КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Через четыре дня после первого в новом году репортажа с «процесса о цитате», повествовавшего о предрождественских судебных заседаниях 5 и 6 января, расскажем о двух следующих заседаниях 8 и 11 января, которыми завершилась первая и открылась вторая рабочие недели наступившего года.


С раннего утра пятницы 8 января в вестибюле здания Алмалинского районного суда и в расположенном слева от входа в него зальчике для просмотра онлайн-трансляции проходило следующее: вновь пришедшие на суд зрители двух предыдущих судебных заседаний читали и передавали друг другу листы с текстом двух обращений, которые здесь же и подписывали. Это были обращения в Верховный суд и в дисциплинарную коллегию Алматинского городского суда с жалобами на некорректные, а местами просто даже садистские действия судьи Марал Джарилгасовой в ходе судебных заседаний 5 и 6 января.

Предрождественский сюр и построждественские жалобы на него

Напомним нашим читателям о том, как 6 января служительница Фемиды просила не воспринимать её «в виде чёрта с рогами!, но при этом упорно отказывала тяжело больному подсудимому Нарымбаеву в госпитализации, и даже после его увоза на «скорой помощи» не позволила оставить его в больнице, а настояла на привозе Ермека обратно в суд, а на следующий день столь же упорно заставляла подсудимых участвовать в судоговорении, будучи прикованными наручниками к своим конвоирам. Надо было видеть, хотя бы и не с близкого расстояния внутри судебного зала, а на экране онлайн-трансляции, такую сюрреалистическую картину, когда на скамье подсудимых сидели не двое, как раньше и позже, а шестеро – по одному конвоиру слева и справа от каждого из подсудимых, при этом обе руки Ермека и Серикжана были прикованы соответственно к левой и правой рукам каждого из конвойных. При этом на призывы подсудимых и адвокатов прекратить издевательство ни судья, ни два прокурора никак не реагировали.

Этот утренний сюр продолжался час или полтора после начала заседания и завершился объявлением перерыва, на который подсудимых увели из зала в подвал, а когда спустя час или чуть более часа вернули, то посадили за бордюр уже без наручников и внутрискамейных конвоиров, и заседание пошло далее относительно мирным образом. Чем был вызван утренний кандальный сюр и почему вдруг прекратился, нам осталось только догадываться. А ещё – обращаться по поводу этих и других действий председательствующей по делу судьи в городской и Верховный суд, что и было сделано путём сбора подписей под соответствующими обращениями и отправки их адресатам ещё до полудня 8 января.

Допросы автора книги и издателя её интернет-версии

В зале судебного заседания тем временем начинался допрос свидетеля со стороны обвинения – сетевого издателя Александра Ляхова, владельца сайта lyakhov.kz, на котором была выставлена книга Мурата Телибекова «Ветер с улицы», из каковой интернет-публикации Серикжан Мамбеталин и скопировал 7 октября тот самый фрагмент и выставил на своей ФБ-странице с резко критическим комментарием.

Отвечая на вопрос судьи, интернет-издатель Ляхов сообщил, что из двоих подсудимых лично знаком лишь с Серикжаном Мамбеталиным, неприязненного отношения к которому не испытывает.

- Того отрывка, о котором здесь идёт речь, вообще не было в той версии книги «Ветер с улицы», которая была в своё время выложена на моём сайте. Сама книга была размещена на сайте где-то в 2002 году или около того, но примерно два-три года назад я ее удалил из-за скандалов, которые начались вокруг этой книги, – сказал Ляхов.

На вопрос Мамбеталина, не исключает ли он того, что книга без его участия могла каким-то образом снова оказаться на сайте, Александр Ляхов ответил так:

- Это вполне возможно, хотя доступа к сайту никто не имеет, кроме меня. Но в апреле 2015 года, возможно, из-за каких-то глюков, она вновь появилась на сайте, и в сентябре я снова удалил её.

На это Мамбеталин возразил, что вечером 7 октября книга «Ветер с улицы» с тем самым отрывком была на сайте lyakhov.kz, и именно оттуда он скопировал этот фрагмент, желая проиллюстрировать им своё негативное отношение к прочитанной чуть ранее на сайте informburo.kz новости о приостановлении уголовного дела против Телибекова.

- Этого не может быть, – категорично заявил Ляхов в ответ на утверждение Мамбеталина о происхождении злополучной цитаты. В ответ подсудимые и их адвокаты указали на имеющееся в деле заключение эксперта из лаборатории КНБ со скриншотом той самой публикации и заявили, что на нем запечатлена страница сайта Ляхова с тем самым отрывком. На что г-н Ляхов заявил, что скриншоты, не сделанные на плёночный фотоаппарат, не могут быть доказательством в суде, так как они легко подделываются.

Допрошенный после Ляхова писатель Мурат Телибеков заявил, что такого отрывка в его книге не было, в подтверждение чему продемонстрировал печатный экземпляр той самой книги, отпечатанной в 1993 году, но так и не вышедшей из типографии.

- Весь десятитысячный тираж моей книги был уничтожен якобы из-за неправильных регистрационных номеров, но без каких-либо претензий к содержанию книги. Я потом судился с типографией, и она мне компенсировала моральный ущерб. Вот этот экземпляр в 1993 году уцелел, потому что был сигнальным. Можете посмотреть и убедиться – того отрывка, который опубликовали Мамбеталин и Нарымбаев, там нет. Откуда он появился в Интернет-версии моей книги и какие вообще версии когда и кем размещались в Сети, мне неизвестно, – заявил Телибеков.

Но выступившие вслед за ним IТ-специалисты из лаборатории КНБ сообщили, что текст поста Мамбеталина в Фейсбуке со скандальным отрывком был скопирован именно с сайта Lyakhov.kz. Был сделан скриншот с телефона и компьютеров Мамбеталина и Нарымбаева, ссылки открывались на этом сайте, – сказал один из каэнбэшных айтишников. 

Допрос полицейского следователя

Уже поздно вечером пятницы в судебный зал вызвали еще одного свидетеля –следователя ДВД Алматы Алексея Чапурина, который вёл «дело о цитате», а теперь ведёт дело против журналистов «Накануне.kz» по жалобе Казкоммерцбанка.

В подписанном следователем Чапуриным и переданном им в Алмалинский районный суд обвинительном акте обоим обвиняемым инкриминируется совершение уголовно наказуемого деяния по предварительному сговору. Подсудимые и их адвокаты попытались выяснить, в чём именно следствие усмотрело предварительный сговор (в обвинительном акте это никак не мотивировано.

Отвечая на вопрос о сговоре, следователь Чапурин признался, что «не смог его доказать». Однако это не помешало ему заявить: «Считаю, что факт сговора был. Например, доказано, что Нарымбаев заходил на страницу Мамбеталина в Фейсбуке, где последний опубликовал свой пост, который следствием и прокуратурой квалифицируется как разжигающий рознь и оскорбляющий честь и достоинство казахского народа».

Такое выявление предварительного сговора двух обвиняемых путём посещения одним из них ФБ-странички другого напомнило нам анекдот примерно десятилетней давности, то есть времён появления социальных сетей. В том анекдоте судья уличает во лжи свидетеля: «Вот вы говорите, что не были знакомы с подсудимым, а между тем его фотка висит у вас во френдах». Вот уж воистину мы рождены, чтоб сказку сделать былью, и даже не сказку, а интернетовский анекдот!

Ещё одним смачным моментом допроса следователя Чапурина был его ответ на вопрос о том, признаки какого из предусмотренных 174-й статьёй УК составов преступления, а именно возбуждение национальной розни или оскорбление национальной чести и достоинства, он усмотрел в действиях обвиняемых (в обвинительном акте оба состава названы через запятую, но никак не мотивированы).

В ответ Чапурин сослался на заключение экспертизы по книге Телибекова, а на вопрос одного из подсудимых, между кем и кем в крамольной цитате разжигается нацрознь, следователь ответил в весьма предположительном тоне: «Например, между казахами с одной стороны и русскими, китайцами и американцами с другой». Отметим, что в обсуждаемом фрагменте один раз, через запятую, упоминаются «русская и китайская, турецкая и узбекская нации», причём не во враждебных, а скорее в дружеских (интимных) отношениях с казахской нацией. Так что признаков разжигания вражды между ними тут при всём желании не усмотришь.

Другое дело, что ныне действующая 174-я статья УК РК как раз и отличается от прежней 164-й тем, что вместо слов «разжигание межнациональной розни» в ней фигурирует ещё более расплывчатое «возбуждение национальной розни», так что вопрос «между кем и кем я (вариант: мой подзащитный) разжёг рознь?» уже год как неактуален. Хотя в 20-й статье Конституции РК, гарантирующей казахстанцам в части 1 право на свободу слова с единственной оговоркой в части 2 о недопустимости злоупотребления оной, по-прежнему значится «разжигание меж», а не «возбуждение». Вот вам ещё одно подтверждение сомнительной легитимности 174-й статьи УК, на что адвокат Мамбеталина Ермурат Муканов дважды указывал в ходатайстве об обращении судьи в Конституционный совет, в чём судья ему оба раза отказала.

Впечатления правозащитника и правозащитного публициста

В пятницу 8 января процесс в Алмалинском райсуде впервые посетили ранее следившие за ним по нашим сообщениям и по блогерским публикациям в Фейсбуке руководители нашего Бюро и его информационно-мониторингового центра – председатель совета КМБПЧиСЗ Евгений Жовтис и руководитель центра Сергей Дуванов. Присутствовавших на суде общественных активистов и журналистов очень интересовали их мнения о происходящем, вопросы им задавались наперебой. Вот ответы на них, воспроизведённые одним из наших коллег по интернет-медиа.

Из отзыва Евгения Жовтиса о самом предмете этого судебного процесса:

- В данном уголовном деле есть несколько составляющих. Первое – это свобода слова. При всей эпатажности того, что написал Телибеков, сажать человека за выражение своего мнения нельзя. Второе: людей, которые в течение долгого времени выступали в защиту казахской нации, позиционировали себя национал-патриотами, судить за оскорбление казахов – это нонсенс.

А вот отзыв Евгения Александровича по поводу ведения процесса:

- В этом суде нет равенства сторон. Суд не считает защиту за людей. Адвокаты действуют согласно УПК, защищают своих клиентов, пользуются правом заявлять отвод судье. Суд должен рассматривать его. Любое решение судом оформляется определением мотивированно, в письменном виде, и представляется защите для того, чтобы она могла обжаловать его в следующей инстанции. Однако вместо нормального ведения процесса судья угрожает адвокатам.

Было вынесено частное определение в адрес адвоката Муканова, якобы за то, что он нарушал порядок судебного заседания. Нарушать порядок – это значит кричать или хулиганить, тогда как Ермурат просто пытался заявить отвод судье. Но судья считает, что если раньше отвод отклонялся, значит адвокат «нарушает судебный порядок». Это, на мой взгляд, нарушение УПК судьей и воспрепятствование адвокатской деятельности, – говорит Евгений Жовтис.

И вот мнение правозащитника о сходстве этого процесса с многими другими политическими процессами последних лет:

- Этот суд очень похож на суды над Владимиром Козловым, над газетой «Республика» как «единым СМИ», над журналом «Адам бол» и на другие подобные суды. Некоторые действия судьи напрямую противоречат УПК и не основаны на нормах закона. Печально всё это, очень печально...

Своё мнение об увиденном высказал правозащитный и общеполитический публицист Сергей Дуванов:

- Процесс идет с явным обвинительным уклоном, что демонстрируется даже внешним обращением с подсудимыми. Многих возмутило то, что их не просто вводили в зал в наручниках, а уже на скамье за барьером держали закованными. Они сидели в наручниках, а рядом с каждым сидели по два полицейских. Так обращаются только с военными преступниками или с какими-то совсем уж отмороженными убийцами или маньяками, которые могут напасть на конвоиров прямо в зале суда. Это был беспрецедентный случай в наших судах!

По мнению Сергея Владимировича, защита Нарымбаева и Мамбеталина должна выбрать несколько другую стратегию:

- Мне непонятно, какой смысл доказывать, что Ляхов тоже к этому делу причастен? Хорошо, на него тоже заведут дело, прицепят туда и его. Но что это даст и что изменит? Мне кажется, надо идти другим путём – заявлять и доказывать, что не только в действиях Мамбеталина и Нарымбаева, но и в действиях Телибекова и Ляхова не было ничего преступного. Один написал книгу, другой её опубликовал, третий процитировал фрагмент из этой книги со своей оценкой, а четвёртый процитировал третьего со своей оценкой сочинения и личности первого – каждый из них использовал своё право, гарантированное конституцией.

«Возбудить дело против следователя и прокурора!»

После двухдневного выходного «процесс о цитате» возобновился в понедельник 11 января. Сторона защиты заявила ряд ходатайств.

Сразу после начала заседания адвокаты и подсудимые заявили о необходимости вызова в суд в качестве свидетеля сотрудника прокуратуры Алматы Андрея Азбеля, который подписал обвинительный акт. По мнению подсудимых и их защитников, Азбель «неправомерно» подписал заключение, так как он является только процессуальным прокурором, что противоречит УПК».

Также они напомнили о том, как следователь Чапурин признался, что не смог доказать факт предварительного сговора в их действиях, а значит составленное им обвинение является неправомерным. В связи с эти выдвигается требование возбудить уголовное дело против следователя Чапурина и прокурора Азбеля за то, что первый составил обвинительный акт, не имея доказательств, а второй его подписал, не проверив его мотивированность или же сочтя её достаточной.

Судья Джарилгасова отклонила эти ходатайства, равно как и другое ходатайство – о переквалификации обвинения по статье 174 с части 2 (по предварительному сговору) на часть 1 (без такового сговора). Вопрос о вызове процессуального прокурора Азбеля судья оставила открытым.

Допросы эксперта со стороны обвинения и специалиста со стороны защиты

В ходе допроса филолога Кадыркуль Есильбаевой, на основании чьей экспертизы следствие сделало вывод о том, что посты Мамбеталина и Нарымбаева имеют признаки возбуждения национальной розни и оскорбления чести и достоинства казахской нации, эксперту был задан вопрос, почему она занялась это работой утром 10 октября, т.е в субботний выходной день и продолжила работу в воскресенье 11 октября (напомним, что в понедельник 12-го обоих подозреваемых уже задерживали).

Эксперт Есильбаева ответила, что сверхурочной работой она занималась не по собственной инициативе, а по устному телефонному распоряжению директора Центра судебных экспертиз, которая поручила ей завершить экспертизу к понедельнику. На вопрос, с чем была связана такая спешка, Есильбаева ответила, что ей было сказано, что это «дело государственной важности». 

Вот какое значение у нас может быть придано постам социальной сети Фейсбук, пользование которой многие до сих пор считают чем-то вроде «забавы взрослых шалунов»!

Затем была допрошена привлечённая стороной защиты независимый специалист Розлана Таукина, президент прессозащитной организации «Журналисты в беде». По её мнению, в скандальном отрывке, за который судят двух гражданских активистов и блогеров, а равно как и в целом в книге Мурата Телибекова «Ветер с улицы» (хоть в её книжном варианте, хоть в интернетовском, выставленном на сайте Александра Ляхова) не содержится никаких признаков возбуждения национальной розни и оскорбления казахской нации. К такому выводу она пришла на основании подробнейшего текстуального анализа всех этих текстов.

По ходу зачтения Розланой Таукиной своего заключения судья Марал Джарилгасова несколько раз прерывала её вопросами и замечаниями, а затем буквально заставила эксперта от ДВД оспаривать выводы независимого специалиста, активно подстёгивая Есильбаеву разгромить доводы и выводы Таукиной. Однако последняя держалась очень стойко и с честью выдержала двойной натиск – со стороны своей процессуальной противницы и теоретически долженствующей придерживаться нейтральности судьи.

Текст заключения Р.Таукиной по Е.Нарымбаеву.

Текст заключения Р.Таукиной по С.Мамбеталину.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: