Дурацкая ситуация

18.02.2021

Многодетная мать спустя двадцать лет неожиданно узнала, что она инвалид по психическому заболеванию.

Когда Наташу с сестрой Леной Шатуновой определили в Уштобинский детский дом, обеим не было и шести лет. Отца они не знали, а мама пьянствовала, работать не хотела, воровала, из-за чего загремела в тюрьму.

– Воспитатели заставляли рано утром вставать, а если не слушались, били по рукам. А был случай, когда Наталья Евгеньевна чуть не убила меня. Заставила высохшую траву на клумбах вырывать, а когда оса в лицо укусила, вместо того чтобы успокоить, начала бить. Заплаканную меня взяла за шкирку и стала в ванне топить. Я, защищаясь, случайно пнула ее. Это вовсе разозлило воспитательницу, и она мою руку прижала к горячему бойлеру. А когда директор Лидия Константиновна увидела ожоги, я ей рассказала всю правду. Потом она уволила эту женщину, но страх все же остался, – вспоминает свое детство, смахивая слезы обиды, Наташа. – Потом мама освободилась и забрала нас из детского дома. У нее на руках уже была Женя. Она ее родила в тюрьме. Три года мы скитались по чужим углам. Нищета доконала ее, она взялась за старое. Так мы снова оказались в детском доме. Правда, уже вчетвером.

За это время женщина успела родить еще одну девочку – Зарину.

Наташе было уже 13 лет. Будущее в сиротском доме показалось ей не совсем радужным, поэтому она оттуда сбежала. Инспекторы по делам несовершеннолетних поймали ее и вместе с сестрами отправили в Саркандскую областную вспомогательную школу-интернат для детей с нарушением интеллекта. Это она сейчас так называется, раньше считалась детским домом для умственно отсталых детей. И там нашей собеседнице тоже не жилось: убегала постоянно. Тогда ее определили в Панфиловскую областную вспомогательную школу-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

– А когда мне исполнилось 17 лет, меня отправили в Панфиловский психоневрологический дом-интернат для взрослых. Там у меня появились друзья. Через четыре года туда перевели мою сестру Лену, – продолжает свою исповедь Наташа. – Как всегда, с медперсоналом сложились неприязненные отношения, и однажды ночью я сбежала и оттуда. Вернулась в Уштобе. Встретила умного красивого мужчину. Вышла за него замуж. Стали жить-поживать. Родила шестерых детей. Все они учатся в школе. Старшему Максиму 18 лет. Он учится в 10-м классе, вторая Мадина. Она в девятом классе, третий Владимир. Ему 12 лет. Четвертый Александр – он вообще отличник. Женя во втором классе, а Кольке всего 4 годика. Все они у меня большие умницы, учатся хорошо. Хотят получить хорошие профессии.

Как многодетная мама, Наталья получает адресную социальную помощь. Все бы ничего, да вот недавно Наташа узнала, что она с 2002 года страдает олигофренией в степени дебильности, является инвалидом II группы. Далее еще интереснее.

Раз она умственно отсталый человек, значит, не может давать отчет своим действиям, поэтому Панфиловский районный суд ей определил опекуна. Несложно догадаться, кто стал им, – директор Панфиловского психоневрологического дома-интерната Молдахан Сагимбаев.

– Я никогда этого человека не видела, не проходила врачебную комиссию. И ни копейки в жизни от них не получала, не говоря уже о пособиях по инвалидности, – говорит Шатунова. – Почему все эти годы они молчали, не дали знать о том, что я инвалид? Спустя 20 лет я узнаю, что недееспособная, и теперь у меня могут возникнуть проблемы.

Действительно, если в отделе опеки Каратальского района узнают, что Наталья имеет инвалидность по психическому заболеванию, то у многодетной мамы могут отобрать детей.

– Я поехала в Жаркент. Долго разговаривала с нынешним директором Амангельды Раевым Он объяснил, что свою дееспособность могу восстановить только через суд, что и пытаюсь сделать. Процесс идет в онлайн-режиме. Но как через сотовый телефон доказать, что я не умственно отсталая, – сетует женщина.

В печально известном Панфиловском психоневрологическом доме-интернате мы бывали не раз. На всю страну он прославился тем, что душевнобольных здесь использовали в качестве рабочей силы.

За пачку сигарет они вскапывали огороды в домах своих врачей, санитаров и поваров, устанавливали заборы, чистили сараи от навоза.

Тогда в Алматинском областном управлении координации занятости и социальной помощи населения факты привлечения инвалидов психоневрологического интерната в качестве бесплатной рабочей силы отрицали. Говорили, что это больные люди, которые не дают себе отчета в словах и действиях.

Но по представлению прокуратуры Панфиловского района после проверки факты подтвердились, и тогдашний директор интерната был уволен. Нас на территорию не пустили, сославшись на COVID-19. Но поговорить удалось.

– Наталья Шатунова сбежала давно. Тогда был другой директор. А ее сестра Елена у нас содержалась до 2020 года, – рассказал директор интерната Раев. – Вышла замуж за нашего опекаемого Зарлыка Боранбаева, и они уехали жить в Текели. Говорят, он там умер. Поэтому нам неизвестно местонахождение Лены.

По словам директора, она тоже является инвалидом II группы и нуждается в опекуне.

– Почему все это время никто не искал Наталью Шатунову, если она является воспитанником вашего интерната?

– Мы даем ориентировку в местную полицию, а потом по истечении трех месяцев злостных нарушителей внутреннего распорядка отчисляют со всех довольств и учета и лишают опекуна.

– А если убежавшие из вашего психоневрологического интерната опасные больные, что тогда?

– Ничего не могу сделать.

В этом закрытом учреждении от различных психических болезней лечатся 320 человек, из них 49 – так называемые буйные. К сожалению, статистики о том, сколько человек сбежали из этого учреждения, нет. Судя по истории сестер Шатуновых, такие факты случаются.

Но вернемся к недееспособности. В Каратальском районном отделе социального обеспечения нам сообщили, что Наталья Шатунова как инвалид II группы не значится. И посоветовали обратиться в медицинскую экспертизу по месту, где ей определили инвалидность.

В Панфиловском районном отделе вообще заявили, что экспертизу проводили не они, а судебно-психиатрическая комиссия Алматинской области. И почему она до сих пор стоит на учете, они не могут пояснить. Но если Шатунова излечилась от психического заболевания, то она может это доказать в спецкомиссии или через суд добиться отмены недееспособности.

Сейчас Шатунова будет через суд доказывать, что она здоровая и ничем не страдает.

P.S. Младшие сестры Наташи, Женя и Зарина Шатуновы, были определены в детский дом «Айналайн» в Талдыкоргане. Говорят, что от них отказалась мама. Их удочерили американцы.

Я так мечтаю найти своих сестренок. Куда бы ни писала, отовсюду приходит отказ. Знаю, что они где-то в США. У них другие имена и фамилии. Помогите в поиске, – сказала нам на прощание Наташа.

ИСТОЧНИК:

Газета «Время»

https://time.kz/articles/chastnyj/2021/02/17/duratskaya-situatsiya