КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Свыше двух лет ведется следствие по избиению пяти заключенных колонии г.Атбасар. Причем обидчики известны, есть экспертизы и свидетели, но что-то мешает…. Тем временем один из пострадавших скончался три дня назад - сказались последствия той экзекуции.


31 июля 2017 года житель Кокшетау Иван Антонов вместе с супругой и внуком приехал в Атбасар - в колонию ЕЦ-166/4 на свидание со своим сыном Анатолием, отбывающим 12-летний срок наказания. Во время встречи с родными мужчина рассказал о том, что 19 июля вместе с четырьмя другими «солагерниками» был сильно избит сотрудниками колонии. Точнее одного избили спустя пять дней – 24 июля, но зато с еще большим остервенением.

- У сына гепатит С, и он отказался от тяжелой работы, а его медицинские документы в санчасти уничтожили, ее (сотрудника санчасти – А.Г,) потом с работы выгнали - рассказывает его отец, предполагая, что это и послужило основанием для применения ненужной силы. По крайней мере в отношении Анатолия Антонова.

В это же день Иван Владимирович обратился с заявлением в управление собственной безопасности департамента по Акмолинской области и 4 августа было возбуждено уголовное дело по факту применения насилия.

У одного из пострадавших от рук охранников (того, кто попал под кулаки 24 июля) – Булата Нуралиева – из-за избиения стала отсыхать почка. Когда уже стало понятно, что дело может завершиться плачевно, если и дальше тянуть, пришли к решению – нужно почку удалять. Но не успели. 22 сентября 2019 года у Нуралиева произошел инсульт, и его в тяжелом состоянии поместили в районную больницу. При этом заключенного, которому стало плохо вечером, вызвали «скорую» только наутро. 30 сентября он умер, не выходя из комы… Об этом также рассказал Иван Антонов.

В деле пострадавших из колонии ЕЦ-166/4 есть все медицинские экспертизы, как минимум, у двоих зафиксированы побои, и имеются десять свидетелей со стороны таких же осужденных.

С тех пор следствие ведется с переменным успехом. Последнее постановление антикоррупционной службы по Акмолинской области о прекращении досудебного расследования Генеральная прокуратура отменила уже в мае этого года. И надо же – дело вернулось тому же следователю Капабаеву, который в последний раз и пытался поставить точку.

По информации Ивана Антонова, за последние два года в отношении сотрудников этой колонии было возбуждено 11 уголовных дел по пыткам и одному суициду, и все как один были закрыты следователями все той же антикоррупционной службы.

По факту смерти Нургалиева возбуждено дополнительное уголовное дело по неоказанию надлежащей медицинской помощи.

Но в этом деле есть и ложка меда. Около полугода назад в колонию заступило новое руководство. «Сейчас все нормально, это было при том начальнике из Караганды – Кысатаеве. Убрали предыдущего начальника колонии, зама его, начальника оперчасти, начальника режима, и все поменялось», - сообщил Иван Антонов. Разве что часть простых сотрудников, кто принимал участие в избиении заключенных, продолжает работать, пребывая в статусе свидетелей. Да и с переводом в больницу Булата Нургалиева тянули до последнего, пока тот не впал в кому.

- Сегодня я написал ходатайство в прокуратуру области о переквалификации дела. Там у них сначала был легкий вред здоровью, а теперь вот эта смерть. Написал, чтобы переквалифицировали на пытки. И попросил, чтобы тех четверых, которые избивали Нургалиева, переквалифицировали из свидетелей в подозреваемые. Сколько можно им свидетелями быть? – недоумевает отец Анатолия Антонова. Как оказалось, следователь антикоррупционной службы, ведущий это дело, уже отказал во всех этих требованиях. - Все дела в отношении сотрудников колонии следователь закрывает. Вот недавно закрыл последнее по заявлению Каланчи. Только мое осталось, один с ними воюю.

Коалиция НПО Казахстана против пыток также направила обращение в прокуратуру Акмолинской области с основным вопросом: сколько можно тянуть следствие, когда все и так предельно ясно?

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: