КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

2 октября в Алматы по сути началось основное судебное заседание по обвинению трех участников встреч политически активных горожан в сквере Ганди – Алмата Жумагулова, Кенжебека Абишева и Оралбека Омырова.


Обвинение – более чем нешуточное: пропаганда терроризма и возбуждение национальной розни. Все это приправлено попыткой привязать их к деятельности «Демократического выбора Казахстана» и вооруженному джихаду.

Стоит признать, что первый день слушаний прошел как в американском кино. Судья – председатель Алмалинского районного суда по уголовным делам Куаныш Арипов демонстрировал предельную выдержку и корректность, гособвинитель Даурен Булгимбаев и адвокаты подсудимых в уважительных тонах, но с напором озвучивали свои позиции, подсудимые грамотно и по существу задавали вопросы первому свидетелю стороны обвинения. Более того, судья Арипов пообещал вынести частное определение прокурору  Булгимбаеву за позднее вручение обвинительного акта защите. Однако, как и в каждом случае процесса с политической составляющей, все будет зависеть от того, насколько объективно будут восприняты все показания и доказательства, и самое главное – каков будет приговор.

В запоздалом обвинительном акте помимо того, что подсудимым вменяют пропаганду терроризма, призывы к насильственным действиям и возбуждению национальной розни, присутствуют и более «трендовые» моменты. Как-то «… В целях осуществления незаконных действий направленных на дестабилизацию обстановки в обществе, сопряженной с созданием социально-психологической атмосферы общественного беспокойства, формирования негативного образа действующей власти, провоцируя протестное настроение у граждан Республики Казахстан». Упоминается в нем и Мухтар Аблязов с «Демократическим выбором Казахстана», однако на тот момент движение еще не было признано в пределах границ РК экстремистским. И самой важной уликой стал видеоролик, сделанный на съемной квартире, где трое людей в масках призывают к вооруженной борьбе.

Предводителем подсудимых следствие, по всей видимости, считает Алмата Жумагулова, который не скрывал своей поддержки движения «ДВК».

Первый свидетель обвинения  - Мамед Кабылбеков, участвовавший во встречах в сквере Ганди и оказавшийся в тот раз «нехорошей квартире», рассказал подробно о том, как велось следствие. В принципе, для Казахстана нет ничего удивительного, что на подозреваемого оказывается всевозможное давление, не предоставляют адвоката и допрашивающие лица не имеют привычки обозначать свои имена и регалии. Весь этот джентльменский набор, со слом Кабылбекова, присутствовал в Департаменте внутренних дел Алматы, где и велось следствие.

Его же слова подкрепляют ранее сказанные подсудимыми, что инициатива по встрече на квартире и предоставление квартиры исходили от некоего «Асхата Шарбата», проходящего по делу свидетелем. Другой момент – в квартиру пришли трое молодых людей, которые в материалах дела проходят как «неустановленные лица». Они же потом и оказались фигурантами ролика, в то время как сам Кабылбеков и  Жумагулов якобы уже покинули помещение. Уже через несколько часов после съемок ролик оказался у сотрудников силовых органов.

Правда, ролик, как вспоминает Кабылбеков, на самом деле снимался. Только в нем говорится о поддержке социальных программ ныне запрещенного «ДВК».

На случай если с роликом что-то не сработает, у следствия оказались и другие улики. Ни для кого не секрет, что любые политические гражданские инициативы находятся под гласным или негласным контролем спецслужб. И на этот раз следователи заявили об аудиозаписях, сделанных во время встречи в кафе тех, кто приходил ранее в сквер Ганди и называли себя неформальным клубом «Алаш». Как указывается в материалах дела, имеются подтвержденные экспертизой аудиозаписи высказываний пожилого поэта Кенжебека Абишева с призывами к насильственным действиям. Ранее судимого Оралбека Омырова также обвиняют в пропаганде терроризма и распространении видеозаписи – при этом в ролике в самом деле присутствует человек, похожий на него и отдающий указания «неустановленным лицам». В отличие от Жумагулова и Абишева про Омырова ничего не известно, и сам он появился в сквере Ганди за несколько месяцев до событий

Схожие обвинения в пропаганде терроризма, сопряженные с возбуждение национальной розни, выдвинули Алмату Жумагулову, чьи беседы в его автомобиле с другими участниками встреч в сквере каким-то образом были записаны.

Однако касательно записей обвиняемые заявляли об их фальсификации.

Алмата Жумагулова и Кенжебека Абишева задержали в ноябре в ноябре 2017 года. Когда был задержан Омыров, не говорится. С самого начала следствие нарушило презумпцию невиновности задержанных с активной помощью подконтрольных государству СМИ.

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: