КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Не все действия и высказывания Ермека и Серикжана были так уж однозначны, не всем они нравились, зато после процесса сторонников у них увеличилось в разы, причем за счет тех, кто раньше не ведал об их существовании или относился к ним со скепсисом.


22 января (как заметила мама подсудимого Серикжана Мамбеталина – Анастасия Мамбеталина, спустя ровно сто дней после ареста в Алматы двух общественных деятелей), судья Джарилгасова озвучила приговор. Именно озвучила, поскольку все было уже решено, и об этом свидетельствовали десятки омоновцев и солдат, которые окружили не только суд, но и рассредоточились по всему району. Власть, сажая очередных своих оппонентов, традиционно показывает боязнь реакции со стороны граждан.

На последний день судебного процесса Ермека Нарымбаева, объявившего голодовку 18 января, внесли на носилках. Трудно ожидать от администрации следственного изолятора большого гуманизма, поэтому можно было понять (и даже по внешнему виду), что Ермеку действительно плохо. Однако судья Джарилгасова в очередной раз проявила бесстрастность, и, ссылаясь на мнение присутствующих врачей, решила, что участвовать в заседании он сможет, пусть даже лежа. Зато отказалась запускать в зал даже нескольких журналистов, внесенных в доверительный список. По всей видимости, были опасения, что подсудимый может уйти в иной мир.

Неожиданно прокурор предложил поменять вторую часть вменяемой статьи на первую, т.е. убрав «группу лиц» и «предварительный сговор», пытаясь таким образом придать процессу видимость объективности. Так что хотя бы за попытку ему плюсик.

В ходе прений Серикжан Мамбеталин несколько раз назвал судебный процесс более уместным словом - «балаган», а в балагане допустимо все: можно судить не только беззвучного больного, но и мертвое тело, если бы случилось худшее.

Нет большого смысла повторять все промахи следствия и суда, так как закона и правосудия в данном деле можно не искать. Как водится, во всех подобных политических процессах сложный многоходовой замысел компенсировался убогостью его исполнения. Правда, Серикжан Мамбеталин нашел позитивный момент:

- Судебное разбирательство произошло на высшем уровне. Я удовлетворен, - без иронии высказался Мамбеталин. В самом деле, требования придерживаться некоторых процедурных стандартов в еще большей степени подтвердило несостоятельность и абсурд обвинения. Особенно суд, должно быть, разочаровали свидетели обвинения – одни (из интеллигенции) отказались «топить» подсудимых, другие  - как всегда: либо не помню, не знаю, либо давали показания из области очевидное-невероятное. Про «забывчивость» и «рассеянность» следователя Чапурина, умудрившегося забыть и растерять все, что касается подтверждения вины Нырамбаева-Мамбеталина, достойна анекдотов. К тому же, как поведала общественный защитник Серикжана – Анастасия Мамбеталина (подтверждая ранее сказанное самим подсудимыми), на вопрос: зачем вообще понадобилось раскручивать абсурдное дело, следователь многозначительно указывал пальцем вверх.

- Мы судим людей за осуществление конституционного права, а это конституционный кризис, - обозначил свой взгляд адвокат Мамбеталина – Ермурат Муканов, который, как и Жанара Балгабаева – адвокат Ермека, действительно сделал все возможное. Но, как полагается в политических процессах, о состязательности сторон речи не велось.

Ермеку Нарымбаеву не удалось поучаствовать прениях – не позволяла слабость. Когда, наконец, собрался с силами, прения были объявлены законченными. Осталось лишь последнее слово, которое судья Джарилгасова оборвала на вопросе к народу Казахстана: «Сколько будешь еще спать?» и удалилась «совещаться».

Очевидно, что если бы оба общественных деятеля признали свою «вину», как это сделал днем ранее их товарищ по несчастью из Астаны, правозащитник Болатбек Блялов, исход мог быть другим. Но что сделано, то сделано. И теперь копилка политзаключенных обогатится еще двумя фигурами. С другой стороны, не все действия и высказывания Ермека и Серикжана были так уж однозначны, не всем они нравились, зато после процесса сторонников у них увеличилось в разы, причем за счет тех, кто раньше не ведал об их существовании или относился к ним со скепсисом. За это отдельное спасибо суду и настоящим авторам этого дела.

- Если мир узнает, что в Казахстане судят за то, что человек привел цитату из произведения, над нами будут смеяться, - сказал Серикжан Мамбеталин. Ну так уже смеются, притом давно, смеялись и до Бората, и после (Казахстан до сих пор вдохновляет западных режиссеров на создание боевиков и триллеров, чьи действия происходит в дикой и непредсказуемой стране). Вот только внутри страны не до смеха. Зачитав приговор, судья Джарилгасова вспомнила про частное постановление и рекомендовала возбудить дела в отношении еще двоих пользователей Фейсбука – Айгуль Утеповой и Фазыла Айткожи, не пояснив за что, хотя скорей всего всё за то же – по печальной статье 174 УК РК.

Значит, запущенная репрессивная машина не намерена останавливаться на достигнутом. Буквально за полгода страна оказалась в числе экономических и политических аутсайдеров. Тогда, что делать государству, если цены на нефть падают, курс тенге тоже, и вместе с ними и без того невысокий авторитет власти и конкретных ее представителей? Только искать виновных на стороне. Что означает: наступают действительно темные времена.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: