КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

4 ноября в пресс-центре Бюро по правам человека прошла пресс-конференция Айман Умаровой, адвоката осужденного политика Владимира Козлова, по итогам её поездки 3 ноября в посёлок Заречный. Адвокат рассказала о том, как сотрудники колонии ЛА-155/14 вопреки закону не допустили её к подзащитному. Похоже, что тюремщикам есть что скрывать от посторонних глаз.


Айман Умарова, адвокат Владимира Козлова, рассказывает о том, как её вопреки закону не допустили к подзащитному, находящемуся в секции усиленного содержания (СУС) исправительного учреждения ЛА-155/14, что в посёлке Заречный близ Капшагая. Это случилось во вторник 3 ноября после целого ряда посещений, которым администрация в принципе не препятствовала.

Правда, неделю назад при предыдущем посещении колонии сотрудники исправительного учреждения, опять же вопреки закону, подвергли адвоката Умарову личному обыску с раздеванием. А спустя неделю при новом посещении колонии Айман Муратовну даже и обыскивать не пытались, а просто не пропустили к Владимиру Ивановичу: нет, мол, и всё.

Защитник пыталась апеллировать к Уголовно-исполнительному кодексу и закону «Об адвокатской деятельности», каковые документы гарантируют беспрепятственный доступ адвоката к его подзащитному. При этом сначала её не пускали внутрь колонии рядовые сотрудники, ссылаясь на указание начальника учреждения полковника Идилова, а потом уж и он сам лично отказал адвокату в свидании с подзащитным, так же не обременяя себя юридическими мотивировками: мол, не дам с ним свидания – и баста!

Суд был закрытым во всех смыслах этого слова

У этих событий, происходивших во вторник 3 ноября, была своя предыстория днём ранее, в понедельник 2 ноября. Как рассказала журналистам адвокат Айман Умарова, её подзащитный Владимир Козлов подал апелляционную жалобу на решение предыдущего суда, оставившее в силе решение администрации колонии о помещении Козлова в СУС. Помимо прочего, нахождение его там делает невозможным рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении Козлова в связи с отбытием половины срока (таковая медиана пришлась на 23 октября с.г.).

Апелляционная жалоба Козлова рассматривалась в его отсутствии в понедельник 2 ноября. Айман Умарова рассказывает о том, как проходило то рассмотрение: 

- На этом судебном процессе мы дали отвод прокурору, который уже демонстрировал свою небеспристрастность во время голодовки Владимира Ивановича. Судья оставляет наш отвод без удовлетворения, после чего мы даём отвод судье, но и этот отвод тоже остаётся без удовлетворения.    

Также судья отказал в удовлетворении моего ходатайства об установлении принадлежности той самой СИМ-карты, якобы изъятой у Козлова, за что ему и дали полгода строгого содержания. Разве нельзя по этой СИМ-карте установить, с какого номера и на какие номера по ней звонили? Всё это можно было сделать, но судья ничего этого не сделал.  

И это ещё далеко не все нарушения судебной процедуры и отступления от принципов справедливого и беспристрастного рассмотрения жалобы осужденного политика, о которых рассказала его адвокат. Пока что продолжение рассмотрения назначено на 10 ноября, однако надежда на то, что формат процесса может измениться в лучшую сторону становится всё более призрачной.

Козлову не дают узнать о его суде, адвокату – о состоянии самого Козлова? 

- Поскольку Владимира Ивановича не допустили на заседание суда по его жалобе, я должна была рассказать ему об этом, для чего я и приехала в колонию 3 ноября, – рассказывает Айман Умарова.

Как мы уже знаем, попасть к своему подзащитному она так и не смогла. И причиной недопуска, предполагает она, может быть не только и даже не столько проходящий сейчас судебный процесс по апелляционной жалобе, сколько события в колонии, происходившие а конце прошлой недели, суть которых в некоторых интернетовских публикациях описывалась формулой «В колонию вводили войска». Обычно под этим понимается массовое избиение заключённых, в связи с чем у адвоката возникло подозрение о том, что её подзащитного прячут именно для того, чтобы скрыть следы избиений или даже пыток.

- Тот прокурор, к которому я обращалась по поводу недопуска меня в колонию, мне сказал: «Но вы же его (т.е. Козлова) в прошлый раз видели – никаких следов избиений на нём не было». Я же ему на это отвечаю: «Так ведь это было до ввода внутренних войск, а после их вывода мне ещё месяц ждать, когда все синяки сойдут, если они у  моего подзащитного были?»

На этот вопрос адвоката прокурор вообще ничего не ответил, из чего Айман Умарова делает вывод о том, что причина непускания её к Владимиру Козлову, скорее всего, состоит именно в этом.

И под такого рода действия администрации исправительных учреждений, по словам адвоката Айман Умаровой, сейчас подведена нормативная база в виде приказа по Комитету уголовно-исправительной системы (КУИС) от 14 октября 2015 г. о совершенствовании порядка охраны осужденных и следственно-арестованных, где говорится о допуске к ним адвокатов только при наличии законных оснований. Эта невинная на первый взгляд формулировка, по мнению Айман Умаровой, может быть использована для произвольной трактовки администрациями учреждений:

- Законным основанием для посещения осужденного или следственно-арестованного его адвокатом является адвокатский ордер, и никаких других требований к адвокату предъявляться не должно. Однако новый приказ даёт возможность начальникам колоний требовать от адвокатов каких-то дополнительных оснований, не предусмотренных действующими законами, и произвольно отказывать адвокатам в посещении ими своих клиентов.

Айман Умарова как адвокат и правозащитник видит в этом очередное нарушение прав человека, а именно ограничение права осужденных граждан на получение юридической помощи.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: