КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Политически мотивированные преследования, ограничения свобод. Казахстан в докладе Госдепа США

Политически мотивированные преследования, ограничения свобод. Казахстан в докладе Госдепа США

13.04.2022

В Казахстане продолжается практика «незаконных или произвольных убийств, совершённых властями или от их имени»; есть преследования по политическим мотивам и политические заключенные; пытки в тюрьмах по-прежнему остаются безнаказанными; свобода слова и СМИ, свобода мирных собраний ограничиваются, как и право на участие в политической жизни; во властных коридорах распространена коррупция. Эти и другие существенные проблемы отмечены в докладе Государственного департамента США о ситуации с правами человека в мире в 2021 году.

ПЫТКИ И НЕЗАКОННЫЕ УБИЙСТВА

Видение ситуации с правами человека в Казахстане Госдеп изложил на 51 странице, подробно описав зафиксированные в стране нарушения и злоупотребления.

Американское ведомство приводит несколько сообщений о незаконных убийствах от рук представителей власти. Одним из резонансных инцидентов стала гибель 43-летнего кызылординца Бауржана Ажибаева: полицейские применили силу, пытаясь подчинить водителя остановленной ими машины, автовладелец требовал предъявить основания для остановки транспортного средства, в итоге мужчина умер до приезда скорой помощи после удушающих приемов. Через два года, в 2021-м, суд приговорил четырех сотрудников полиции к тюремным срокам.

В декабре прошлого года в полиции Шымкента скончался 30-летний Нурболат Жумабаев, задержанный по подозрению в угоне автомашины. Его родственники сообщили, что он был жестоко избит. Расследование по этому делу продолжается.

Госдеп обращает внимание также на исход судебного разбирательства по делу об убийстве в 2019 году в Карагандинской области активиста Галы Бактыбаева. В минувшем году суд оправдал четырех человек. Виновных в убийстве де-юре нет (сейчас в суде повторно рассматривают дело, судья запретил журналистам писать о процессе).

Пытки в казахстанских тюрьмах — распространенное и безнаказанное явление, отмечают авторы доклада. Сотрудники тюрем очень редко привлекаются к ответственности за жестокое обращение с заключенными. Условия содержания за решеткой Госдеп называет «суровыми, а порой и опасными для жизни», сообщая, что помещения не соответствуют международным санитарным стандартам. Пандемия коронавируса усугубила и без того неважные санитарно-гигиенические условия в местах лишения свободы, где хронически не хватает медицинского персонала.

НАРУШЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ СВОБОД. ПОЛИТИЧЕСКИ МОТИВИРОВАННЫЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Законодательство Казахстана запрещает произвольные аресты и задержания, но такие случаи имеют место, говорят составили документа. Они приводят в пример кеттлинг — прием, который использует полиция, удерживая участников не согласованных с властями протестов в тесном кольце. 10 января 2021 года, в день парламентских выборов, в Алматы полицейские на протяжении многих часов держали в окружении группу протестовавших, лишив их возможности даже справить нужду.

 «Мобильный интернет [на месте проведения протеста] был заблокирован, полиция включила громкую музыку, а организованные группы агрессивно настроенных мужчин запугивали и выкрикивали оскорбления в адрес протестовавших. Правозащитники осудили использование кеттлинга как форму незаконного задержания и нарушение права человека на свободное передвижение. Некоторые активисты подали жалобы в прокуратуру Алматы, однако прокуратура не нашла в действиях полиции злоупотреблений», — говорится в докладе.

Власти Казахстана задерживают оппонентов и критиков, порой за незначительные нарушения, например за участие в несанкционированных акциях, подвергая их штрафам и арестам, отмечает Госдеп, добавляя, что в местах проведения таких собраний полиция задерживала и случайных прохожих.

Правозащитный альянс «Тірек» составляет список политзаключенных, в котором сейчас больше десятка имен. В докладе Госдепа говорится, что в 2021 году из тюрьмы вышел поэт и диссидент Арон Атабек, который находился под стражей более 15 лет из назначенных ему судом 18. Здоровье Атабека было подорвано, его выпустили в связи с неизлечимой болезнью. Спустя восемь недель он умер.

Сейчас значительная часть списка политзаключенных — люди, осужденные по обвинениям в причастности к движениям «Демократический выбор Казахстана» и «Көше партиясы». В Казахстане эти организации признаны судом «экстремистскими» (судебные решения не опубликованы), в резолюциях Европарламента они названы «мирной оппозицией». В октябре суд в Алматы вынес приговор 13 активистам, которых обвинили в участии в этих движениях, четыре человека (Асхат Жексебаев, Ноян Рахимжанов, Кайрат Клышев и Абай Бегимбетов) были приговорены к пяти годам тюрьмы каждый, остальные получили ограничение свободы.

В стране нет независимой судебной власти, пишут авторы доклада. Эта ветвь власти зависима от исполнительной, констатируют они. Судьи находятся под влиянием чиновников, коррупция распространена в судах.

Сообщения о коррупции в Казахстане многочисленны, утверждают авторы доклада, но антикоррупционное законодательство применяется избирательно и неэффективно.

СВОБОДА СЛОВА И СМИ

В июле СМИ сообщили, что официальные лица, журналисты, активисты и бизнесмены оказались в списке мишеней киберслежки с использованием шпионского программного обеспечения Pegasus, которое разработала израильская фирма. Два упомянутых в списке журналиста и международные правозащитники назвали слежку нарушением прав человека. Даурен Абаев в ответ на публикации об утечке информации об использовании Pegasus сказал: «Нам дали довольно интригующую информацию без каких-либо доказательств и просто предлагают нам поверить в это».

Правительство Казахстана ограничивает граждан в возможности критиковать руководство страны. Законодательство запрещает «посягательство на честь и достоинство» первого президента, действующего президента. Кроме того, уголовный кодекс предусматривает наказание за «распространение заведомо ложной информации», эта статья применяется по отношению к политическим активистам.

Прессозащитная организация «Адил соз» сообщала, что полиция и власти препятствовали журналистам в освещении парламентских выборов 10 января, члены избирательных комиссий якобы отказывали журналистам в доступе на участки для голосования.

Сами выборы, как и все предыдущие выборы президента и депутатов парламента, не были признаны наблюдателями Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе свободными и справедливыми. По итогам прошлогодних выборов в мажилис прошли те же три партии, которые уже присутствовали там. Независимые наблюдатели сообщили о множестве нарушений. Согласно отчету ОБСЕ, проблемы вышли за рамки самого дня голосования: «в предшествовавшие годы некоторые оппозиционные партии были либо запрещены, либо маргинализированы посредством ограничительного законодательства или уголовного преследования, а возможность регистрации новых политических партий существенно ограничена законом».

Свобода прессы ограничена, говорят в Госдепе. В докладе упоминают случай с требованием министерства информации и общественного развития к СМИ удалить публикации об испорченном мурале с изображением первого президента Нурсултана Назарбаева в Алматы. Министерство напомнило о статье в уголовном кодексе, запрещающей «публичное оскорбление и иное посягательство на честь и достоинство» экс-президента, а также «осквернение» его изображений. Интернет-издание The Village отказалось удалять публикацию, но размыло изображение мурала на своем сайте.

Многие частные газеты и телеканалы в Казахстане зависят от размещения государственного заказа, пишут в докладе. Компании, предположительно контролируемые членами семьи или приближёнными Назарбаева, владеют многими СМИ. По мнению медиаэкспертов, властям полностью или частично принадлежит большинство общенациональных каналов.

КАЗАХИ ИЗ СИНЬЦЗЯНА: ЗАДЕРЖАНИЯ УЧАСТНИКОВ ПИКЕТА

Государственный департамент отдельно останавливается на проблемах казахов из Синьцзяна. Ведомство пишет о группе людей, которые с февраля прошлого года пикетируют консульство Китая в Алматы, требуя предоставить информацию о местонахождении своих родственников в Синьцзяне. В сентябре они проводили протест перед китайским посольством в Нур-Султане. Никто из китайских дипломатов к ним не вышел.

Казахстанские полицейские неоднократно задерживали протестующих, штрафовали их, несколько участников пикетов помещались под административный арест.

21 января бежавшие от репрессий в Синьцзяне казахи Мурагер Алимулы и Кайша Акан подверглись нападениям со стороны неизвестных. На Алимулы напали в пригороде столицы, на Акан — в Алматы. Сообщений о поимке подозреваемых нет. Алимулы и Акан — двое из четырех казахов из Китая, которые бежали в Казахстан и после судов по обвинениям в незаконном пересечении границы получили убежище. Им не предоставили гражданство.

ДИСКРИМИНАЦИЯ

Закон запрещает дискриминацию людей с ограничениями здоровья при трудоустройстве, получении образовании, доступа к здравоохранению и при предоставлении других услуг, но дискриминация есть, говорится в докладе. Правительство предприняло шаги по устранению некоторых барьеров, но неправительственные организации отмечают неэффективную реализацию некоторых государственных программ для инвалидов. По закону работодатель должен выделять три процента рабочих мест для людей с инвалидностью, но не всегда эта норма соблюдается. Лица с ограничениям здоровья сталкиваются с трудностями при интеграции в общество и поиске работы.

Дискриминации подвергаются представители ЛБГТ-сообщества, пишут в докладе. В документе приводится информация о сорванных правозащитных встречах активисток группы Feminita в Караганде и Шымкенте. Толпа агрессивно настроенных мужчин требовала прекратить мероприятия, угрожая расправой. Активистки Feminita Гульзада Сержан и Жанар Секербаева сообщали, что в обоих случаях полиция вывела их из арендованного ими помещения для частных встреч якобы для того, чтобы защитить их от дальнейшего насилия.

В Казахстане ограничиваются и права граждан на профсоюзные объединения. 5 февраля специализированный межрайонный экономический суд в Шымкенте приостановил деятельность независимого профсоюза работников топливно-энергетического комплекса на полгода, признав регистрацию профсоюза «ненадлежащей», так как у организации не было представительств как минимум в половине регионов страны.

Казахстанское законодательство предусматривает право работников на забастовки, но содержит обременительные ограничения. В частности, в законе указано множество обстоятельств, при которых забастовки считаются незаконными: рабочие не могут бастовать, за исключением случаев, когда спор не может быть разрешен с помощью обязательных арбитражных процедур; решение о выходе на забастовку должно приниматься на собрании с присутствием не менее половины работников предприятия; письменное уведомление о забастовке должно быть представлено работодателю не менее чем за пять дней до ее начала.

ИСТОЧНИК:

Радио «Азаттык»

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-2021-human-rights-report/31800318.html