КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Решение Костанайского городского суда по иску журналиста С.Киселёва

26.09.2012

 

Дело № 2-4671

 

Р Е Ш Е Н И Е

 

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

 

Костанайский городской суд Костанайской области в составе председательствующего судьи Ергалиева А.О., секретаря судебного заседания Купцовой Л.В.,

с участием прокурора Мажкеевой С.Ж., истца Киселева С.Ю., представителя истца Ким С.В. по доверенности,

ответчика Омарова К.Ж., представителей ответчика Малькова О.В., Гушану Р.С., Ибраева К.И. по доверенности, ответчика Базылбекова А.Х., представителя ответчика Хасенова Б.С. по доверенности,

рассмотрев в открытом судебном заседании 20.08.2012 года в зале судебного заседания Костанайского городского суда гражданское дело по иску: Киселёва Станислава Юрьевича к:

– начальнику РГУ «УК 161/1» департамента УИС по Костанайской области Омарову Кайрату Жунусовичу о признании действий должностного лица в воспрепятствовании посещению открытого судебного заседания, проходившего в административном здании следственного изолятора – незаконным и взыскании компенсации морального вреда в сумме пять тенге;

– начальнику департамента УИС по Костанайской области Базылбекову Азамату Хызыровичу о признании бездействия должностного лица, выразившегося в отказе привлечения к дисциплинарной ответственности начальника следственного изолятора Омарова К.Ж. за нарушение прав истца – незаконным;

– по встречному иску Омарова Кайрата Жунусовича к Киселёву Станиславу Юрьевичу о признании сведений, изложенных в иске, не соответствующим действительности, так как затронуты достоинство и деловая репутация,    

 

                                                           

У С Т А Н О В И Л:

 

Киселёв Станислав Юрьевич обратился в суд с иском к начальнику РГУ «УК 161/1» департамента УИС по Костанайской области Омарову Кайрату Жунусовичу о признании действий должностного лица в воспрепятствовании посещению открытого судебного заседания, проходившего в административном здании следственного изолятора – незаконным и взыскании компенсации морального вреда в сумме пять тенге; начальнику департамента УИС по Костанайской области Базылбекову Азамату Хызыровичу о признании бездействия должностного лица, выразившегося в отказе привлечения к дисциплинарной ответственности начальника следственного изолятора Омарова К.Ж. за нарушение прав истца – незаконным. Омаров Кайрат Жунусович обратился в суд с встречным иском к Киселёву Станиславу Юрьевичу о признании сведений, изложенных в иске, не соответствующим действительности, так как затронуты достоинство и деловая репутация.

Истец и его представитель в суде иск поддержали, встречный иск не признали, дали пояснения, что Омаров и Базылбеков предпочли не соблюдать Основной закон страны, предпочли сделать вид, что их не касаются нормы закона о СМИ, предпочли действовать в обход внутреннего законодательства и международных правовых актов, ратифицированных Республикой Казахстан – для того чтобы прикрыть свои действия и бездействие всего лишь внутриведомственной инструкцией о правилах посещения СИЗО. Они поставили сей документ выше Основного закона страны, презрев очевидную иерархию правовых актов, и заявляли о том здесь, в судебном заседании, неоднократно, без тени смущения. Ответчики утверждают: посещение СИЗО для представителей прессы возможно только с особого разрешения и по предварительной договоренности.

При этом ответчики будто бы не понимают, что, собственно, в данном случае понимается под «посещением СИЗО». Любому журналисту, правозащитнику и сотруднику УИС ясно: посетить закрытое учреждение значит пройтись по камерам, оценить условия содержания заключенных, пообщаться с ними и сотрудниками администрации, и т.д., т.п. И такой порядок логичен, оправдан. Конечно, руководству учреждения необходимо подготовиться к приходу посетителей, организовать свою работу так, чтобы журналисты смогли исполнить свои обязанности и удовлетворить интересы редакции в максимально сжатые сроки, И журналисты знают: захотелось им сделать репортаж из СИЗО – значит, соблюдая правила, они попадут туда обязательно, и отказать им никто не вправе.

Что же было в моем случае? Собирались ли я и мои коллеги «посетить СИЗО»? Нет. Планировали ли мы попасть за решетки, в камерные коридоры и помещения? Опять же – нет. Нужно ли было нам общаться с заключенными и сотрудниками? Нет. Журналисты и правозащитники хотели совершенно другого – попасть не собственно в СИЗО, а в актовый зал этого учреждения, где проходил открытый судебный процесс. Для меня и моих коллег давно стало привычным делом приходить на открытые судебные заседания в свободном режиме, никого не ставя об этом в известность. Есть журналистское удостоверение – значит, ты имеешь право в срочном порядке попасть не только в суд, но и «в районы стихийных бедствий, на митинги и демонстрации, присутствовать при иных формах выражения общественных, групповых и личных интересов и протеста» – все это не просто слова, а цитата из статьи 20 Закона о СМИ.

Закон не предусматривает сопровождение работы журналистов еще какими бы то ни было правилами и инструкциями. Подобные документы в данном случае оказываются вне закона: во-первых, потому, что процесс был действительно открытым, а во-вторых, потому что в ходе этого процесса подсудимые заявляли о нарушениях прав человека, да и судили их прежде всего за протесты, которые они устроили в колонии. Поэтому интерес журналистов к суду в СИЗО был оправдан как с позиций профессиональных, так и сугубо общественных. Презрев определение судьи Аубакирова о проведении разбирательств в открытом режиме, они фактически сделали этот процесс закрытым. Облеченные властью служивые фактически взяли на себя смелость нарушить принцип гласности судопроизводства, путем воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов. Мои коллеги, которые выступили на этом процессе свидетелями, подтвердили позицию, изложенную мной в иске к г-дам Омарову и Базылбекову.

Каждый из выступивших здесь свидетелей со стороны истца заявил: нарушения прав журналистов, закона о СМИ, Основного закона страны – налицо. Нарушение прав общества на получение объективной и достоверной информации из первых рук тоже очевидно. Ответчики подтвердили в суде, что они даже не помышляли об этом. Они просто запретили прессе присутствовать – и все. Но разве есть в списке запретов на посещение открытых судебных процессов такая причина, как небольшая вместимость зала? И существует ли вообще такой список? Конечно же, нет. Все это – самодеятельность и грубое нарушение закона. Однако после того, как скандал по поводу этой возмутительной ситуации стал известен всей стране, когда от газетчиков полетели жалобы в прокуратуру (а их отправлял не только я, но и, например, редакция издания «Наша газета»), доступ на процесс в СИЗО вдруг открылся. Самое интересное, что руководство СИЗО в тот момент почему-то забыло о своей инструкции, и свободно пропускало в актовый зал всех желающих журналистов, не требуя от них никаких предварительных уведомлений. Как же так? Неужели сотрудники УИС сами нарушили тот самый документ, который для них важнее Конституции? Безусловно получается, что нарушили.

Обращаю внимание уважаемого суда на то, что действия руководства СИЗО по не допуску прессы на открытое заседание в актовом зале административного корпуса СИЗО безусловно нарушают закон. Ведь эти действия осуществлены должностным лицом, не имеющим полномочий разрешать подобные вопросы (они находятся исключительно в ведении председательствующего, который принимает по ним решение в ходе судебного заседания, а сведения об этом заносятся в протокол судебного заседания). Вследствие чего я не согласен с бездействием начальника Департамента УИС по Костанайской области Базылбекова А.Х., который не нашел в действиях своего подчиненного Омарова К.Ж. ничего противозаконного и решил не привлекать его к дисциплинарной ответственности. Вместо того чтобы признать вину, ответчики пытались обвинить в создании этой конфликтной ситуации судью Аубакирова, который якобы не обеспечил гласность судопроизводства. Однако мы доказали: судья как раз предпринял все действия для того, чтобы провести разбирательства в соответствии с законом в открытом режиме.

Ответчик Омаров К.Ж. и его представители иск не признали, встречный иск поддержали, дали пояснения, что В соответствии со статьей 1 Закона Республики Казахстан от 23 июля 1999 года «О государственной службе» К.Омаров занимает должность в государственном органе и осуществляет должностные полномочия государственного служащего в должности начальника специального учреждения (далее – следственный изолятор), предназначенного для содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления, в отношении которых в качестве меры пресечения применен арест, а также осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, либо направленных для обеспечения правопорядка в исправительном учреждении и переведенных в порядке статьи 68 Уголовно- исполнительного кодекса Республики Казахстан, которые установлены нормативно правовыми актами. государственного органа утверждается положение, (устав).

Приказом Комитета уголовно – исполнительной системы Министерства внутренних дел от 9 сентября 2011 года № 125-ОД утвержден Устав РГУ «Учреждение УК-161/1», где определено, что уполномоченным органом является Комитет уголовно – исполнительной системы, следовательно, вышестоящим органом следственного изолятора является Департамент Комитета уголовно – исполнительной системы (далее – ДУИС) по Костанайской области. Исполнение лично, обеспечение исполнения сотрудниками учреждения, указаний, приказов, распоряжений и т.д., письменных (устных) вышестоящего органа нижестоящими является обязательным.

Так К.Омаров, осуществляя руководство вверенным органом и добросовестно выполняя должностные инструкции, руководствуясь пунктом 15 главы 3 Правил посещения учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов, утверждённых приказом Министра Юстиции Республики Казахстан от 28 июня 2010 года № 194 (далее – Правила), строго следуя указанию ДУИС по Костанайской области от 24.05.2011 исх. № 14/28-12-1026, о том, что все посещения следственного изолятора представителями средств – массовой информации (далее – СМИ) взять под личный контроль и информировать ДУИС по каждому факту посещения, а дальнейшие действия предпринимать по согласованию с ДУИС, 31.01.2012 года Киселёву С.В. обратившемуся в устной форме, было отказано присутствовать в зале судебного заседания во второй части процесса.

Причиной отказа являлось то, что на судебный процесс он был приглашен в качестве свидетеля судьёй Аубакировым Н.Е., и вошел на территорию учреждения по разовому пропуску как иной посетитель, а как являющимся собственным корреспондентом общественно – политической газеты «Время» по Костанайской области С.Киселёвым не было предоставлено специальное разрешение вышестоящего органа (ДУИС по Костанайской области), так как для принятия самостоятельного решения К. Омарову, заблаговременно С. Киселёвым не был предоставлен перечень и характер информации, которую хотел бы он получить как представитель СМИ. С доводами о том, что принятое решение К. Омаровым неправомерно и повлекло, ущемление прав и воспрепятствование деятельности С. Киселёва как журналиста является надуманным и неверным, так, как осуществляя функции государственного служащего К. Омаров, согласно ч.2-1 ст.1, 4 Закона Республики Казахстан от 27 ноября 2000 года «Об административных процедурах» имеет право совершать определенные действия, требовать определенного поведения (действий или воздержания от совершения действий) от другого лица (других лиц).

Принятое решение, на устное обращение С. Киселёва Омаровым К. Ж., является верным, так, как согласно части 3 статьи 18 Конституции Республики Казахстан принятой на республиканском референдуме 30 августа 1995 года государственные органы, общественные объединения, должностные лица и средства массовой информации обязаны обеспечить каждому гражданину возможность ознакомиться с затрагивающими его права и интересы документами, решениями и источниками информации, а из числа, подсудимых обвиняемых в совершении преступления, предусмотренных частью 3 статьей 360 Уголовного кодекса РК заявлений адресованных представителям СМИ, направляемых согласно части 1 статьи 20 Закона Республики Казахстан от 30 марта 1999 года «О порядке и условиях содержания лиц в специальных учреждениях», обеспечивающих временную изоляцию от общества о желании присутствия представителей СМИ на судебном процессе не поступало.

В свою очередь, извещений от С.Киселёва о том, что он будет присутствовать при судебном разбирательстве как представитель СМИ, какие вопросы будут затронуты и в последующем какая информация будет обнародована в печатных изданиях, в адрес вышестоящего органа, следственного изолятора и подсудимых не поступало. Судья Н. Аубакиров зная, что пропуск на охраняемую вооруженной охраной, территорию следственного изолятора осуществляется по специальным пропускам, формы которых установлены в приложении 2 Правил не сообщал администрации учреждения о том, что СМИ будут присутствовать на судебном процессе. Согласен с соблюдением норм части 8 статьи 19 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан от 13 июля 1999 года, что гласность судебного разбирательства (открытого) выражается в том, что, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право фиксировать письменно или с использованием аудиозаписи ход судебного разбирательства с занимаемых ими в зале мест. Кино- и фотосъемка, видеозапись, прямая радио- и телетрансляция в ходе судебного разбирательства допускаются по разрешению суда с учетом мнения лиц, участвующих в деле, но таковых документов в адрес администрации учреждения предоставлено не было и устного предупреждения тоже.

Наоборот, С.Киселёвым в осуществлении журналистской деятельности в ситуации, которая явилась спорной, не соблюдены: часть 3 статьи 20, статья 21 Закона Республики Казахстан от 23 июля 1999 года О средствах массовой информации; часть 2 статьи 21 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года где указано, что «Представители средств массовой информации и иные лица имеют право посещать учреждения, исполняющие наказания, следственные изоляторы по специальному разрешению администрации этих учреждений либо вышестоящих органов уголовно-исполнительной системы в порядке, установленном уполномоченным органом в сфере уголовно- исполнительной деятельности»;

пункт 15 главы 3 Правил посещения учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов, утверждённых приказом министра юстиции Республики Казахстан от 28 июня 2010 года № 194 в части «Представители средств массовой информации, осуществляющие свою деятельность в соответствии с Законом Республики Казахстан «О средствах массовой информации», посещают учреждения, исполняющие наказания, и СИЗО по специальному разрешению администрации этих учреждений, либо вышестоящих органов уголовно- исполнительной системы. Разрешение выдается после ознакомления с целью посещения, перечнем и характером информации, которую хотели бы получить средства массовой информации при посещении данного учреждения. Производство кино, фото и видеосъемок объектов, обеспечивающих безопасность и охрану подозреваемых, обвиняемых и осужденных, осуществляется с разрешения должностных лиц ИУ, СИЗО.

Производство кино-, фото- и видеосъемок осужденных, их интервьюирование, в том числе с использованием средств аудио-, видеотехники, осуществляются с согласия самих осужденных»; кроме того истцом не предоставлено доказательств, свидетельствующих о виновности К. Омарова в совершении правонарушения предусмотренного статьей 352 Кодекса Республики Казахстан от 30 января 2001 года Об административных правонарушениях.

Ответчик Базылбеков А.Х. и его представитель иск не признали, встречный иск Омарова К.Ж. поддержали, дали пояснения, что На основании заявлений Киселева С.Ю. были проведены служебные проверки. Базылбеков А.Х . проверял  доводы, изложенные в заявлениях Киселева С.Ю. Полагаю исковые требования подлежат  оставлению без удовлетворения, так как бездействий со стороны Базылбекова А.Х. не было. И истец в ходе судебного заседания не представил тому доказательств.

Допрошенные в судебном заседании свидетели дали показания.

Выслушав пояснения сторон, представителей, свидетелей, заключение прокурора, полагавшего во всех исковых требованиях отказать, исследовав и проанализировав материалы дела, суд приходит к следующему выводу.

Согласно ч. 1 ст. 278 ГПК РК гражданин и юридическое лицо вправе оспорить решение, действие (или бездействие) государственного органа, органа местного самоуправления, общественного объединения, организации, должностного лица, государственного служащего непосредственно в суде.

Исковые требования истца подлежат рассмотрению в судебном порядке в соответствии со ст. 279 ГПК РК.

В соответствии со ст. 280 ГПК РК истцом соблюден трехмесячный срок для обжалования.  

В силу ч. 1 ст. 282 ГПК РК суд, признав заявление обоснованным, выносит решение об обязанности соответствующего государственного органа, органа местного самоуправления, общественного объединения, организации, должностного лица или государственного служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав, свобод и охраняемых законом интересов гражданина и юридического лица.

В судебном заседании установлено и не оспаривается сторонами, что в период с декабря 2011 года по март 2012 года в административном корпусе РГУ «Учреждение УК – 161/1» департамента УИС Костанайской области (следственный изолятор) проводилось рассмотрение уголовного дела в открытом судебном заседании под председательством судьи Аубакирова Н.Е. в отношении 14 осужденных в совершении преступления, предусмотренного ст. 360 ч. 3 УК РК.  

Постановлением Костанайского городского суда № 2 от 15.11.2011 года уголовное дело по обвинению Багирова и др. преданных суду по ст. 360 ч. 3 УК РК судебное разбирательство назначено в открытом судебном заседании с выездом в ГУ «Учреждение УК -161/1».

В силу требований ст. 29 УПК – Разбирательство уголовных дел во всех судах и во всех судебных инстанциях происходит открыто. Ограничение гласности судебного разбирательства допускается, лишь, когда это противоречит интересам охраны государственных секретов. Закрытое судебное разбирательство, кроме того, допускается по мотивированному постановлению суда по делам о преступлениях несовершеннолетних, по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, а также в случаях, когда этого требуют интересы безопасности потерпевшего, свидетеля или других участвующих в деле лиц, а также членов их семей или близких родственников. В закрытом судебном заседании рассматриваются также разрешаемые судом на досудебной стадии судебного процесса жалобы на действия и решения органа, осуществляющего уголовное преследование.

В силу требований ст. 61 УПК – При рассмотрении уголовного дела в составе коллегии судей председательствует председатель суда, председатель коллегии суда либо один из судей, уполномоченный на это в предусмотренном законом порядке. Судья, рассматривающий дело единолично, считается председательствующим. Председательствующий руководит ходом заседания суда, принимает все меры к обеспечению справедливого рассмотрения уголовного дела и соблюдению других требований настоящего Кодекса, а также надлежащего поведения всех лиц, присутствующих на заседании суда. Распоряжения председательствующего в судебном заседании обязательны для всех участников процесса и иных лиц, присутствующих в зале суда.

В силу требований ст. 314УПК – В главном судебном разбирательстве председательствует судья, которому поручено рассмотрение дела. Председательствующий руководит судебным заседанием, в интересах правосудия принимает все предусмотренные настоящим Кодексом меры для обеспечения равенства прав сторон, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Председательствующий также обеспечивает соблюдение распорядка судебного заседания, разъясняет всем участникам судебного разбирательства их права и обязанности и порядок их осуществления. В случае возражения кого-либо из лиц, участвующих в судебном разбирательстве, против действий председательствующего эти возражения заносятся в протокол судебного заседания.

В силу требований ст. 20 Закона «О средствах массовой информации» –  Журналист имеет право: осуществлять поиск, запрашивать, получать и распространять информацию; посещать государственные органы, организации всех форм собственности и быть принятым их должностными лицами в связи с осуществлением своих служебных обязанностей, присутствовать на всех мероприятиях, проводимых аккредитовавшим его органом, за исключением случаев, когда принято решение о проведении закрытого мероприятия…

Согласно письма ответчика Омарова судье Аубакирову Н.Е. для проведения судебного разбирательства предлагалось помещение площадью 61,6 кв. м. на 60 посадочных мест.

Согласно протокола судебного заседания от 31.01.2012 года председательствующий разъяснил истцу (л. д. 172 уголовного дела), что не запрещает журналистам присутствовать при рассмотрении дела, в то же время пояснил истцу, что направлял письма в ДУИС о допуске журналистов, но администрация учреждения отказывает, и он не может администрацию заставить обеспечить гласность процесса.

В судебном заседании из пояснений сторон и показаний свидетелей следует, что истец желал в силу профессиональных обязанностей осветить в средствах массовой информации ход судебного процесса, однако был лишен возможности посещать судебные заседания в связи тем, что его не пропускали в административное здание следственного изолятора, т.к. он не был включен в список подлежащих пропуску в судебное заседание.

Истец и его представитель в судебном заседании не отрицают, что право граждан, в том числе и журналистов, на посещение отрытых судебных заседаний подлежит реализации с соблюдением требований пропускного режима с целью обеспечения нормальной работы режимного учреждения. В судебном заседании установлено, что истец не требовал прохождения в учреждение помимо пропускного режима, но был лишен возможности посещения судебного заседания.

Из обращения истца прокурору г. Костаная от 01.02.2012 года следует, что ему препятствовал посещению судебного заседания начальник учреждения – ответчик, в связи с чем истец требовал привлечения ответчика к административной ответственности. Из ответа на данное обращение от 05.02.2012 года следует, что обращение перенаправлено начальнику ДУИС по Костанайской области ответчику Базылбекову А.Х. для рассмотрения по существу и принятия мер дисциплинарного характера. Из ответа ответчика Базылбекова истцу на его обращение следует, что для посещения учреждения ему следует получить разрешение. В данном ответе указано, что начальником следственного изолятора отказано в присутствии на судебном заседании в целях обеспечения безопасности, неразглашения данных свидетелей, недостаточной площади помещения, в котором проходит судебное разбирательство, со ссылкой на п. 15 приказа министра юстиции «Об утверждении Правил посещения учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов».

В судебном заседании установлено, что свободное место для журналиста было, председательствующий по делу не запрещал присутствие средств массовой информации для освещения процесса. В судебном заседании также установлено, что истец стремился попасть в следственный изолятор с целью присутствия в судебном заседании, а не для посещения следственного изолятора в иных целях, в связи с чем ссылка на приказ министра юстиции «Об утверждении Правил посещения учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов» некорректна, т.к. целью посещения следственного изолятора являлось судебное заседание, а не сам следственный изолятор.

При таких установленных в судебном заседании обстоятельствах суд признает, что истец был необоснованно ограничен в посещении судебного заседания по вине ответчика Омарова, являющегося начальником следственного изолятора, который и принимал решение о пропуске журналистов и иных граждан в судебное заседание. Данные действия ответчика Омарова противоречат принципам гласности судебного разбирательства, нарушают права журналиста и являются незаконными.

Доводы ответчиков о том, что в следственном изоляторе действует пропускной режим, суд не принимает во внимание, поскольку истец не требовал прохождения на судебное заседание без оформления пропуска. Ответчик Омаров в судебном заседании признал, что отказал истцу присутствовать в зале судебного заседания после допроса в качестве свидетеля, т.к. истец являлся для него уже не участником процесса, а журналистом, и у него не было специального разрешения ДУИС по Костанайской области; истец не представил перечень и характер информации, которую хотел получить, как представитель СМИ. Данная позиция ответчика Омарова, по мнению суда, является заблуждением, поскольку посещение истца было направлено на освещение судебного процесса, а не на посещение следственного изолятора с иными целями. Ограничить посещение открытого судебного заседания в силу действующего уголовно-процессуального законодательства не может даже председательствующий судья, и принятие мер по обеспечению безопасности в судебном заседании на территории следственного изолятора, не может ограничивать права граждан и журналистов на гласное судебное разбирательство.

Согласно ст. 951 ГК РК под моральным вредом следует понимать нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе и нравственные или физические страдания, испытываемые потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения.

В соответствии с п. 2 ст. 952 ГК РК при определении размера морального вреда учитывается, как субъективная оценка потерпевшим тяжести причиненного ему нравственного ущерба, так и объективные данные, свидетельствующие о степени нравственных и физических страданий потерпевшего: жизненная важность блага бывшего объектом посягательства (жизнь, здоровье, честь, достоинство, свобода, неприкосновенность жилища и т.д.); тяжесть последствий правонарушения (убийство близких родственников, причинение телесных повреждении, повлекших инвалидность, лишение свобода, лишение работы или жилища и т.п.); иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Принимая во внимание, что в результате незаконных действий ответчика Омарова, выразившегося в воспрепятствовании осуществлению истцом профессиональной деятельности по освещению в СМИ хода судебного разбирательства, в компетенцию которого не входили полномочия по допуску или не допуску истца в судебное заседание, суд признает обоснованным требование истца о компенсации причиненного им морального вреда, в связи с нарушением права истца, как гражданина и журналиста, на получение информации. Лишение истца возможности исполнять профессиональные обязанности стало возможным вследствие совершенного ответчиком правонарушения в отношении истца, поскольку под личными неимущественными правами и благами, нарушение, лишение или умаление которых может повлечь причинение потерпевшему морального вреда, следует понимать принадлежащие гражданину от рождения блага или в силу закона права, которые неразрывно связаны с его личностью.

С учетом требований пункта 6 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан № 3 от 21.06.2001 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда», который предусматривает, что размер компенсации морального вреда определяется судом и при определении размера компенсации судам надлежит исходить из принципов справедливости и достаточности, а также о разумном удовлетворении заявленных истцом требований, суд считает, что заявленный истцами иск о взыскании морального вреда подлежит удовлетворению в заявленной сумме пять тенге.

При таких обстоятельствах иск в части требований Киселева к Омарову подлежит удовлетворению, встречный иск Омарова к истцу о защите чести о достоинства, признании сведений, изложенных в иске Киселева, суд признает необоснованным. Во встречном иске суд отказывает, т.к. обстоятельства, изложенные в иске Киселева, соответствуют действительности.

В части исковых требований Киселева к Базылбекову, суд считает требования необоснованными по следующим основаниям.

В силу требований ст. 72 Трудового кодекса и положением о прохождении службы привлечение к дисциплинарной ответственности работника за совершение проступка является правом, а не обязанностью работодателя, либо вышестоящего должностного лица, в следствие чего у ответчика Базылбекова не было обязанности привлекать к дисциплинарной ответственности Омарова.

При таких обстоятельствах в данной части иска Киселева суд отказывает в удовлетворении.                

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 217-221 ГПК РК, суд

 

Р Е Ш И Л :

 

Удовлетворить исковые требования Киселёва Станислава Юрьевича к начальнику РГУ «Учреждение УК – 161/1» департамента УИС по Костанайской области Омарову Кайрату Жунусовичу о признании действий должностного лица в воспрепятствовании посещению открытого судебного заседания, проходившего в административном здании следственного изолятора – незаконным и взыскании компенсации морального вреда в сумме пять тенге.

Признать незаконными действия начальника РГУ «УК 161/1» департамента УИС по Костанайской области Омарова Кайрата Жунусовича в воспрепятствовании посещению открытого судебного заседания Киселёву Станиславу Юрьевичу, проходившего в административном здании следственного изолятора.

Взыскать с Омарова Кайрата Жунусовича в пользу Киселёва Станислава Юрьевича компенсацию в возмещение морального вреда пять тенге.

Отказать Киселеву Станиславу Юрьевичу в иске к начальнику департамента УИС по Костанайской области Базылбекову Азамату Хызыровичу о признании бездействия должностного лица выразившееся в отказе привлечения к дисциплинарной ответственности начальника следственного изолятора Омарова К.Ж. за нарушение прав истца – незаконным.

Отказать во встречном иске Омарова Кайрата Жунусовича к Киселёву Станиславу Юрьевичу о признании сведений, изложенных в иске, не соответствующим действительности.

 

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в апелляционную судебную коллегию Костанайского областного суда через Костанайский городской суд Костанайской области  в течение 15 дней со дня вручения копии решения, вынесенного судом.

 

            Решение изготовлено 04.09.2012 года.

 

            Председательствующий:         подпись           Ергалиев А.О.                                   

 

Копия верна:

Судья:                                                            Ергалиев А.О.

 


Добавить комментарий

Смотрите также