Почти по Гоголю

20.05.2020

Иногда благодушие правосудия выглядит неожиданным кульбитом. Так в ВКО были оправданы ранее осужденные за крупное  хищение женщины, хотя порядка 250 свидетелей дали другие показания, не говоря уже об иных доказательствах.

Выложенный в YouTube видеорепортаж «Мертвые души Риддера» усть-каменогорского журналиста Сергея Васильева вызвал определенный отклик у жителей региона.

В нем рассказывается, как оказались на скамье подсудимых главный бухгалтер отдела образования Риддера Айгуль Баянбаевой и директор ТОО «БОSS KZ» Замира Тотанова. Женщин осудили 15 июня 2018 года в городском суде Риддера по обвинению в мошенничестве (то есть хищении бюджетных средств в особо крупном размере – 67 с небольшим миллионов тенге – в группе лиц). Помимо этого Баянбаеву признали виновной в получении взятки.

В суде выяснили, что предпринимательнице принадлежал частный детский сад «Нурбобек». С 2015 г. по 2017 г. между Тотановой и отделом образования возникли договорные отношения для финансирования детсада со стороны государства. При этом. Тотановой удалось установить особые деловые отношения с главбухом Баянбаевой. Дамы поняли друг друга и на расчетном счете ТОО «БОSS KZ» оказались 67 миллионов. Да, еще момент: как раз таки детей в детском саду и не было, а поступившая сумма прошла через «обнальщиков».

История же со взяткой к данному детскому саду отношения не имеет. В результате проверки в 2017 году выяснились факты неоднократных премирований работниц отдела образования, имевших дисциплинарные взыскания (в том числе и у самой Баянбаевой). Однако, чтобы не возвращать уже потраченные деньги бухгалтер обратился за «помощью» к заведующим подведомственных детских садов. Те не смогли отказать в такой просьбе (особенно, когда им пообещали особые условия при сдаче финансовых отчетностей) и собрали 225 тысяч, еще 80 принесли двое подчиненных Баянбаевой. Эти деньги и ушли на покрытие долга Баянбаевой перед государством.

Кстати, суд отнесся к виновницам вполне по-человечески. Тотановой назначили 6 лет лишения свободы условно, Баянбаевой  — те же 6 лет, но с отсрочкой до достижения ее ребенком 14-летнего возраста.

Оказавшись на свободе, пусть и условной, женщины не стали терять времени и побежали «за правдой» в СМИ и в госорганы, вплоть до зама Генерального прокурора и председателя Верховного суда. И, как оказалось, не зря.

 Постановлением кассационной судебной коллегии по уголовным делам ВС 13 августа 2019 года ранние приговоры были отменены, а дело передано на новое рассмотрение. И – чудо: 13 марта 2020 года в Восточно-Казахстанском областном суде вынесли оправдательный приговор. Более того, иск отдела образования Риддера о возврате утекших миллионов оставили без рассмотрения, вместо этого на государство возложили обязанность оплатить  три с половиной миллиона судебных издержек.

Обе теперь уже оправданных в своих жалобах рассказывали об угрозах, требованиях взяток и пытках, применяемых «антикоррупционщиками», в том числе якобы Тотанову вывозили на кладбище, чтобы угрозы выглядели более доходчиво.

И теперь уже борцы с коррупцией оказались под следствием, как и свидетели, ранее дававшие показания против директорши ТОО и бухгалтера отдела образования.

К автору этой статьи, Баянбаева и Тотанова, кстати обращались. Так что в качестве наблюдателя удалось поприсутствовать на всех судебных заседаниях. И уже тогда возникло стойкое убеждение, что вина все же имеется. Ведь не могут одновременно врать 250 (!!!) свидетелей, из которых около 200 – родители детей, якобы обслуживавшихся в детском саду? Кроме того, были представлены видео и аудио записи, другие документы,

подтверждающие объективность показаний свидетелей. И вот теперь оказалось, что все это дорогостоящая постановка? Только так можно расценить последний судебный поворот.

Да, хищение (или как теперь называть оприходование средств?) как будто списано с бессмертной сатирической поэмы Николая Васильевича. Разве что конец у нашей поэмы  оказался совершенно неожиданным. Не менее обескуражена прокуратура, обратившаяся с протестом на приговор судебной коллегии областного суда. И со своей стороны надеется, что все же вернется первый вариант окончания произведения.