КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Ходатайство политзека Вадима Курамшина председателю Верховного суда

18.07.2018

Председателю Верховного суда Жакипу Асанову

 

ХОДАТАЙСТВО

 О вынесении представления о пересмотре наказания в порядке надзора приговора от 07.12.2012 года.

 

7 декабря 2012 года приговором межрайонного специализированного суда по уголовным делам Жамбылской области я был осужден по статье 181 ч.4 УК РК с применением статьи 59 ч. 2 УК РК (в редакции 1997 года). Было назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы в колонии особого режима.

9 сентября 2015 года Есильский районный суд СКО имеющийся в приговоре от 7 декабря 2012 года термин «рецидив» ч.3 статьи 13 УК РК (в редакции 1997 года) заменил на статью 14 ч.2 УК РК новой редакции – «опасный рецидив».

27.06.2018 года судебная коллегия по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда из приговора 7 декабря 2012 года статью 59 исключила, назначив к отбытию 9 лет лишения свободы в колонии особого режима. При этом все вышестоящие судебные инстанции приговор от 7 декабря 2012 года оставили без изменения.

Несмотря на пройденные судебные инстанции по данное время имеет место очевидный факт неправильного назначения мне наказания – применение определения «рецидива» преступления.

Так в описательный части приговора от 7 декабря 2012 г. указано «… суд установил, что подсудимый Курамшин В. ранее неоднократно судим, в том числе судом г.Петропавловска 22 сентября 1999 г. за совершение преступления по п.б части 3 статьи 167 УК РК, относящегося к категории тяжких преступлений». «Его судимость не погашена». «Отягчающим вину Курамшина В. суд считает наличие у Курамшина В. опасного рецидива».

В силу требований 3 пунктам 13 нормативного постановления ВС РК от 25 декабря 2013 года №8 (обратимо во времени) приведенные выше выдержки из приговора от 7 декабря 2012 г. подлежат исключению как незаконно вмененные. Поскольку, исходя из данной нормы, суды должны были руководствоваться следующим: «на основании статьи 15 Закона РК об амнистии от 9 января 2006 г. следует признавать снятыми судимости на основании амнистии, которые были освобождены от наказания, так и у тех лиц, которые к моменту издания амнистии наказание уже отбыли». Из чего следует очевидный вывод – судимость от 22 сентября 1999 года по статье 177 ч. 3 УК РК, на которую указано в приговоре от 7 декабря 2012 г., подлежит к снятию, а последующие судимости погасились временем, поскольку относятся к категории небольшой тяжести.

Что твердо обосновывается четко прописанными требованиями Закона, толкования которых строги и недвусмысленны.

9 января 2006 года вышла амнистия. Постановлением районного суда СКО 22 января 2003 г. от наказания от 22 сентября 1999 г. я был условно-досрочно освобожден. 1 февраля 2003 г. неотбытый срок составлял 3 года, 7 месяцев и 3 дня.

Никаких временных аномалий в природе на данный период зафиксировано не было. Конец срока наказания: 24 августа 2006.

С 1 февраля 2003 г. для моего УДО истекло без 13 дней 3 года к моменту 9 января 2006 г. – к выходу амнистии. На момент выхода амнистии 9 января 2006 до истечения срока моего наказания оставалось 7 месяцев 15 дней.

С 1 февраля 2003 года моего УДО истекло, без 15 дней, 3 года к моменту 9 января 2006 года к дню выхода амнистии. На момент выхода амнистии – 9 января 2006 года до истечения срока моего наказания оставалось 7 месяцев 15 дней – менее одного года.

В соответствии со статьей 5 закона об амнистии, подлежали освобождению от наказания осужденные за тяжкие преступления, которым к моменту выхода амнистии оставалось менее года.

В статье 10 Закона об амнистии прямо указывается, что «амнистия распространяется на лиц, отмеченных в подпункте 8 осужденные по статье 177 ч. 3 УК РК, которым до конца срока наказания на момент выхода амнистии оставалось менее одного года». Лиц условно-досрочно освобожденных от наказания надлежит амнистировать территориальным судам по месту их жительства. В моем случае это городской суд Петропавловска. Статья 19 Закона об амнистии накладывала обязанность на суд применить ко мне амнистию не позднее 6 месяцев, то есть до 9 июля 2006 года.

Не исполнено!

24 августа 2006 г. срок моего наказания истек. Но амнистия по вине суда г.Петропавловска так и не была исполнена. Что не помешало судье городского суда Петропавловска месяц спустя после истечения срока моего уголовного наказания и спустя два месяца после обозначенного обязательного исполнения судом применения амнистии вернуть срок УДО по судебному постановлению от 22 января 2003 г., присоединив его к наказанию по приговору 26 сентября 2006 г. в виде моего ограничения свободы, отправив меня таким образом в колонию строгого режима на срок 3 года и 6 месяцев. Несмотря на всю очевидность незаконного игнорирования судье городского суда г.Петропавловска требований статьи 5 Закона об амнистии коллегия по уголовным делам областного суда в 2006 г. и 2007 г. отказала мне в применении амнистии по откровенно надуманным основаниям. В своем ответе они указали, что «…срок неотбытой части наказания составляет 3 года 7 месяцев и 3 дня, а не менее года, как ошибочно полагает осужденный Курамшин».  

Столь издевательские отписки в применении амнистии 12 лет назад мешают мне и сейчас добиться законности.

20 июня этого года в ходе рассмотрения моего ходатайства на применение амнистии  областной суд ВКО, изучив мои доводы, запросил по инициативе представителя прокуратуры имеющиеся в отношении меня судебные акты 2006 года в связи с чем был объявлен перерыв.

27 июня этого года судья при изучении судебных актов, с которыми прокуратура вышла в суд с инициативой требования исключения статьи 60, выявились судебные постановления областного суда СКО от 2006 и 2007 гг. с указанной незаконной формулировкой в отказе мне в применении амнистии, что послужило основанием для отказа и в этот раз – уже в областном суде ВКО, поскольку этот суд является судом той же инстанции, что и суд СКО. При этом обращаю внимание председателя Верховного суда на следующее:

– В соответствии с пунктом 4 нормативного постановления Верховного суда РК №8 от 25 декабря 2007 г.: «При признании рецидива и определении его вида необходимо тщательно выяснять обстоятельства, касающиеся прежних судимостей каждого из подсудимых. В частности, выяснению подлежат: возраст подсудимого в момент совершения преступлений, категория преступлений, за которые подсудимый ранее был осужден, вид наказания, который был определен по приговору суда, было ли фактически отбыто назначенное по приговору наказание, имело ли место замена назначенного по приговору наказания другим наказанием и в связи с чем, когда и по каким основаниям осужденный был освобожден от отбывания наказания, были ли сняты или погашены прежние судимости».     

Данное судебное постановление на момент вынесения приговора от 7 декабря 2012 г. имело силу закона в соответствии со статьей 4 Конституции РК. Данное судебное постановление было включено в состав действующего права, а также является общеобязательным.

Из этого следует, что вмененный мне особо опасный рецидив в приговоре от 7 декабря 2012 г. был не обоснован. Таким образом, я был лишен права на объективный, компетентный, справедливый суд. А также имел место факт откровенной дискриминации. Данная норма подпадает под прямой запрет как Международного пакта о гражданских и политических правах, так и Конституции.

На основании всего вышеизложенного, руководствуясь ч.2 статьи 486 УПК РК, статьей 2 УПК РК, положениями МПГПП, прошу Вас:

– Вынести представление о пересмотре в части надзора вступившего в силу приговора от 7 декабря 2012 г., исключить незаконное вменение рецидива и указания на имевшие отягчающие обстоятельства «ранее судим».

– Привести приговор и наказание в соответствии с требованиями закона.    

 


Добавить комментарий