КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Печально известное среди алматинцев государственное коммунальное предприятие «Алматыжер», ответственное за оценку изымаемой собственности горожан под государственные и не очень нужды, уже сменило вывеску, но у некоторых жертв его деятельности до сих пор не опустились руки.


В 2013 году - в преддверии двадцатилетия Конституции РК - в Алматы произошел очередной снос частной постройки, оцененной специалистами ГКП «Алматыжер», как минимум, вдвое меньше рыночной цены. Небольшое кафе снесли за один день и без письменного предупреждения. При этом на месте не было ни самих владельцев (из-за чего строение рушили вместе с мебелью, техникой и другой собственностью), ни представителей «Алматыжер». Не было даже исполнительного листа, без которого никто не имеет права уничтожать чужую собственность.

Все эти годы пострадавшие пытаются добиться компенсации на всех уровнях. Безрезультатно. Тем не менее, борьба продолжается, - рассказали во время пресс-коференции в Алматы представитель потерпевшей стороны Динара Казакбаева, руководитель общественного объединения «АРД» Денис Алимбеков и директор Центра социально-политических исследований Олеся Халабузарь.

Алматинский строительный бум, продолжавшийся несколько лет, обогатил хозяев десятков строительных компаний и аффилированных с ними городских чиновников, в то же время, разоряя сотни обычных горожан, не обладающих нужными связями и полномочиями. Главная проблема заключалась в оценке собственности – оценщики «Алматыжер» выдавали свои результаты, порой в разы отличавшихся от оценок независимых экспертов и рыночной стоимости. Побочно горожане жаловались на угрозы со стороны «специалистов» этой организации, в нескольких случаях возникали подозрения, что дома, включая многоквартирные, сгорали не просто так, поскольку их жители очень уж упорно отказывались выселяться за предлагаемый минимум. Когда протесты лишившихся по милости городских властей своих домов стали принимать массовый характер, на выкрутасы «Алматыжер» была вынуждена обратить внимание прокуратура. На тот момент Генеральный прокурор Рашид Тусупбеков выступил с заявлением: деятельность «Алматыжер» и их астанинского аналога «Квартирное бюро» противоречат казахстанскому законодательству. Сказано – сделано. И в ноябре 2008 года Специализированный межрайонный экономический суд города Алматы признал деятельность «Алматыжер» незаконной. Однако потом это постановление было отменено, а «Алматыжер» продолжил свою практику, по тихому сменив слишком уж громкое название на «Алматыкалажер».

В 2001 году семья Юсупа Майлянова приобрела жилой дом в 100 кв.м., переоборудовав его в 2003 году под кафе, при этом хозяева пристроили к нему дополнительно 200 «квадратов».

Однако счастье Майляновых длилось недолго: 18 сентября 2003 года было вынесено постановление о взыскании штрафа без принудительного сноса строения. Но акта ввода в эксплуатацию, который должен был выдать ДГАСК (Департамент государственно-строительного контроля и лицензирования), Майляновы так и не дождались, и кафе закрывать не стали.

В 2006 году сотрудники «Алматыжер» вспомнили о существовании кафе, когда понадобилось место под строительство станции метро. Уведомления о возможном сносе заявили устно. Письменное подтверждение семья Майляновых получила значительно позже, в ноябре 2011 года. Столь поздний ответ можно отнести и за счет того, что «Алматыжер» стало не до того, так как из-за своей бурной деятельности сами попали под судебное разбирательство.

Весной 2012 года Юсуп Майлянов вновь подал документы на оформление акта ввода в эксплуатацию. По словам собственника, в ДГАСКе в течение полугода с ним играли в обещания: сначала заверяли, что подпись под актом будет поставлена, затем отказываясь от своих слов. Все это продолжалось, пока замруководителя Департамента Каиржан Жаксымбетов открытым текстом якобы не заявил, что акт он не выдаст.

Вообще, по закону при сносе частного дома, государство обязано выплатить ущерб пострадавшей стороне. Бюджетом закладывается определенная сумма с излишком, чтобы не возникло конфликтов с гражданами, не было недовольств и бунтов, затем деньги передаются акимату, а из него в «Алматыжер». 10 сентября 2012 года Департамент предоставил выписку об отчете на стоимость земельного участка. Компенсацию Майляновым предложили, но она была ни в раз и ни в два меньше реальной стоимости построек – 46 млн. вместо насчитанных оппонирующей стороной 520 млн. Чтобы все было по-честному семья сделала свою оценку в частной оценочной организации.

На этот раз ждать ответа от «Алматыжер» долго не пришлось: на оценку Майляновых департамент подал исковое заявление в алмалинский суд № 2, который состоялся 30 ноября того же года. Во время судебного процесса определением суда было принято решение отправить на экспертизу в Республиканскую палату оценщиков версии двух сторон, и полученный ответ палаты оценщиков подтвердила недостоверность расчетов «Алматыжер». Однако судья Айтжанова выносит решение о «принудительном отчуждении земельного участка».

Все эти подробности во время пресс-конференции озвучила Динара Казакбаева – племянница Юсупа Майлянова, поневоле ставшая юристом во время всех земельно-судебных перипетий.

Нарушение, как считает Динара, еще и в том, что на момент подачи искового заявления оценка ГКП «Алматыжер» оказалась просрочена, что автоматически не дает права для выдачи компенсаций за земельный участок.

8 февраля 2013 года апелляционная коллегия оставила решение первой инстанции без изменений, хотя постановление суда Майлянов получил только 26 февраля, что не помешало Департаменту подсуетиться и снести дом, не имея на то законных оснований.

23 февраля 2013 года в районе 10 часов утра исполнители на тракторах начали сносить кафе - об этом собственники узнали от знакомых, которые позвонили, увидев, как сносят здание. Когда Юсуп и члены его семьи добрались до кафе, половины его уже не было, также как не было ни одного представителя «Алматыжер», ни обязательного в таких делах полицейского, ни сотрудников Департамента по исполнению судебных актов. Разве что удалось добиться ответа от тракториста: он выполняет задание акимата.

Сама Динара считает, что это было самоуправство, ведь им даже не дали вынести вещи:

- Исполнительный лист по запросу мы получили только в августе. Все, что находилось там внутри, было сметено трактором. На тот момент мы не могли сделать видео, нашему дяде стало плохо. И нам пришлось отойти в сторону, позволив все снести. В дальнейшем не было объяснений. Только со стороны суда нам говорили: «Принесите решение суда, мы вам оплатим» и полное отрицание своего участия с их стороны. На протяжении четырех лет мы боремся, проходим разные инстанции и бьемся о закрытые двери. Мы были согласны на снос, но с той компенсацией, которую просим мы. Нам прямым текстом сказали: «боритесь или не боритесь, вас все равно снесут».

Через два дня, когда техника добивала остатки кафе, Майлянов получил постановление на руки, но на тот момент второй экземпляр, который должен был получить представитель акимата, находился еще в суде. Семье пострадавших удалось добиться встречи с представителями «Алматыжер», вот только на прямой вопрос: «Кто снес здание?» ответы давали разные. Инспектор ГКП по имени Гульшат сказала, что это они снесли на основании решения суда, которое у нее было на руках в виде копии и без подписи судьи Айтжановой. Директор «Алматыжер» Сергей Чайкин просто направил жалобщиков в Департамент по исполнению судебных актов. Однако там отказались брать на себя ответственность, мотивируя, что исполнительного листа они не получали, сносом этого кафе не занимались.

Исполнительный лист семья Майляновых, как уже указывалось, получила только 26 августа 2013 года, и там новая неожиданность - согласно документу, Майлянов снес свое кафе САМ и ДОБРОВОЛЬНО!

Правозащитник Денис Алимбеков, имеющий огромный опыт в судебных разбирательствах, связанных с вопросами жилья и земли, возмущен в не меньшей степени:

- Имеет право на снос только судебный исполнитель на основании исполнительного листа, который выписывает суд первой инстанции! Я видел письма от гражданина Майлянова, которые посылал он в правоохранительные органы. Но они не проверяли, ссылаясь на решения судов. Если мы не будем говорить об этих вопиющих фактах, тогда, извините, зачем мы празднуем 20 лет конституции? Всеми организациями, физическими и юридическими лицами, уполномоченными органами она должна соблюдаться. Все должно быть по закону, - заключил он.

Кассационная коллегия под председательством судьи Таймерденова также оставила решение первой инстанции без изменения, равно как и судья Верховного суда г-н Нуртай. В то же время уже бывший хозяин кафе Юсуп Майлянов, на основании сметной документации повторно заказал оценку, где посчитана сумма фактических затрат на стройматериалы, которая составляет 72 798 393 тенге. От щедрот своих город выплатил ему компенсацию в размере 46 000 000 тенге (в итоге потеря более 26 000 000 тенге, а с учетом прошедших к тому времени двух девальваций тенге и того больше).

Своими выводами о сложностях разрешения денежных вопросов с государством поделилась Олеся Халабузарь:

- Сейчас нет такого органа, чтобы эту сумму оспорили. Если бы предоставляли равноценную квартиру, таких вопросов бы попросту не возникало. Если провести аудиторскую проверку, то, скорее всего, эта сумма будет намного больше предложенной департаментом. А еще можно обратиться к Генеральной прокуратуре, чтобы проверить действия «Алматыкалажер», и там сумма будет уже другая.

Также она добавляет:

- Смысла удерживать и недоплачивать – нет. Деньги лежат на счете, выплатите и не будет скандала. А таким образом действует только организованная преступность. Если организация представляет государство и так себя ведет, то о чем еще здесь можно говорить? Это проблема государства. А само государство и обездоливает.

После стольких поражений в судах Майляновы добиваются уже не выплаты компенсации, но нечто более важного - соблюдения положения Конституции РК о неприкосновенности жилища.

Тем более что в Казахстане, оставшись без крыши над головой или теряя свое имущество ради безмерных аппетитов государства в лице «слуг народных», люди зачастую идут на самые отчаянные поступки. И одно дело, когда случай единичный, по вине отдельного коррумпированного чиновника, другое - когда сотни людей остаются фактически без ничего. Многие из них даже не взывают к закону и справедливости, будучи уверенными, что это бесполезно.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: