Шок и трепет

02.03.2020

Накануне объединенного митинга казахстанской оппозиции полиция в привычном режиме проводила зачистки городов от тех, кто, по их мнению, мог выйти 1 марта с протестом против полицейского произвола.

В Каскеленском районе Алматинской области утром неизвестные люди в штатском попытались схватить на выходе из дома инициатора по созданию Демократической партии Жанболата Мамая. Его супруга – журналист Бюро по правам человека Инга Иманбай — стала снимать происходящее на смартфон; тогда один из нападавших толкнул ее. Инга, ударившись головой о железный забор, получила сотрясение мозга.

В то же время нападавшие забрали у нее смартфон и убежали, забыв, что прибыли арестовывать Жанболата.

Уже ближе к ночи те же лица вновь приехали к дому Жанболата и Инги и вернули смартфон, который Инга «обронила».

     

Даже если это и были «стражи порядка» в штатском, то опасения Инги и Жанболата совершенно небеспочвенны.

22 февраля в том же Карасайском районе был задержан соратник Жанболата Мамая Жанбол Рахматулла. Его осудили на 15 суток административного ареста и поместили в следственный изолятор «за призывы к митингу». Его брат, придя на свидание, увидел, что у Рахматуллы распух нос. Молодой человек рассказал, что его избивали полицейские пока везли в автомобиле. Медицинскую помощь пострадавшему от рукоприкладства людей в форме не оказали.

Тем временем в Алматы полиция оцепила по периметру центр города и огородила переносными заборами акимат. По указаниям лиц в штатском, полицейские деловито хватали редких прохожих, оказавшихся в опасной близости от стражей порядка. Также несколько десятков гражданских активистов было задержано на выходе из домов или при подходе к «зоне оцепления».

Только в полиции Медеуского района оказалось около 15 задержанных. Адвоката к ним не допустили.

В Атырау в районе площади полицейские схватили около десяти находящихся там человек, в том числе представителя Бюро по правам человека Асель Нургазиеву.

Как минимум четверо были осуждены, в том числе и Асель Нургазиева, пришедшая к месту предполагаемого митинга в качестве наблюдателя Бюро. Судья вынес ей предупреждение. Причем, как пишет Нургазиева, благодаря настойчивости прокурора Жараса Диарова на задержанных были оформлены протоколы, хотя никто из них не допустил правонарушений.

Радио «Азаттык» сообщает, что в столице «полиция схватила и затолкала в автозак по крайней мере 14 человек у памятника Абаю вблизи городского акимата.

Но, судя по видео, задержаний было куда больше.

Сайт Vlast.kz сообщил, что несколько задержаны у здания местного представительства ОБСЕ. В трансляции на странице пользователя Бек Сабырлы в Facebook’e мужчина сообщил, что 14 человек, включая его, на автозаке привезли в отдел полиции Есильского района». В городе Шымкенте задержаны не менее 15 протестующих, сообщила репортер Азаттыка. Некоторые из них скандировали: «Шал, кет!» («Старик, уходи!»).

Минимум, три человека было задержано в Уральске.

Также, по информации и.о. директора филиала Бюро по правам человека в Актобе Ирины Голцварт, возле областного акимата задержали около 15 человек. Известно, что Койшыбаев осужден на 2 суток арест, Алибпек Молдин – на 10 суток ареста, Ихсанов получил предупреждение.

В Министерстве внутренних дел как обычно приводят недостоверную информацию. Министр Тургумбаев заявил, в отделения полиции «были доставлены около 80» человек. «Практически все были отпущены после профилактической беседы, один человек оштрафован, трое арестованы».

Кроме нападения на Ингу Иманбай о каких-то других насильственных инцидентах с участием полицейских не сообщается. Хотя в последние месяцы сотрудники полиции и спецслужб стали применять «болевую» тактику, избивая задержанных, ломая им кости или пытая в отделениях полиции.

Так, 22 февраля в Алматы бойцы СОБР сломали ребро и нанесли ушибы в области грудной клетки Ерболу Алину, который оказался в районе площади Астаны, где полицейские распихали по автозакам более сотни возможных участников митинга и случайных прохожих.

В столице 27 февраля пропал Серик Аскаров. Позже выяснилось, что он осужден на 15 суток ареста и находится в изоляторе временного содержания. При этом у Серика имеется перелом руки, полученный им в результате жёсткого задержания перед МВД 25 февраля 2020 года.

До сих пор не возбуждено уголовное дело по применению пыток в Жетысуском управлении полиции Алматы к задержанным 25 октября 2019 года Ерлану Файзуллаеву и Медета Арыстанова. Подвергнувшиеся насилию сообщают, что в числе истязавших были сотрудники КНБ. В настоящее время якобы ДКНБ проводит внутреннюю проверку (хотя по закону сообщения о пытках не должны проводить те ведомства, на которые жалуются).

При этом в Антикоррупционной службе посчитали, что пытки, подтвержденные медицинскими заключениями, не являются преступлением.

Но пока есть разрешение на совершение преступлений, полиция и спецслужбы могут чувствовать себя спокойно, выполняя функции экстремистов, по раннему примеру своих собратьев в диктаторских режимах Южной Америки или в некоторых современных странах Африки. И все же напоминаем: в уголовном кодексе есть статья 414 «Заведомо незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей» и 416 «Пытки». Поэтому не исключено, что пусть не сейчас, но в будущем им все же придется ответить по закону. Тем более что гражданское общество все чаще фиксирует не только лица и звания, но также имена и фамилии тех, кто отдает или выполняет изначально незаконные приказы.

 

 

 

 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

ПРОЙТИ ОПРОС

Нужен ли в Казахстане новый закон, регламентирующий свободу мирных собраний?