КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

На протяжении уходящего месяца казахстанские суды вынесли несколько разнонаправленных решений по делам политических осуждённых: кого-то освободили от дальнейшего отбывания наказания после десяти месяцев заключения, кого-то ставили за решёткой после проведённых там десяти лет. И это не говоря о тех, кто ещё только ждёт суда.


Последняя декада текущего месяца июля вобрала в себя целый ряд новостей о положении нескольких известных политических узников.

24 июля суд в городе Семее отказал в условно-досрочном освобождении бывшего руководителя национальной кампании «Казатомпром» Мухтара Джакшиева, осуждённого в 2009 году на 14 лет заключения якобы за экономические преступления, а фактически за дружбу с опальным бизнесменом и политиком Мухтаром Аблязовым (как тогда говорили любители красочных наложений, Мухтар посажен за Мухтара). На момент рассмотрения и отказа узник провёл в заключении 10 лет, 2 месяца и 2 дня, однако даже и эта формула не принесла ему свободы, хотя бы и условно-досрочной.

В то же время 11 июля суд в Атырау вынес решение о замене неотбытую часть наказания на ограничение свободы для Абловаса Джумаева, приговорённого в сентябре прошлого года к трём годам заключения за участие в деятельности запрещённого в Казахстане движения «Демократический выбор Казахстана». Через две недели после оглашения постановления суда Джумаев вышел на свободу, а 29 июня вернулся домой в Актау.

19 июля в Атырау было вынесено судебное решение об освобождении от дальнейшего отбывания наказания гражданского активиста и блогера Талгата Аяна, приговорённого в конце 2016 года вместе с Максом Бокаевым к пяти годам заключения за организацию митинга по земельному вопросу. Год назад Аян был освобождён из тюрьмы условно-досрочно и смог вернуться домой. Теперь же для его статус как осужденного стал ещё больше приближен к статусу свободного человека, хотя вынесенный самым первым судом в 2016 году запрет на занятие общественной деятельностью сохраняется в силе.

Третьей освободительной новостью июля, точнее даже последней декады этого месяца, можно считать наступившее 22 июля полное окончание 7,5-летнего срока, к которому был приговорён в 2012 году тогдашний лидер Народной партии «Алга» Владимир Козлов после трагических событий 16 декабря 2011 года в Жанаозене. Ранее Владимир Иванович вышел на УДО в августе 2016-го.

Однако три позитивных июльских новости о Козлове, Аяне и Джумаеве никак не могут перевесить одну негативную новость о Джакишеве, подкрепляемую полным отсутствием каких-либо освободительных и вообще сколько-нибудь послабленческих новостей о других казахстанских политзэках. Нет никаких подвижек в деле самого долгосидящего из всех наших узников Арона Атабека, приговорённого в 2006 году к 16-ти годам заключения. Нет никаких подвижек в отношении УДО для  Макса Бокаева, осуждённого в 2016 году вместе с Талгатом Аяном.

По сравнению с годами, кончающимися на цифру 6 и разделёнными между собой круглой десяткой кажется вовсе преждевременным ожидать в 2019 году чего-либо хорошего в отношении осуждённых 2018 года. В их числе следующий после Джакишева пострадавший за дружбу с Аблязовым бизнесмен Искандера Еримбетов и его сотрудники Дмитрий Пестов и Василина Соколенко, осужденные формально по экономическим статьям, и осуждённый за участие в деятельности ДВК Асет Абишев, и осуждённые яеобы за пропаганду терроризма, а фактически в результате гебешной провокации Алмат Жумагулов, Кенжебек Абишев и Оралбек Омыров.

Как мы уже отмечали, выше, ждать в 2019 году облегчения участи осуждённых в 2018-м как бы рановато, но с другой стороны налицо июльское освобождение также осуждённого в прошлом году  Абловаса Джумаева.

Между прочим, у последнего из вышеназванных просматривается очень своеобразная политико-юридическая ситуация в семье. Как многие помнят, одновременно с его осуждением за участие в интернет-чате запрещённой организации ДВК было возбужденно аналогичное дело против его жены Айгуль Акбердиевой. Это уголовное дело тянулось с сентябре 2018-го до начала февраля 2019-го и завершилось полным оправданием подсудимой. Однако совершенно уникальный по «экстремистским» делам оправдательный приговор был мгновенно отменён Мангистауским областным судом и назначен к новому рассмотрению, каковое началось в апреле и тянется до сих пор.

Такие же долгоиграющие мотивы слышатся и в деле трёх алматинских женщин Оксаны Шевчук, Жазира Демеуовой и Гульзипы Жаукерова, которых впервые задержали на оппозиционном митинге 1 мая, затем посадили под домашний арест на 2 месяца, а 4 июля им изменили меру на содержание в СИЗО. Первоначальное обвинение в причастности к запрещённой организации ДВК было дополнено обвинением в подготовке массовых беспорядков, каковую подготовку они осуществляли, по мнению полиции, безвыходно находясь под домашним арестом.

А 22 июля в пресс-центре нашего Бюро назначенная на утро понедельника пресс-конференция матери и адвоката матери и адвоката Оксаны Шевчук была грубо сорвана группой, а точнее шайкой весьма агрессивных дамочек, которые едва не разорвали пожилую женщину и десятимесячную малышку, а также целенапрвленно нападали на снимавших всё происходящее журналистов.  

Событийным завершением же июля и одновременно началом политсудебного августа было судебное заседание 20.07 в Астане (Нур-Султане), заявленное как начало главного судебного разбирательства по делу Серикжана Билаша, обвиняемого в возбуждении национальной и религиозной розни, а фактически за попытки защищать казахов Синьцзяна от притеснений со стороны властей Китая. Однако главное судебное разбирательство по его делу начато не было – вместо этого суд в северной столице постановил передать рассмотрение дело в один из судов южной столицы.

Возможно, это процедурное решение стало ответом на изначальное нарушение процессуальных норм органами КНБ, когда проживавший и задержанный 10 марта в Алматы активист был зачем-то перевезён в Астану и помещён там под домашний арест не в своём доме, как положено по закону, а в квартире совершенно посторонних ему людей. Итогом же 4,5-месячного домашнего ареста вне дома и досудебного расследования сотрудниками столичного ДКНБ стало решение астанинского суда о передаче дела в Алматы.

Вот таким был судебно-политический пейзаж серединного месяца текущего лета с заделом на последний летний месяц. Ждём теперь наступления августа, который обещает быть ничуть не беднее события в описанной нами сфере.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: