Опасные связи

13.11.2019

Житель г.Щучинска (Акмолинская область) Игорь Анатольевич Бессонов в 2017 году был приговорен специализированным межрайонным судом по уголовным делам Акмолинской области к 16 годам лишения свободы. Мужчину обвинили в изнасиловании своей 12-летней дочери, однако не все так гладко.

«В ночь с 12 на 13 февраля 2017 года в моей семье произошел скандал, на почве того, что я пришел домой в алкогольном опьянении. Наутро я проснулся от того, что меня будит сотрудник полиции. Мне задавали вопросы, на которые я не мог дать внятного ответа, так как не понимал, что происходит. Затем мне пояснили, в чем меня обвиняют, и что это якобы изнасилование своей родной дочери…» — пишет он.

Однако, скандал на почве опьянения перерос в выяснение отношений. Как утверждал Игорь Бессонов, обнаружилось, что деньги, которые он оставлял жене, в том числе на оплату коммунальных услуг, уходили не по адресу. Так что после второй части «разговора на повышенных», как утверждает мужчина, отобрав у жены все банковские карты, он лег спать. Дочка якобы сказала матери, что пойдет успокоит отца.  

В доме Бессоновых между комнатами отсутствуют двери, кроме того, как показала на следствии супруга Игоря Бессонова, последний «не давал никому спать» до 7 утра. И в то же время оказалось, что произошло изнасилование с применением силы. Однако женщина, находясь в двух с половиной метрах от «места преступления», ничего не услышала. «Экспертом не обнаружено каких-либо повреждений в области запястья кисти или ладони правой руки потерпевшей, несмотря на то, что последняя утверждает, что я сдавливал и скручивал ее правую ладонь до характерного хруста пальцев. Здравомыслящий человек, никогда не поверит в то, что, выкручивая руки, ломая пальцы ребенку 12 лет, что ребенок не заплачет и не закричит, не говоря уже о половом акте. Если исходить из показаний потерпевшей, то должны были остаться характерные этому воздействию следы, чего в принципе экспертом обнаружено не было. Как и не обнаружены и характерные повреждения, для этой категории дел, на бедрах и туловище», — недоумевает в своей жалобе на приговор осужденный.

И еще один крайне деликатный для мужчин момент, но в данном случае это уже неважно. Его бывшая жена поделилась в суде тем, что Бессонов, находясь в состоянии даже незначительного алкогольного опьянения, был, скажем так, «недееспособен» вследствие физиологических особенностей. А при сильном опьянении даже не пытался «это» делать и сразу ложился спать. Ко всему прочему, мужчина принимал таблетки от импотенции.

Другим потрясением для Игоря Бессонова стало то, что его дочь в свои 12 лет состояла в социальных сетях в группах «21+» с более чем характерными фото и видео, на что были сделаны соответствующие скриншоты. Следователь же в присутствии психолога ограничился вопросом, обращенным, по сути, к ребенку: «Порно-сайты посещали?» Ответ, разумеется, нет.

После заявленного ходатайства о проведении следственных действий по проверке телефонов и компьютера потерпевшей, в тот же день с устройств были удалены все следы посещения сайтов. Правда, по настоянию стороны защиты к делу был приобщен диск с копией информации, что была на том компьютере, но о нем почему-то более нигде не упоминается. Специалисты при необходимости вполне могли бы извлечь оттуда всё, что нужно, но суд отклонил это ходатайство.

Единственной уликой, помимо показаний (или оговора, как считает осужденный) стали несколько застарелых пятен крови на простыне. Но каково их происхождение (в результате ли проблем с геморроем, а может быть из-за менструации?) и каков их возраст – устанавливать не стали.

Зато во время следствия Игорь Бессонов столкнулся со следственными манипуляциями, связанными со временем в проведении отдельных следственных действий (проводимых «задним числом»), что лишило Игоря возможности полноценной защиты.

— На мой вопрос следователю, почему не проверяются наши показания, я получил четкий ответ: «Мне не нужны ваши показания, мне нужно тебя посадить», — рассказывает осужденный.

Не исключено, что мотивом к оговору  могло послужить желание супруги избавиться от мужа. Разлад в семье случился задолго до драматического вечера, однако женщину, как считает осужденный, интересовали пусть небольшие, но стабильные доходы, получаемые от принадлежащего Бессонову шиномонтажного оборудования.

Старшие дети Бессоновых не могут поверить, что их отец, трясшийся над младшей и работавший на износ, чтобы обеспечить ее полноценным лечением в связи с проблемами с сердцем мог пойти на такое.

В сухом остатке: 16 лет лишения свободы для Игоря Бессонова; 5 лет лишения свободы для следователя (правда, получил он свое наказание за другие расследования); его супруга в настоящий момент, как рассказала старшая дочь Игоря — Анна Бессонова, является фигурантом уголовного дела по «мошенничеству», но продолжает находиться на свободе.

— Я же в свою очередь не могу даже добиться рассмотрения кассационной жалобы, которая должна быть обязательной. Все мои обращения оставляют без рассмотрения. На свои обращения, я получаю нелепые «отписки», порой даже не по теме, моего обращения. Ко всему этому я не могу огласить подробности своего дела, в этом случае я могу получить от 5 до 10 лет «сверху» за оглашение. Поневоле возникает вопрос, как можно себя защитить? – сетует мужчина.

Кстати, пока Игорь Бессонов находился в следственном изоляторе, его супруга, по словам Анны Бессоновой, подсуетилась и продала его автомобиль вместе с оборудованием для шиномонтажной станции.

Обвинения, связанные с сексуальными домогательствами в отношении несовершеннолетних, пожалуй, являются (за исключением политических дел) самыми чувствительными для казахстанской Фемиды и требуют самого тщательного подхода как к словам потерпевших, так и к подозреваемых. И в том, и в другом случае на кону стоят сломанные судьбы. Заявлять напрямую виновен или невиновен Игорь Бессонов мы не можем, и все благодаря тому, что следствие и суд так и не ответили на поставленные вопросы.

Очень похожий случай был в 2016 году в Алматы. Тогда супруга пыталась избавиться от опостылевшей пожилой «половины» (а заодно «отмести» квартиру для дальнейшего проживания в ней с любовником), используя вариант с «изнасилованием» ребенка. Мужчину, прошедшего следственный изолятор, спасло только то, что его дело рассматривалось судом присяжных. А присяжные, как показывает практика, в отличие от назначаемых судей, все же привыкли разбираться в коллизиях дела.


Добавить комментарий