КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

«Наши сыновья – не террористы!»

17.02.2022

В «АЖ» обратились некоторые из матерей тех, кто находится в СИЗО по обвинению в участии в январских беспорядках в Атырау и применении силы в отношении представителей власти. Среди них была мать молодого человека, раненого в запястье 5 января возле акимата Атырауской области.

Клара Тушкенова рассказывает, что 24 января к ней в дом пришли четверо мужчин и оставили повестку на имя её 31-летнего сына Медета Нарышова, чтобы на следующий день он явился в полицию. В это время Медет был на работе. 25 января, когда он явился в полицию, его закрыли на три дня в ИВС, затем с санкции суда заключили под стражу на два месяца в СИЗО. Первоначально ему предъявили обвинения по пункту 2 статьи 272 («Участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти») и статье 380 УК РК («Применение насилия в отношении представителя власти»). Последнюю статью позже убрали.

По словам его матери, 5 января после огнестрельного ранения он потерял сознание и неизвестные люди доставили его в травматологическое отделение областной больницы. Отметим, что ранее, опираясь на данные службы скорой помощи, мы писали о том, что 5 января в Атырау возле областного акимата огнестрельные ранения получили шесть человек, а ещё один погиб. Недавно родственники покойного Алмаза Берекенова провели поминки 40 дней.

Со слов матери получается, что Медет – седьмой человек, получивший огнестрельное ранение. Она говорит, что сыну сделали рентген запястья в травматологическом отделении больницы. Врачи сказали, что пуля прошла навылет, выписали лекарства, которые нужно купить, и отправили домой.

– Сын пришел домой к 19:30. Я купила лекарства, которые прописал врач, перевязала рану, делала уколы и лечила дома. Мы больше нигде не обследовались. Потом через три дня он вышел на работу. Мой сын работает в двух местах – в подрядной организации АНПЗ и на месторождении Тенгиз. Сейчас мы взяли кредит и наняли адвоката. Я сама тоже в качестве защитника вместе с адвокатом встретилась с сыном, когда его поместили на три дня в ИВС. Я осмотрела его, спрашивала, избивали ли его, но никаких следов побоев не было.

– В чем именно обвиняют вашего сына?

– Мне и сыну показали несколько видеороликов. Мой сын попал под камеру видеонаблюдения. В одном видео он кидал камни, в другом палкой или дубинкой в руках ударил в зеркало какой-то машины. Сын признался, что это он был на этих видео.

– Каковы ваши требования сейчас?

– У меня те же требования, что и у других матерей. Я требую справедливого расследования, чтобы отпустили моего сына на свободу до суда. Мы, группа родителей из Атырау, обращаемся к президенту и всем представителям власти. От имени народа требуем, чтобы с наших детей, находящихся в СИЗО, были сняты обвинения типа «террорист», «мятежник», «преступник»! При этом мы открыто заявляем, что народ ни в коем случае не виноват в январской трагедии!

Другая мать, Алия Махамбетова, рассказала, что её 21-летнего сына Имангали Шамуратова 10 января забрали сотрудники дорожного патруля и доставили в ГУП Атырау, где его пытали и допрашивали на стадионе «Динамо». Его тоже заключили в СИЗО на два месяца. Ему предъявлено обвинение по пункту 2 статьи 272 и по статье 380 УК РК (Применение насилия в отношении представителя власти).

– Я считаю, что следствие ведётся несправедливо. Я не согласна с предъявленными обвинениями в адрес моего сына. Ни одно мое заявление в ГУП Атырау, ДП Атырауской области и прокуратуру до сих пор не рассмотрено. Теперь я прошу помощи сыну через СМИ. Никакой он не террорист. Я требую его освобождения, – заявила Махамбетова.

По её словам, сын видел, как застрелили Алмаза Берекенова. Будучи в шоке, Имангали потащил Алмаза с помощью полицейского щита, который лежал там.

– Мой сын пошел на мирный митинг так же, как и другие, выразившие свой протест. Потом, когда против людей применили газ и конфликт обострился, не могли открыть глаза от дыма, он оставался там и пытался помочь. В паническом состоянии он принёс с собой домой щит полицейского. Мы потом сами отнесли этот щит в полицию, – говорит мать.

Следующая женщина, Асылзат Тулеуова, рассказывает, что 8 января в 23:00 ее 24-летнего мужа избили и увели из дома собровцы. Когда она попыталась вмешаться, ей приставили к голове оружие. Это всё было при детях.  

– Мой муж Думан Кенжебай уже месяц находится в СИЗО. Когда сотрудники СОБРа пришли к нам домой, он был в нижнем белье. Ему угрожали, что заберут в таком виде и ещё босиком. Я помогла ему одеться, но верхнюю одежду ему не позволили надеть. Я тоже считаю, что следствие ведётся несправедливо. Сначала его доставили в спортзал  «Динамо», где избивали и заставляли  подписать какие-то бумаги. Когда он отказался,  следователь городского управления полиции предложил ему два варианта: «Вы можете прыгнуть с пятого этажа или подписать документы и получить 15 лет тюрьмы», – говорит Асылзат. – Думан – наш единственный кормилец. У нас трое детей, старшему шесть лет, среднему три, младшему полгода. Наши дети до сих пор не могут оправиться. По ночам просыпаются с криком: «В папу стреляют!».

Думана задержали на два месяца, сейчас он находится в следственном изоляторе. Ему предъявлено обвинение по части 2 статьи 272 и по той же 380-й.

Сейчас женщины, которые выступили с обращением, говорят, что оформили кредит на 1 млн тенге и наняли адвоката. Они требуют справедливого расследования и освобождения задержанных под домашний арест или под залог.

ИСТОЧНИК:

Сайт газеты «Ак Жайык»

https://azh.kz/ru/news/view/82940

Фото: Айнур Сапарова (газета “Ак Жайык”)