КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ


 

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НЕ ГОРЯТ!

 

Пожар в офисе Казахстанского Между­народ­­ного бюро по правам человека и соблюдению законности

 

 

Пожар в алма-атинском офисе правозащитного бюро начался 4 ноября 1999 г. в 18:30, продолжался не более 15-20 минут и был потушен оперативно прибывшей пожарной командой. (Здание, на 4-м этаже которого КМБПЧ арендует несколько комнат, расположено между двумя пятиэтажными зданиями ГУВД Алматы).

 

Несмотря на небольшую продолжительность горения, полностью выгорел кабинет директора бюро Евгения ЖОВТИСА, являющегося также и председателем правления фонда «Сорос–Казахстан», и в целом известным в республике обще­ственным деятелем. В огне пожара погибла большая часть рабочих документов директора бюро и его заместителя Жемис Турмагамбетовой, а также основная часть документации КМБПЧ и вся база данных по нарушениям прав человека в Республике Казахстан, по внешним и межрегиональным контактам Бюро, по мониторингу и правозащитной сети РК.

 

Бушевавший в офисе КМБПЧ столп огня поднялся и этажом выше, в результате чего сильно обгорело помещение расположенной там адвокатской конторы «Кадыров и К°», обгорела и внутренняя отделка обеих коридоров здания. Остальные организации, расположенные на 3-5 этажах, в том числе и штаб-квартира оппозиционной Демократической партии Казахстана «Азамат», а также занимающий первый и второй этажи казахстанский филиал российского «Альфа-банка», пострадали не столько от пожара, сколько от последствий его тушения. Со слов очевидцев из организаций – соседей по этажу (самих сотрудников Бюро в это время в здании не было, т.к. директор и две женщины-сотрудницы разошлись в тот день по домам ещё до 18:00), пожару предшествовал громкий хлопок, напоминающий небольшой взрыв. Что это было, предстоит выяснить следствию.

 

Конечно, пока что рано говорить с большей или меньшей уверенностью именно о взрыве или поджоге офиса правозащитной организации – пожар мог возникнуть и по причинам естественно-технического порядка (например, возгорание проводки, на чём с ходу настаивают специалисты-пожарные). Однако и полностью отбрасывать версию поджога, увы, не приходится. Во-первых, можно только удивляться тому, насколько целенаправленно в огромном здании из железобетона - материала, не слишком располагающего к горению, загорелось ничто иное, как именно кабинет двух руководителей КМБПЧ с главным офисным компьютером и самыми главными рабочими бумагами. Во-вторых, что ещё более важно, существует общий контекст казахстанской политической жизни, в которой местная власть расправляется с оппозицией, нисколько не считаясь с демократическими нормами или хотя бы с общепринятыми приличиями.

 

Так, ровно 13 месяцев назад, в конце сентября 2001 года, аналогичным образом сгорел кабинет редактора оппозиционной газеты «ХХI век». Причём, в отличие от сегодняшнего случая, причина пожара была тогда очевидна: в окно редакции брошена бутылка с зажигательной смесью, осколки бутылки были видны, что называется, невооружённым глазом. Однако уголовное дело по этому факту было прекращено «за отсутствием события (?!) преступления». Не дали каких-либо результатов – если они вообще проводились – расследования нападений неизвестных «уличных хулиганов» на активистов оппозиционной Республиканской Народной партии Казахстана (РНПК) Амиржана Косанова и Елену Никитенко, сопредседателя Демократической партии (в то время ещё Гражданского движения) «Азамат» Петра Своика, лидеров Общественного славянского движения «Лад» Валерия Михайлова и Александру Докучаеву. Датировка этих фактов варьируется от 1993 по 1998 годы.

 

И уже совсем недавно, в ходе только что завершившихся парламентских выборов 1999 года, в Атырау неизвестные «пьяные подростки» разгромили помещение избирательного участка не каким иным, а именно таким образом, что оказался уничтожен весь тираж бюллетеней, поданных за кандидата от РНПК Газиза Алдамжарова; это позволило властям объявить выборы по данному округу недействительными. Все эти ситуации находили и находят отражение в публичных заявлениях и обращениях КМБПЧ, в их отчётах и обзорах. Может ли это понравиться казахстанским властям, погрязшим в коррупции и нетерпимости к инакомыслию?..  

 

Казахстанское международное бюро по правам человека не является ни предвыборным блоком, ни политической партией, борющейся за власть. Сфера деятельности бюро гораздо шире, нежели защита прав ущемляемой властями политической оппозиции – сюда входит защита прав этнических и религиозных меньшинств, жертв полицейского и судебного произвола, а также граждан, находящихся под стражей или в заключении, сюда же входит и активная просветительская деятельность. Именно сотрудники КМБПЧ впервые осуществили перевод на казахский язык и издание на казахском Всеобщей декларации прав человека, а как раз накануне пожара завершали работу над казахским переводом Азиатской хартии прав человека, в разработке которой сами же принимали непосредственное участие.

 

Эта работа не остаётся без должной оценки со стороны правящего режима, выражаемой устами его идеологов из научно-литературной среды. Совсем недавно национал-патриотическая эссеистка Шуга НУРПЕИСОВА, дочь «живого классика» казахской литературы и президента Казахского пен-клуба Абдижамила Нурпеисова, печатно обличила правозащитников и само явление правозащитничества как якобы преступно чуж­дое национальному духу казахов. Несколько ранее, в конце 1996 года, тогдашний секретарь Комиссии по правам человека при президентской администрации Жумабек Бусурманов в эфире дочерне-президентского телеканала «Хабар» прямым текстом обвинил КМБПЧ и родственные ему по духу Алма-Атинский Хельсинкский комитет по правам человека и объединение «Правовое развитие Казахстана» в осуществлении подрывной деятельности против внешнего престижа суверенного Казахстана.

 

Впрочем, последний демарш оказался чрезмерным даже для казахстанских реалий, и его автор был вскоре снят со своего «правозащитного» поста – точнее, переведён в члены Конституционного совета РК. Теперешнее руководство президентской Комиссии по правам человека придерживается более мягкой тактики – не столько политических доносов и оргвыводов, сколько организационно-аппаратных игр по принципу «не запретить, а организовать и возглавить». Так, на 15-16 ноября 1999 года назначено проведение этой комиссией республиканской конференции по созданию «сверху» Ассоциации правозащитных организаций, войти в которую очень настойчиво приглашали и КМБПЧ. Теперь же участие Бюро в готовящемся мероприятии будет, что называется, окрашено в пожарные цвета.

 

Андрей СВИРИДОВ (газета "XXI век" за 9.11.1999, интернет-сайт "Евразия" 10.11.1999)

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: