Будущее казахстанской журналистики в фокусе её настоящего

15.11.2018

Данная конференция, организуемая Бюро представителя ОБСЕ по вопросам свободы прессы вот уже 20-й раз, впервые проходила в Казахстане. При этом не только сама конференция была юбилейной по своему номеру, но и выбранные для её проведения дни 7-8 ноября. Конференцию открыл представитель ОБСЕ по вопросам свободы прессы Арлан Дезир, а от лица казахстанского правительства собравшихся приветствовал министр информации и коммуникаций Даурен Абаев.

Про юбилейные даты и борьбу с фейками

Ровно сто лет плюс один год назад, в седьмой и восьмой день ноября 1917 года власть в бывшей Российской империи захватили большевики во главе с Владимиром Лениным и Львом Троцким. А уже на следующий день возглавляемое ими правительство под названием Совет народных комиссаров издало Декрет о печати, которым были закрыты все небольшевистские газеты: объявили, что закрывают временно, а оказалось, что на семь десятилетий вперёд.

Об этой знаковой годовщине мы напомнили участникам конференции, как только смогли получить микрофон для реплики с места. И подвигла нас на это не просто любовь к круглым датам, а необходимость как-то дополнить представителя нашего профильного Министерства информации и коммуникаций Михаил Комиссаров, заместителя председателя министерского Комитета телекоммуникаций. Он начал своё выступление с напоминание об отмечаемом 8.11.2018 столетнем юбилее республиканских газет «Казахстанская правда» и «Егемен Казакстан», ведущих свою датировку от двух компартийных газет, выпуск первых номеров которых в Оренбурге явно был приурочен к первой годовщине большевистского переворота в Петрограде.

Другим юбилеем дня, о котором сообщил участникам конференции высокопоставленный госчиновник с такой комиссарской фамилией, было 60-летие Казахского телевидения, первый эфир которого 7.11.1958 безусловно был приурочен к праздновавшемуся тогда 40-летию Октября. От этого факта из прошлого оратор перебросил мостик к настоящему и будущему, сообщив о полном завершении перехода центральных казахстанских телеканалов с аналогового вещания на цифровое.

А вот ещё несколько цитат (правда, очень кратких – цитируем по односложному воспроизведению в одном из интернет-постов от 7.11) из выступления зампреда Комитета телекоммуникаций:

  • «Сейчас распространен обмен мнениями, а не журналистика».
  • «Самый незащищенный интерфейс интернета – это сознание пользователя».
  • «Возрастает угроза распространения фейковых новостей».

Очень популярная ныне тема распространения фейк-ньюс и необходимости факт-чекинга была одной из главных тем конференции, как и в целом в мировом медиа-пространстве на протяжении последних нескольких лет. При этом в демократических странах теоретики и практики СМИ, законодатели и правоприменители бьются над трудно разрешимой проблемой нахождения баланса между защитой общества от дезинформации и языка вражды с одной стороны и недопустимостью ограничения свободы слова в СМИ и соцсетях. У нас же в Казахстане просто-напросто ввели в Уголовный кодекс статью 274 об ответственности за распространение ложной информации (срок до 10-ти лет) в дополнение к давно существующей статье 174 об ответственности за возбуждение всяких видов розни (срок до 20-ти лет).

Об этом мы также напомнили участникам конференции в ещё одной реплике, констатируя при этом невозможность для казахстанских правозащитников порадоваться вместе с госчиновниками тому, что пока во всём мире только обсуждают, как лучше противостоять фейкингу и языку вражды, в нашей стране эта проблема решена законодательно. Нечему тут радоваться, а тем более похваляться перед странами-участницами ОБСЕ, поскольку едва ли не все известные нам случаи применения обеих статей УК к журналистам и блогерам выглядят как очевидная расправа с критиками власти и преследование инакомыслящих.

Воспроизведём далее несколько цитат из выступления на конференции главного редактора центральноазиатского информационного агентства «Фергана.ру» Даниила Кислова:

  • «Фейки заставляют нас сомневаться в их правдивости, думать о том, как обстоит дело в реальности, не поддаваться торопливым эмоциям».
  • «Сомневаться нужно во всем. Это должно быть основой для любого современного человека, который сегодня вынужден жить в Интернете».
  • «Интернет учит людей думать критически, а телевидение – самый большой фейк-ньюс».

К последней цитате хотелось бы добавить, что и с интернетом, и с телевидением бывает и так, и эдак, хотя в целом «ферганец» Кислов, наверное, прав – хотя бы потому, что телеканалы у нас всегда под крылом начальства, а интернет-сайты всё-таки не всегда. 

Порочный круг проблем со свободой СМИ

Одно из заседаний конференции было посвящено страновым презентациям положения со свободой прессы в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане. Воспроизведём ниже фрагментарно обзор казахстанской ситуации, сделанный президентом казахстанского Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамары Калеевой.

Свой обзор она начала с констатации того, что за год, прошедший с предыдущей Центрально-азиатской конференции по свободе СМИ, в нашей стране никого из журналистов не убили, не изувечили, а после освобождения Сейтказы и Асета Матаевых никто не посадили, хотя новые кандидаты на места за решёткой есть. Но если вникнуть, ситуация очень тяжелая. Все тихо-спокойно, потому что настоящая, независимая и демократическая журналистика задавлена. Давление это всестороннее, зачастую подспудное и идет много лет. Не случайно в 2017 году в рейтинге свободы прессы, составляемом неправительственной организацией «Репортеры без границ», Казахстан оказался на 157-м месте из 180-ти. Казахстан остаётся в числе несвободных стран и в рейтинге правозащитной организации Freedom House. Положение страны сравнивают тут с продолжительным падением по нисходящей спирали. Эксперты Freedom House оценили демократию в Казахстане в 22 балла из возможных 100.

Основные потери 2017 года:

  • Суд запретил главному редактору газеты «Трибуна. Саяси калам» Жанболату Мамаю заниматься журналистской деятельностью в течение трех лет. Газета «Саяси калам. Трибуна» была вынуждена закрыться.
  • Вынужденно ушёл из журналистики главный редактор «CentralAsiaMonitor» и директор сайта «Радиоточка» Бигельды Габдуллин. Популярный интернет-портал «Радиоточка» тоже был вынужден закрыться.
  • С грубейшими нарушениями национального законодательства, не говоря уж о международных стандартах свободы слова и принципах ОБСЕ, закрыто популярнейшее сетевое издание «Ратель». Его ведущие журналисты, которых до сих пор называют звездами казахстанской журналистики, остаются без работы. Под постоянным давлением, судебным и административным рапботают последние независимые издания «ДАТ» и «Уральская неделя».

О том, что журналисты – сторожевые псы демократии, сказано и в повестке нынешней юбилейной конференции. А в каких документах Казахстана и выступлениях казахстанских руководителей последних лет говорится или хотя бы упоминается об этом? Таких документов и выступлений я не нашла. Зато депутат Сената парламента, в недавнем прошлом руководитель Конгресса журналистов Казахстана Дарига Назарбаева совсем недавно на форуме для молодых журналистов «Жас калам» объясняла главную задачу журналистов так: «На сегодня, на мой взгляд, самый большой вызов, который стоит перед журналистикой, — это не только сегодня, это будет завтра, это будет всегда — быть тем самым модератором или медиатором между государством и обществом. Умение донести птичий язык чиновников, извините за выражение, до самой широкой аудитории». Иными словами, задача журналистики – быть толмачом, растолковывать чиновничьи речи, объяснять, какие они умные и важные. 

С этой позицией, разумеется, полностью согласен наш министр информации и коммуникаций Даурен Абаев. По его словам, сказанным на том же форуме, правильно заданные журналистами вопросы могут поспособствовать пониманию у чиновников об уровне их ответственности. Хотя он и сетует, что до этого идеала отечественная журналистика еще не дотягивает. «Последние 15 лет, возможно, журналистика в каких-то сферах потеряла остроту или наоборот переточила свое перо, из одной крайности в другую», – говорит министр. Примечательные слова руководителя министерства, которое незаконным приказом уничтожило одно из последних независимых изданий, интернет-портал «Ратель»!

С 2015 года появилась в Уголовном кодексе и новая статья 274 – «Распространение заведомо ложной информации». Статья спорная, много раз критиковалась международными органами, не только ОБСЕ, но и Комитетом по правам человека ООН и Советом по правам человека ООН и другими. Один из обвиняемых по этой статье в 2016 году был найден мертвым в СИЗО. Под этой статьей, сейчас, кстати, ходит главный редактор «Рателя» Марат Асипов и свидетелями с правом на защиту, то есть фактически подозреваемые журналисты Сапа Мекебаев и Анна Калашникова.

 

В конце 2015 года принят рекомендуемый и давно ожидаемый закон «О доступе к информации». При многих плюсах он оказался далек от международных стандартов, ввел категорию «информация для служебного пользования» и другие ограничения. Сейчас отовсюду идут жалобы на то, что закон не исполняется. Возможно, это требует времени.

В 2017 году приняты инициированные правительством поправки в закон «О средствах массовой информации». В результате в два с половиной раза увеличился срок предоставления информации по запросам журналистов, усложнилась процедура подачи запросов. Без каких-либо юридических обоснований введен термин «ущемляющие законные интересы сведения»,

Поистине стремительную динамику показывает рост уголовных дел по статье 174 УК КП — «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни». Да, Казахстан активно борется с угрозой терроризма и экстремизма, жестко пресекает все попытки дестабилизировать обстановку внутри страны. Но нередко эта борьба нарушает права человека на свободу слова и убеждений.

Статья 174 предусматривает наказание от 2 до 20 лет лишения свободы. Но в законодательстве и судебной практике страны нет различия между разжиганием национальной, религиозной, социальной розни и выражением мнения по тем или иным актуальным проблемам, нет научно разработанных экспертных методик исследования вербальной и аудиовизуальной информации на наличие в ней признаков розни. При рассмотрении уголовных дел по таким обвинениям следователи и судьи руководствуются своими обыденными представлениями о том, что такое разжигание розни, пользователи социальных сетей не знают законных пределов ограничения свободы выражения. Любые дискуссии по вопросам межнациональных, межконфессиональных, социальных отношений трактуются как возбуждение розни и караются длительными сроками заключения.

В 2016 году к 3 годам тюрьмы был приговорен Санат Досов. Его признали виновным в возбуждении межнациональной розни за критику президента РФ Владимира Путина в социальной сети. Годом раньше предприниматель Ермек Тайчибеков приговорен к 4 годам лишения свободы за посты в соцсетях, в которых он высказывался за углубление политических отношений Казахстана и России. В 2017 году к пяти годам тюрьмы по обвинению в возбуждении религиозной розни приговорен приверженец религиозного объединения «Христианская община «Свидетелей Иеговы» Теймур Ахмедов, к 4 годам 8 месяцам тюрьмы за обсуждение в социальных сетях вопросов ислама приговорен Сатымжан Азатов.

Если в целом, то проблем со свободой СМИ у нас столько, что они образовали классический порочный круг. Если смотреть в корень, то наши вузы выпускают необразованных журналистов. Они знают основы и даже нюансы маркетинга, но не знакомы с мировой культурой, в программах этих факультетов вообще нет зарубежной литературы, нет даже факультативных курсов по искусству. Отсюда и примитивная лексика, и примитивное мышление, такие журналисты верят, что их предназначение – обслуживать косноязычных чиновников.

С правовых образованием вообще швах. Казахстанские НПО с помощью зарубежных партнеров пытаются заполнить пробелы в образовании молодых журналистов, обучают проверке достоверности фактов, предостерегают от языка ненависти, но этого совершенно недостаточно, Если мы говорим о будущем казахстанской журналистики, то решать её проблемы надо комплексно, – закончила Тамара Калеева.

А мы на этом завершим наш отчёт о прошедшей неделю назад конференцию.


Добавить комментарий