Дворцы против улицы

31.05.2020

Запрет тайным судом общественной инициативы «Көше партиясы» привел к очередному всплеску политических преследований накануне Дня памяти жертв политических репрессий.

Пресс-релиз Генеральной прокуратуры от 20 мая о том, что новая общественная инициатива «Коше партиясы» является преемницей ранее запрещенного движения Демократический выбор Казахстана (ДВК), и, следовательно, экстремистской организацией, дал толчок для новой серии преследований гражданских активистов, которых и без того привлекали к ответственности только за выражение своей поддержки «партии улицы».

Как уже было два года назад в связи с ДВК, в своем сообщении Генпрокуратура сослалась на решение Есильского районного суда столицы от 19 мая. «ДВК» изменило свое наименование на «Көше партиясы» и они являются одной экстремистской организацией. Суд запретил деятельность «ДВК» на всей территории Республики Казахстан под новым наименованием «Көше партиясы», в том числе путем использования СМИ, сетей телекоммуникаций, социальных сетей, мессенджеров и видео-хостингов, распространения информационных материалов. В соответствии со статьей 243 Гражданского процессуального кодекса данное решение суда обращено к немедленному исполнению»,  — говорится в сообщении, при этом самого судебного решения (если оно есть) никто так и не видел. Суд (если, конечно он был) прошел тайно и без представительства пострадавшей стороны. В ведомстве напомнили, что любое участие в деятельности ДВК, в том числе под наименованием «Көше партиясы», пропаганда и поддержка идей, ее финансирование – запрещено и влечет уголовную ответственность по статьям 182 (участие в экстремистской группе), 258 (финансирование экстремизма) и 405 (участие в экстремистской организации) Уголовного кодекс

Даже если, как это уже было с ДВК, подобное решение слепят на основании неких экспертиз, то, очевидно, что доказательств и четких обоснований, почему суд пришел к подобному решению, обществу не предоставят.

Алматинец Асхат Жексебаев, известный по организации множества одиночных пикетов в поддержку политических заключенных и сам неоднократно осужденный в административном порядке, говорит в ходе онлайн пресс-конференции, что в движение входит более 170 тысяч человек. 28 апреля 2020 года он публично заявил о намерении движения подать документы для регистрации. Об инициативе по созданию движения было публично заявлено 8 февраля 2020 года, через два дня появился Telegram-чат.

Асхат Жексебаев отметил схожесть программ «Көше партиясы» и молодежной оппозиционной инициативы «Оян, Казахстан» (переход к парламентской республике, соблюдение прав человека и других), «однако, преследуют только нас», — добавил он.

— Прошло тайное расследование, где ни один из лидеров «Көше партиясы»  не участвовал, не был допрошен, не имел возможности защитить свои конституционные права, — говорит Асхат Жексебаев.

По этой причине 25 мая 2020 года десять лидеров инициативы из обеих столиц подали апелляционную жалобу на тайное судебное решение.

Дана Жанай из фонда защиты прав человека Qaharman информирует, что только за два дня – 25-26 мая – ими (совместно с другой правозащитной инициативой «405» и польским фондом «Открытый диалог») было зафиксировано 20 случаев, когда сторонников движения «Көше партиясы»  вызывали на допросы, в основном, по статье 405 УК РК «Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма». В некоторых случаях повестки заполнялись непосредственно в квартирах активистов.

Она напомнила о групповом задержании 17 граждан в столице 23 мая у здания Есильского районного суда. Грубейшим образом людей похватал спецназ только за то, что они намеревались поинтересоваться о судебном решении. Продержав 8 часов в полиции, им выписали, как сообщает фонд Qaharman, протоколы по статье 462 ч.3 И о потоке угроз (в том числе расправой) самим активистам и их родственникам.

Помимо этого гражданский активист из Атырау Сергей Шутов рассказал на своей странице в Facebook как преследования сторонников «Көше партиясы» происходит в его городе. Будучи вызван в полицию на «беседу/разъяснение», он обнаружил, как работники прокуратуры берут у таких же «приглашенных» объяснительные, которые становятся заявлениями с требованиями привлечь в ответственности неизвестных лиц из «Көше партиясы», добавивших их в Telegram-чат.

«Показали образец заявления которое пишут под копирку с описанием того что в чате не состоял, кто добавил не знаю и прошу привлечь к ответственности неизвестных лиц. Показали список из шести страниц, где на двух сторонах были добавленные члены группы Коше в телеграм с указанием их паспортных данных, адресов, места работы и никнейма. Из чего я сделал вывод что данное мероприятие нацелено на собрание заявлений на членов/админов Коше по заранее составленным спискам жителей Атырау», — делится увиденным Шутов.

Как объяснительные превращаются в заявления на неизвестных лиц партии Коше.Сегодня ко мне домой явился участковый и…

Опубликовано Сергеем Шутовым Понедельник, 25 мая 2020 г.

Известный казахстанский адвокат Галым Нурпеисов рассказал, что из-за отсутствия судебного решения у него возникла проблема, чтобы подать жалобу через судебный кабинет. Тем не менее он ее направил 25 мая через eGov, через этот сервис в тот же вечер пришел ответ о получении.

Об абсурде и юридической беспомощности озвученной части политико-судебного решения рассказывает Нурпеисов.

— Запретить незарегистрированное общественное движение, не имеющее структуры объединение по убеждениям, и запретить его как организацию, я считаю – это юридически некорректно, — поясняет он, поскольку в казахстанском законодательстве нет юридической дефиниции движение. Но самое главное: «ни парламентарии, ни правоохранительные органы, они не смогли нам дать разъяснение юридического термина экстремизм. То, что они используют слово экстремизм, это в политическом значении. Здесь, объявляя экстремистским (движение  — А.Г.) они должны были привести хоть какой-нибудь пример». И наконец, его возмущение как юриста вызвала фраза «трансформация из ДВК в «Көше партиясы». «В юридическом понимании нет такого значения «трансформация», есть «реорганизация», путем слияния, объединения, разъединения и так далее. А после трансформации первичное лицо исчезает. Если они говорят: ДВК трансформировалось в «Көше партиясы», то ДВК исчезло».

Помимо этого Нурпеисов заявляет, что тайный суд нарушает сами принципы гражданского процесса: это гласность, отсутствие представителей стороны, против которого и выносилось решение, и самое главное – отсутствует самый главный принцип процесса – состязательность.

Два с небольшим года назад при схожих обстоятельствах тайным судом было признано экстремистским и запрещена деятельность оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана». Основание – ссылка на некие экспертизы, умозаключившие, что движение создает «негативный образ действующей власти и провоцирует протестные настроения, тем самым планомерно разжигая социальную вражду и рознь».

Таким образом, на политическом поле Казахстана находится уже два запрещенных оппозиционных движения, признанных тайными судами экстремистскими и не подкрепленных доказательствами.

В «Резолюции о ситуации с правами человека в Казахстане» от 12 марта 2019 года Европейского парламента говорится: «в то время как решение суда запретило незарегистрированное оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) под предлогом его «экстремистской» направленности; в то время как его предполагаемые или фактические сторонники сталкиваются с растущим преследованием, включая заключение в тюрьму нескольких человек, которые выразили поддержку ДВК в социальных сетях».

Так что нет нужды объяснять, кому в данном случае больше поверит мир: Европейскому парламенту или государству – постоянном – нарушителю своих же международных обязательств.

А вот что касается государства, раздающего ярлыки экстремизма направо и налево…

Еще в 1987 году в Женеве на Генеральной ассамблее ООН была принята «Женевская декларация по терроризму», определяющая 11 признаков государственного терроризма. Из всех пунктов только два относятся к внутренней политике в отношении собственных граждан.

1) — практики полицейского государства, направленные против своих граждан: наблюдение, разгон собраний, контроль за новостями, избиения, пытки, массовые аресты, фальсифицированные обвинения, показательные суды, убийства;

2) — отмена гражданских прав и свобод, положений конституции и законов под предлогом противодействия терроризму;

Но поскольку Казахстана как государства в то время еще не существовало, то у нас могут об этом не знать до сих пор.