КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Слово полицейского тверже стали?

Слово полицейского тверже стали?

18.03.2014


Если стражи порядка на обвинения в применении пыток говорят, да мы и пальцем никого не трогали, а потерпевший готов представить свои контраргументы вместе с доказательствами, то кому поверит прокуратура?

 

В Южно-Казахстанский  филиал бюро по правам человека регулярно обращаются граждане – как следственно-арестованные, так и уже осужденные, с жалобами  на применение  в отношении них  недозволенных методов следствия, проще говоря – пыток, в результате чего они вынуждены были подписывать подготовленные полицейскими документы с признательными показаниями. Одной  из таких жалоб исходила от осужденного Д.Калдарова (см. «Букет преступлений уравновешивается букетом нарушений?»). 

 

Все обращения указанных выше лиц филиал Бюро направлял в прокуратуры районов или области для проверки изложенных в  них  фактов. Жалоба Калдарова была направлена в областную прокуратуру, которая перенаправила её в прокуратуру Абайского района Шымкента «для рассмотрения по существу и принятия процессуального решения».

 

Обычно из прокуратур (районных или областной) или из Управления собственной безопасности ДВД ЮКО (смотря, куда были направлены жалобы для проверки) в адрес филиала поступали ответы типа: «по результатам проведённой проверки доводов, указанных  жалобе/заявлении имярек принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления». Но по последней жалобе (в это невозможно было поверить) районная прокуратура выслала нам не только информацию об  отказе в возбуждении уголовного дела, но и само «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела», ознакомившись  с которым, юристы филиала не смогли отказать себе в удовольствии высказать своё мнение о данном документе прокурору области.

 

Итак, как следует из сопроводительного письма за подписью прокурора Абайского района г. Шымкента А. Мустафаева, прокуратурой района была проведена проверка доводов, указанных в заявлении Калдарова Д.М., по результатам которой и было принято данное  Постановление. 

 

Пунктом 9 Инструкции «О проверке заявлений о пытках и иных незаконных методах, связанных с жестоким обращением с лицами, вовлеченными в уголовный процесс и содержащихся в специализированных учреждениях, и их предупреждению», утв. приказом Генерального Прокурора Республики Казахстан от 1 февраля 2010 года (далее – Инструкция) предусмотрено, что  при проведении проверок по заявлениям и сообщениям о применении пыток и иных незаконных методов дознания и следствия обеспечиваются требования статьи 24 УПК. 

 

При  ознакомлении же с Постановлением у  нас сложилось мнение, что проверка заявления Д.Калдарова районной прокуратурой была проведена без учёта требований  ч.ч. 1,2 указанной выше статьи УПК РК, согласно которым

 

– суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных для правильного разрешения дела. Органы уголовного преследования выявляют фактические данные, на основе которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для дела.

 

Как указано в Постановлении, в ходе доследственной проверки опрошенные оперуполномоченные и следователь ОКП Абайского ОП УВД г. Шымкента пояснили, что «при задержании Калдарова Т.А. и в ходе расследования уголовного дела Калдарова Д.М. какие-либо физические либо психические давления не оказывались» Кто бы сомневался!. И на этом основании районная прокуратура делает вывод, что в действиях сотрудников Абайского ОП УВД г. Шымкента «признаки преступления, предусмотренного ст. 141-1 УК РК, не усматриваются, поскольку исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств»(?!). Кроме того, констатирует далее районная прокуратура, «в соответствии со ст. 19 УПК РК, неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу».

 

Во как! Полицейские сказали «пальцем не трогали» –  значит, не трогали. Противное же утверждение вызывает сомнение в их невиновности, и, скорей всего, поэтому в постановлении не отражены пояснения заявителя – Калдарова Д., что естественно наводит на мысль: при проведении проверки он не был опрошен. А зачем? А вдруг его пояснения устранили бы сомнения в невиновности полицейских?

 

Кроме того, согласно п. 10 Инструкции, для выяснения вопроса о причинении потерпевшему (им) физических или нравственных страданий, назначаются судебно-медицинская, комплексная психолого-психиатрическая или иные экспертизы. Судя же по Постановлению, такие экспертизы в отношении Калдарова Д.М. также назначены не были.

 

Из чего можно сделать вывод, что доследственная проверка не была проведена  всесторонне, полно и объективно, точнее, таковая вообще не проводилась.

 

В соответствии с п. 1 ст. 13 Закона РК «О прокуратуре», прокуроры областей и приравненные к ним прокуроры руководят деятельностью областных, городских, районных и иных приравненных к ним прокуратур по обеспечению прокурорского надзора. Вот почему филиал Бюро обратился к прокурору Южно-Казахстанской области с письмом, в котором, изложив свои доводы о нарушении уголовно-процессуального законодательства при проведении проверки жалобы Калдарова, просит провести повторную проверку доводов, указанных в заявлении Калдарова Д. в соответствии с требованиями выше указанной Инструкции.  


Добавить комментарий