобретена за свой счёт.

По словам Санджиева, за время подготовки мобилизованных воинскую часть покинула примерно четверть людей. Кто-то скрылся на территории России, кто-то сбежал за пределы страны. Игорь говорит, что заявлял руководству воинской части, что он не может убивать людей и просил об альтернативной службе. Ему отказали.

В ноябре прошлого года Игорь Санджиев сбежал из воинской части в первый раз. Он уехал в Москву (там Санджиев пробыл около месяца), затем в Санкт-Петербург, где прожил еще месяц. Всё это время, вспоминает мужчина, никто его не искал. В конце января 2023 года Санджиев нелегально пересёк границу и отправился в Беларусь, где начал искать выход на иностранные посольства.

— Мои обращения шли по электронной почте с мобильного телефона, я просил предоставить мне статус беженца. Эстония и Литва мне сразу отказали: ответили, что не принимают заявления от граждан России, поскольку это страна-агрессор. В посольстве Латвии меня пригласили на собеседование, но я не успел туда дойти. Я не учёл, что Беларусь является сторонником агрессивной политики России, и меня задержали сотрудники комитета госбезопасности с обвинением в антибелорусской деятельности. Так я оказался в изоляторе временного содержания. Там меня продержали месяц, а затем экстрадировали в Россию с запретом въезда в Беларусь сроком на 10 лет.

По возвращении в Россию Игоря задержали полицейские, якобы по розыску в совершении хулиганства в Элисте в августе 2022 года: задержание произошло прямо в аэропорту Шереметьево. Санджиева на автомобиле отвезли в Элисту, а оттуда передали в военную комендатуру Волгограда.

— Меня передали под воинский контроль: то есть меня охраняли другие мобилизованные, сопровождали в столовую, на прогулку, а большую часть времени я находился в бывшей оружейной комнате. Не без помощи тех же мобилизованных я снова сбежал из части. На такси выехал в сторону села Палласовка, где нелегально пересёк границу: просто оттянул колючую проволоку и перешёл государственную границу. Потом с Сайхина на такси приехал в Уральск.

В областном центре мужчина обратился в департамент труда и социальной защиты (в 2020 году некоторые функции миграционной полиции, в том числе по вопросам беженцев, передали департаменту – прим. автора) с заявлением на получение статуса беженца. Однако ему отказали, сославшись на то, что он сначала должен обратиться в миграционную полицию, так как незаконно пересёк границу, а к тому же у Игоря отсутствует паспорт (его изъяли в воинской части).

— Паспорта собрали уже перед тем, как нужно было отправляться на специальную военную операцию, чтобы нас не смогли идентифицировать. Даже были некоторые указания сдать жетоны: получается, никто никого искать не будет, если что. Наш дивизион состоял из этнических калмыков. Часть мобилизованных скрылась сразу, кто-то убежал прямо перед отправкой на СВО, кто-то сдался уже будучи на фронте, а кто-то погиб. Остатки воинской части отдали Ивановскому полку.

После отказа принять заявление в департаменте труда и соцзащиты Игорь Санджиев обратился в филиал международного Бюро по правам человека.

Руководитель филиала ОО «Казахстанское Международное бюро по правам человека и соблюдению законности» Павел Кочетков считает, что действия сотрудника департамента незаконны.

— И закон о беженцах, и приказ министра труда и соцзащиты №118 регламентирует, что человека должны принять, проконсультировать, принять у него заявление, и потом в течение 90 дней решается вопрос о присвоении ему статуса беженца или лица, ищущего убежище. Если в течение 90 дней наши компетентные органы не смогут полностью получить о нем информацию, то срок продляется, — говорит Павел Кочетков.

Общественник письменно обратился к министру труда и соцзащиты и указал, что сотрудники департамента соцзащиты незаконно отказали даже в приёме заявления.

— Заявления мы направили на действия сотрудников департамента в министерство и в департамент для рассмотрения предоставления статуса беженца. Сейчас ждём ответа. Человек бежит из своей страны, боясь преследования, и он может прийти без документов. Конечно, ещё предстоит опознать его личность. Госслужащая поставила ему в вину, что он незаконно пересёк границу и будет нести за это ответственность. Но сейчас вопрос в другом: человек пришёл просить помощи у нашего государства, а согласно нашему национальному законодательству, согласно международным нормам, которые мы ратифицировали, чиновники должны его встретить, проконсультировать и заняться исследованием всей этой ситуации. В конце концов, какое будет принято решение — это второй вопрос. А ему, получается, отказали в принятии заявления, что является нарушением его прав, нарушением национального законодательства и международных норм.

12 апреля Игоря Санджиева вызвали в департамент соцзащиты якобы для выдачи документа.

— Мне позвонили, сказали, чтобы я подошёл. Вахтёр указала на кабинет на первом этаже, там находились несколько мужчин. Это были сотрудники комитета нацбезопасности и миграционной полиции. Я рассказал, как и где пересёк границу и что хочу получить статус беженца. Но их больше интересовало, помогал ли мне кто-нибудь, сколько это стоило, на каком автомобиле доехал до города. Затем меня забрали в пограничную службу на улице Конкина, где продержали до самой ночи. Даже предлагали остаться у них переночевать, я отказался. Меня отпустили под обязательство о явке, — вспоминает Санджиев.

На следующий день, 13 апреля, Игоря Санджиева вновь пригласили в департамент труда и соцзащиты, где приняли его заявление и сразу выдали свидетельство лица, ищущего убежище.

Руководитель отдела по вопросам иностранной рабочей силы, кандасов и беженцев Азат Гусманова прокомментировала ситуацию.

— Иностранцы при пересечении границы, вне зависимости от того, законно или незаконно это они сделали, обращаются в местные органы с ходатайством на получения статуса беженца. Ходатайство рассматривается в течение одного рабочего дня с момента обращения, и в этот же день выдаётся свидетельство лица, ищущего убежище. Данный документ позволяет Санджиеву легально находиться на территории Республики Казахстан. Я не отказывалась принимать ходатайство у данного гражданина, а лишь сказала: чтобы всё было законно, он должен обратиться в соответствующие компетентные органы. Ходатайство принято, ему выдано свидетельство сроком на три месяца, пока мы будем собирать учётные сведения, собирать данные, готовить материалы для вынесения на комиссию. Предоставление статуса беженца рассматривается специально созданной комиссией, которая будет решать, признать иностранного гражданина беженцем или нет. Сейчас мы ему выдали направление на прохождение медицинского освидетельствования на предмет наличия заболеваний, которые могут угрожать нашим гражданам. Затем мы вызовем гражданина на собеседование. Будем устанавливать, какие у него опасения, что ему может грозить, почему он не может пользоваться защитой своего гражданства.

Игорь Санджиев опасается, что в России на него заведут уголовное дело, и власти потребуют его выдачи. Власти Казахстана, к слову, уже выдали одного россиянина – майора ФСО Михаила Жилина, который в сентябре прошлого года бежал из России и попросил политического убежища в Казахстане. На родине его приговорили к шести с половиной годам колонии строгого режима по статьям о дезертирстве в условиях мобилизации и о незаконном пересечении государственной границы.

ИСТОЧНИК:

Интернет-издание Ulysmedia.kz

https://ulysmedia.kz/news/15038-rossiianin-sbezhal-iz-voennoi-chasti-i-poprosil-ubezhishcha-v-uralske/

ФОТО: mgorod.kz