КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Пациентка психбольницы тюремного типа, оказавшаяся там за свои посты в социальных сетях, наконец-то переведена в обычную больницу после десяти с половиной месяцев борьбы за это в казахстанских судах. Эта первая победа здравого смысла над авторитарным психозом, за которой должна последовать новая в виде пересмотра диагноза и приговора.


История жительницы города Жезказгана Натальи Уласик началась в апреле 2016 года, когда её привлекли к уголовной ответственности по статьям 130 (клевета) и 131 (оскорбление) в порядке частного обвинения со стороны её бывшего гражданского мужа. Однако в жезказганской и в общеказахстанской правозащитной среде сформировалось устойчивое мнение о том, что истинной причиной уголовного преследования Натальи Уласик были вовсе не семейные конфликты, а критические публикации в социальных сетях по поводу различных злоупотреблений местных властей.

Судебное рассмотрение дела Уласик длилось полгода и завершилось вынесением двух постановлений Жезказганского городского суда Карагандинской области от 7 и 14 октября 2016 года. Первым из них Уласик была признана невменяемой и освобождена от уголовной ответственности, вторым же постановлением она была направлена на принудительное лечение в Республиканскую психиатрическую больницу специализированного типа с интенсивным наблюдением (РПБСТсИН), расположенную в посёлке Актас Талгарского района Алматинской области. После вынесения второго постановления Наталью Уласик этапировали из Жезказгана в Актас, куда она прибыла 26 октября 2016 года и где содержалась до середины февраля этого года.

Диагноз: синдром правдоискательства; анамнез: блогерство в соцсетях

По сути дела, весьма уже немолодую (1955 года рождения) женщину привлекли к уголовной ответственности за написание постов в Интернете, признав их не только клеветническими и оскорбительными, но и клинически безумными. Саму же Наталью Васильевну виновной как бы не признавали и приговора ей не выносили (наоборот, освободили от уголовной ответственности), зато вместо тюремного срока отправили лечиться в спецпсихушку без конкретного срока – пока не вылечится.

Во всём этом нам и нашим читателям, знакомым с правозащитной классикой 60-80-х годов прошлого века, что-то слышится родное из той самой эпохи, когда «политическими психами» побывали и писатель Владимир Буковский, и генерал Пётр Григоренко и даже психиатр Семён Глузман, профессионально разоблачивший советскую карательную психиатрию. А в том самом Актасе с конца 70-х годов и до лета 1986-го содержался в качестве «политпсиха» знаменитый московский диссидент Владимир Гершуни, впервые отведавший тюремной баланды ещё в сталинские годы в Экибастузском особлаге. Пациентами советской карательной псизиатрии оказывались и женщины, как например поэтесса Наталья Горбаневская и публицист Валерия Новодворская.

Начало горбачёвской перестройки принесло свободу им всем и сотням других политпсихов и политзэков, и это означало выздоровление страны, в которой «одна лишь горсточка больных интеллигентов» была способна вслух «сказать о том, что думает здоровый миллион» (строки из песни диссидентского барда Юлия Кима). Увы, старые болезни скончавшейся в декабре 1991-го советской системы со временем стали проявляться в новых постсоветских государствах, и здесь признаков выздоровления пока не наблюдается.

Полгода лечили и поняли: пациент не их, но суд этого не понял

Однако отдадим должное нашей судебно-психиатрической системе хотя бы за то, что политпсихов у нас не так много, как политзэков, а поэтому человек, попавший в спецпсихбольницу тюремного типа за слова, а не за убийство или людоедство, всё-таки большая редкость, за которую такая больница не будет так уж сильно держаться.

Довольно быстро по меркам подобных учреждений – ровно через полгода после поступления – обследовавшая Уласик специальная комиссия признала своим решением от 28.04.2017, что в отношении неё отпала необходимость в принудительном лечении в данной больнице. В связи с этим главный врач РПБСТсИН направил в Талгарский районный суд Алматинской области представление об изменении принудительных мер медицинского характера, то есть о переводе Уласик в психбольницу обычного типа.

Такое решение отнюдь не означало выписки Уласик из психбольницы в связи с выздоровлением, и уж тем более не было признанием прискорбного факта заточения в психушку здорового человека по политическим мотивам. Однако в парадигме «здесь и сейчас» это решение можно счесть если не прямо освободительным, то по крайней мере существенно облегчающим положение Натальи Уласик. Однако для выполнения этого решения понадобилось ещё целых девять месяцев судебных противоборств.  

Через месяц с небольшим после отправки Актасской больницей представления оно было рассмотрено Талгарским районным судом № 2 – и отклонено. При этом суд не уведомил, как это положено по закону, о времени и месте судебного заседания ни законных представителей Натальи Уласик, ни тем более наблюдавших за её делом юристов КМБПЧ. В отсутствии кого-либо из вышеназванных лиц, не говоря уже о самой Уласик, суд вынес 2 июня 2017 года постановление об отклонении представления спецпсихбольницы, тем самым продлив «лечение» в ней Уласик на неопределённый срок.

Решение по такому делу было бы неполным, не будь в нём определённой безуминки. В тексте постановления сначала говорилось о Наталье Уласик, но в середине она вдруг названа совершенно посторонним мужским именем и фамилией, а состав преступления, по которому Уласик привлекалась к уголовной ответственности, назван в документе совершенно по-другому, что повторяется ещё несколько раз. И только в резолютивной части личные данные  Уласик вновь названы правильно, но только для того, чтобы отклонить представление лечебного учреждения о переводе её в обычную больницу.

«Район ли, область ли, столица – нигде он правды не найдёт»

13 июля 2017 года правозащитная организация КМБПЧ заключила договор с адвокатом Алматинской областной коллегии адвокатов Жанарой Балгабаевой об осуществлении ею защиты прав и интересов Натальи Уласик. После этого адвокатом Балгабаевой было подано ходатайство в Алматинский областной суд о восстановлении пропущенного Талгарским райсудом срока и о пересмотре вынесенного им постановления по делу Уласик.

Однако даже и несмотря на выявленные нарушения со стороны нижестоящего суда, апелляционный суд своим постановлением от 10.10.2017 оставил частную жалобу адвоката Балгабаевой без удовлетворения, а постановление Талгарского райсуда № 2 от 2.06.2017 без изменения. На это решение была подана отдельная жалоба, до рассмотрения которой дело дошло лишь в начале зимы 2017-18 годов.   

4 декабря 2017 года во всё том же Талгарском райсуде прошло новое судебное заседание по рассмотрению всё того же представления главврача РПБСТсИН. И вновь последовал отказ в удовлетворении представления, причём оглашённый лишь в устной форме, тогда как текст постановления суда не был вручён защитнику и законным представителям Уласик в установленные законом сроки. Получить его удалось лишь после многократных обращений и уже сильно после того, как срок для обжалования закончился. Пришлось защите Уласик подавать в Талгарский районный суд заявление о восстановлении сроков на обжалование, а в Алматинский областной суд – новую частную жалобу на постановление Талгарского райсуда от 4.12.2017.

С третьего приступа система дрогнула

И вот уже в новом году, а именно 23.01.2018 областной  суд в Талдыкоргане наконец удовлетворил частную жалобу адвоката Балгабаевой в интересах Натальи Уласик. Декабрьское постановление Талгарского райсуда областной суд отменил и принял новое решение, кардинально отличное от его собственного октябрьского решения: представление главного врача РПБСТсИН в отношении Уласик Н.В. удовлетворить, изменив назначенный ей ранее вид принудлечения и перевести её в психиатрический стационар общего типа по месту жительства в Карагандинской области.

В постановлении было указано, что оно подлежит исполнению немедленно, однако на протяжении трёх недель после его вынесения адвокату и наблюдателям из КМБПЧ не удавалось добиться от администрации РПБСТсИН какой-либо информации о времени исполнения постановления. Лишь в сугубо предположительном тоне одним из работников медучреждения было высказано соображение о возможном этапировании Уласик из Алматы в Караганду в пределах трёх месяцев. Дескать, раньше не будет готов конвой и невозможно получить деньги на его проезд, да и вообще мы пациентов поодиночке не возим, пусть дожидается группового этапа.

По этому поводу Жанара Балгабаева и юристы нашего Бюро уже собирались писать новую жалобу по факту невыполнения вступившего в законную силу решения суда. Однако в понедельник 19 февраля из Актаса сообщили, что Наталья Уласик уже этапирована в Караганду и помещена в психбольницу общего типа. Этот факт подтвердила в телефонном разговоре с адвокатом дочь Натальи Васильевны, два дня назад посетившая мать в карагандинской больнице.

Так завершился второй этап судебно-медицинской эпопеи Натальи Уласик, если отсчитывать его с момента подачи спецбольницей представления от 2.04.2017, а первым этапом считать собственно уголовное дело Уласик и первые полгода её пребывания в Актасе до принятия врачебной комиссией того решения. Третьим этапом дела Уласик будет, надо полагать, борьба за пересмотр октябрьского-2016 психиатрического диагноза и формально не вынесенного, но фактически подразумевавшегося судебного приговора о её виновности.

Потому что в этом деле лечить надо не блогеров-критиканов от «синдрома правдоискательства» и не оппозиционеров от «бреда реформаторства», а правящую систему от авторитарного психоза, при котором любая критика власти воспринимается её служителями как сумасшествие или преступление.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: