КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Казахстанские колонии все больше напоминают концлагеря, где пытки, издевательства и вымогательства становятся общепринятой нормой. Очередное письмо из застенков о том, как «ломают» в колонии ОВ-156/18 ВКО. И только попытки суицида могут отложить издевательства на время.


Комментировать здесь особо нечего. Опять пытки в застенках… Я не буду говорить о том, как ко мне попало это письмо (не малява, а именно письмо с сопровождающим письмом начальника учреждения) от Сырымбета Хусаинова. Но блуждало долго… Привожу текст полностью (курсивом):

«Председателю ОНК Национального превентивного механизма по правам человека РК Олжасу Сыздыкову от о/с Хусаинова Сырымбета Бергеновича, 24.05.1987 г.р.

Ст. 428, ч. 1; ст. 60, ч. 4; УК РК Срок 2 года 9 месяцев н/с 18.12.2017 г. к/с 18.09.2020 г. РГУ «Учреждение АК-159/1» г. Караганды

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

По существу поясняю следующее, что 12.08.2015 г. по прибытию в учреждение ОВ 156/18 меня поместили в карантинное отделение, где меня подвергли пыткам, физическому и моральному унижению моего достоинства, для того, чтоб я вступил в добровольную организацию (ДОО). Когда я отказался вступить в (ДОО) администрация учреждения, а именно: зам. по РОР Нурбеков А.Б., а также Туйгатов Т., Жангизханов С., Лепесов А., в том числе о/с Яконов И.И., Смирнов А., Идрысов Ж., и о/с по имени Тимур, применяя насилие раздели меня до гола и положили на стол, далее привели осужденного 13-го отряда по прозвищу «Трек», который под диктовку вышеуказанных лиц, хотел совершить надо мной половой акт. Когда он приблизился ко мне, я дал согласие вступить в (ДОО) и надел нарисованный знак (ДОО). После вступления в (ДОО), я также подвергался избиению со стороны осужденных. Они требовали, чтобы я написал докладные на нарушителей режима содержания. Все это продолжалось 15 суток. После этого меня вызвали в кабинет зам. по РОРУ Нурбекову А.Б., где они с зам. по ОУРО Смагуловым А.М. сказали, если я буду плохо работать и попытаюсь снять нарукавный знак тогда я точно окажусь в 13-ом отряде, так называемом «Гареме».

Таким образом находясь под давлением, я потерял всякий смысл жизни и решил наложить на себя руки. Примерно в числах 28-го августа 2015 года я проглотил гвозди количеством 41 штука длинною 10-12 см. Далее МСИ учреждения мне сделали снимок. После ОУОО Лепесов А. и зам по РОР Нурбеков А.Б. сняли с меня нарукавный знак «ДОО» и направили в отряд без оказания мед. помощи и госпитализации, где я пробыл 40-45 суток. Далее началось осложнение в моем организме, узнав об этом зам по ЛПР Саудабаев Б.М. и ОУОО Лепесов А.А., зам. по РОР Нурбеков Л.Б. и ОУОО Беигазиев Д.К. заставляли меня в сухомятку кушать хлеб, чтобы выдавить гвозди с организма. В течении всего времени мне делали снимки, чтобы следить за процессом инородных тел. Позже я начал изнемогать от боли и временно терять сознание, мне пришлось отказаться от приема пищи, требуя госпитализации.

В числах 25-го сентября ко мне на свидание приехал родной брат Хусаинов Н.Б. ОУОО Беигазиев Д.К. угрожал моему брату, тем, что я занимаюсь членовредительством, что это подсудное дело и во избежание неприятностей, требовал с него 15 метров материи для пошива служебной формы. Высланный материал встретил ОУОО Айдаров. После этого находясь в МСИ у меня началось гниение кишечника, от чего я впал в кому. После этого меня госпитализировали в Жарминскую центральную больницу. Сотрудники учреждения начали меня шантажировать, поставили перед выбором операция или смерть, а они найдут много причин списать мой труп, требовав с меня, чтобы я сказал, что проглотил гвозди тем числом, которым меня привезли в больницу, эти требования выставляли зам по ЛПР Саудабаев Б.М., ОУОО Лепесов А. и ОУОО Беигазиев Д.К. и нашли в моем адресе угрозы, чтобы я не жаловался на администрацию.

Спустя 3-4 дня начальник учреждения ОВ 156/18 и зам по РОР ДУИС по ВКО Атаев, в нетрезвом состоянии, начали мне угрожать, что я не доживу до конца своих дней и что они спишут меня как матрац, от угроз я впал в депрессию и оторвал всю систему с рук, после этого на машине меня увезли в РСБ ИК-35.

По возвращению в ОВ-156/18 меня вызвал на беседу или допрос следователь РОВД, по пути меня перехватил зам. по РОР Нурбеков Д.Б. и просил меня сказать следователю, что я проглотил гвозди в СИЗО г. Алматы, в замен обещал обеспечить положительное решение суда о переводе меня в колонию-поселения.

Спустя 4 месяца я был переведен в учреждение минимальной безопасности. Ожидая постановление Жарминского районного суда у меня состоялся разговор с начальником отряда № 2 Тактыбаевым Р.Т., который сказал, что именно он ходатайствовал о моем переводе в колонию поселение, что он собирал документы, составлял характеристику, в качестве вознаграждения он требовал 150000 тыс. тенге. Данное требование я выполнил и был этапирован в учреждение ЖД 158/5.

Спустя некоторое время на мой сотовый телефонный номер № 8-705-232-10-88 стали поступать звонки и СМС от капитана Токтыбаева Р.Т. с угрозами, что он обеспечит мне возврат в учреждение ОВ-156/18 и позаботится в том, чтобы я попал в «Гарем».

Часть своего обещания Токтыбаев выполнил, когда я ехал в учреждение ОВ-156/18 из-за угроз Токтыбаева и к тому же я убедился, что он не шутит и реализация его угроз началось, я металлической проволокой у себя на груди выжег надпись «В моей смерти винить администрацию» и также вспомнив, что я там пережил, и не желал обратно возвращаться. 07.11.2016 года в учреждении ЛА-155/18 я проглотил один гвоздь длинною 10 см. По прибытию в ОВ-156/18 я стал требовать прокурора для обеспечения собственной безопасности, а также отказался от приема пищи, чтобы наверняка быть уверенным, что прокурор будет вызван. Спустя месяц из ШИЗО меня перевели в отряд № 1 «СУС», где каким-то образом стал курирующим начальником отряда капитан Тактыбаев Р.Т. и по сей день меня преследовал, где вместе с зам. по РОРом Нурбековым А.Б. ставили меня перед выбором «Лучше сам крутись» или они меня увезут в «Бункер» т.е. локальный участок. С учетом вышеизложенного.

ПРОШУ

Провести тщательную проверку, направить мне центральную следственную группу к привлечению к уголовной ответственности по ст. 105, ч. 1 УК РК всех сотрудников данного учреждения, медицинского персонала по ст. 362, ч. 2 УК РК; ст. 110, ч. 2 УК РК, ст. 370 УК РК, ст. 483 УК РК.

Все необходимые доказательства и факты, а также свидетели имеются у моих родственников, также о них я обязуюсь сообщить при личной беседе с сотрудниками Вашего центрального ведомства.

Прошу Вас остановить беспредел в отношении меня, где были существенно нарушены мои Конституционные права ст. 14, ч. 2, ст. 15, ст. 16, ст. 17, ст. 22 Конституции Республики Казахстан.

Прошу Вас восстановить мои законные права и справедливость.

Прошу Вас предоставить мне защиту а именно безопасность к ограничению мне доступа согласно принципам ст. 97 УПК РК и ст. 12 УИК РК. Написано мной с надеждой на законность. Заявление составлено на 4-х листах и прошнуровано в низу листов формата А4.

Также мной было подано в вышестоящую судебную инстанцию апелляционная жалоба на постановление суда №2 ВКО г. Усть-Каменогорск, но каким-то образом я получил бумагу об ознакомлении, что «Я собственноручно, в письменном виде, отказался от ранее поданной мной апелляционной жалобы и в дальнейшем я был в ожидании этапа».

Тем самым были грубо и намерено, нарушены принципы ст. 14, ч. 3 УИК РК, которое несет за собой уголовную ответственность предусмотрено статьями уголовного деяния ст. 416 УК РК, ст. 433 УК РК.

Также на основании вышеизложенного, прошу расследовать данный факт и наказать за прямую намеренность, которое усугубило и ухудшило мое положение, где я теперь прибываю с эмоциональным, психическим расстройством из-за незаконных действии со стороны сотрудников СИЗО и правоохранительных органов.

Также имеются все необходимые факты и доказательства. Статьей 419 ОЗНАКОМЛЕН. 29.05.2018 г. о/с Хусаинов С.Б. ».

 

Здесь, действительно, комментарии излишни. Факты необходимо проверить, а Сырымбету – направить письмо за подписью проверяющего прокурора. Вот только сомнения у меня по поводу формулировок в этом письме: факты опять не подтвердятся? Человек опять останется наедине с системой, не признавая незаконные действия «офицеров», присвоивших себе полномочия Господа? Или все-таки поменяется ситуация? Профессионализм появится в действиях тюремщиков, прокуроров, следователей и дознавателей? Так. Мысли в слух…

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: