КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Чувство веры

26.08.2011

Сегодня религия стала важнейшим фактором общественной жизни нашей страны. За 20 лет независимости Казахстана религия в общественном сознании прошла путь от ложного мировоззрения, которым она считалась в атеистическом СССР, до основного идейно-духовного фактора развития. Религия стала восприниматься в качестве важнейшего элемента консолидации казахстанцев, придающего смысл почти всему, что существует вокруг. Вместе с тем повышение роли религии в казахстанском обществе приводит к возникновению и нарастанию целого ряда проблем и даже противоречий, с которыми мы сталкиваемся каждодневно. Причем вопросы возникают в связи со многими сторонами нашей жизни.


 


Например, если Казахстан является светским государством, то как глубоко может религия входить в различные сегменты государства и общества? Можно ли вводить в школьное и вузовское образование дисциплины, связанные с религией? Надо ли преподавать в государственных учебных заведениях религиоведение как систему самых общих знаний о религии, ее истории, о ее распространении на территории современного Казахстана, о влиянии на становление и развитие государства? Или же следует преподавать основы религии, давая учащимся религиозные знания? Какую цель мы преследуем при этом: дать ли основные знания в отношении религии или воспитать верующих людей? Надо ли преподавать всем учащимся один и тот же курс основ религии или они по своему выбору будут изучать основы той или иной религии? Не приведет ли последнее к размежеванию молодежи по религиозному признаку? Не противоречит ли введение в государственную систему образования религиоведческих дисциплин характеру светского государства? И перечисленное – это всего лишь небольшой блок вопросов, связанных только с образованием. Таких вопросов возникает множество в различных сферах общественной и государственной жизни страны.


 


Другим обширным блоком проблем, встающих перед государством, является сфера государственно-конфессиональных отношений в их стратегическом смысле. Согласно Конституции Казахстана, все религиозные объединения имеют равные права. Но реализовать эту законодательную норму непросто. Что такое равные права в отношении религии? Всем религиозным объединениям предоставляются равные права, но как они могут эти права реализовать?


 


Понятно, что крупные, давно существующие на территории Казахстана религии имеют неравные возможности функционирования в сравнении с недавно образовавшимися в Казахстане религиозными объединениями. Причем речь не идет об ущемлении прав новых для Казахстана религиозных объединений. Права у них абсолютно такие же, как и у крупных религиозных объединений, но возможности не равные. Этот феномен характерен не только для Казахстана. Есть такое понятие, как количество верующих той или иной конфессии. Чем больше верующих принадлежит конфессии, тем у данной конфессии больше возможностей во всех отношениях.


 


Казахстану удалось выстроить оптимальную модель государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений


 


Эта конфессия играет большую роль в обществе и государстве, государство считается с ней в большей мере, чем с другими, верующие этой конфессии оказывают влияние на нравственную и духовную атмосферу в обществе, конфессия имеет возможность более мощно присутствовать на социальной и политической карте страны, участвовать во многих сферах жизни – от образования до социального партнерства с государством в духовном, культурном пространстве, присутствия в государственных ведомствах (формы и законодательная регламентация такого присутствия могут быть разными – от соглашений, подписанных между религиозными объединениями и государственными структурами по частным сторонам такого партнерства до специальных законодательных актов). Малочисленные конфессии не в силах охватить такой широкий спектр направлений деятельности. Повторим: в таком положении вещей нет ничего дискриминационного в отношении других конфессий, и такова общая мировая практика.


 


В Казахстане одновременно присутствуют и практика предоставления определенных преимуществ некоторым конфессиям (практика, во многом вынужденная многочисленностью этих конфессий и их значением для казахстанского общества), и декларации об абсолютно равных правах всех конфессий. Тем самым имеет место некоторая двусмысленность. На наш взгляд, надо внести большую ясность в эту ситуацию. Здесь возможны варианты, причем почти все варианты имеют прецеденты в развитых государствах современного мира.


 


Вопрос этот можно было бы и не поднимать, если бы не усложняющаяся ситуация в отношении религии в современном мировом сообществе. Религия вместо того чтобы быть фактором стабильности и умиротворения – чем она и является по сути своей, превращается в конфликтогенный фактор. Религию втягивают во многие формы противостояния и конфликты наших дней. Наряду с этническим аспектом религия становится основным элементом всех заметных конфликтов современности. Возникает вопрос: почему? Почему религия, которая постоянно говорит о своей духовности, нравственности, гуманности и миротворческом потенциале, втягивается в конфликты и волей-неволей освящает эти конфликты?


 


Это происходит потому, что религия не выдерживает агрессивного секулярного напора современного мира, она сдает свои позиции, слабнет духовно, теряет свои абсолютные основы и суть, изменяет себе. И вот такую религию политики и политиканы втягивают в агрессивные действия. В этом заключаются негативные стороны политизации религии. Именно поэтому политизация религии сегодня воспринимается как нечто негативное, она такова и есть, когда осуществляется на изложенных основаниях. Так возникает соблазн считать ислам идейной основой экстремизма и терроризма, православие – абсолютно косной и догматической религией, не способной соответствовать требованиям времени и отвечать на вызовы современности, католицизм – религией экспансии западного мира и т. п.


 


Религия стала восприниматься в качестве важнейшего элемента консолидации казахстанцев, придающего смысл почти всему, что существует вокруг


 


В таких обвинениях религии нет ни грамма истины, но обыденное сознание нашего современника легко заглатывает эти стереотипы, так как, с одной стороны, вроде все так и есть, а с другой – религии не опровергают на практике подобных обвинений. На словах – да, религиозные лидеры постоянно говорят о высокой миссии религии, но на деле им не удается продемонстрировать практически ничего из сказанного. К примеру, религиозные лидеры и на международном уровне, и внутри различных стран СНГ неоднократно пытались выступать в роли посредников между противоборствующими сторонами, стремились “умиротворить” ситуацию, воззвать к высшим ценностям, прибегнуть к религиозной аргументации. Как правило, успеха достичь не удавалось, так как противостояние заходило настолько далеко, что единственным аргументом, к которому прислушивались, был силовой. Подобный неуспех далеко не случаен. Религию и ее аргументы нельзя просто взять и применить. Религия вообще не поддается внешнему применению. Когда ее используют внешним образом, всегда получают противоположный ожидаемому результат. Кроме того, религия утратила на сегодня свой абсолютный авторитет. Формально с ней считаются, к ней прислушиваются, лидеров конфессий уважают, но в конфликтных случаях исходят из совсем иных приоритетов.


 


В силу всего этого положение религии сегодня противоречиво и даже трагично. Все ее высокие посылы остаются истинными, но наш современник в массе своей, даже если он позиционирует себя в качестве верующего, не способен принять основную истину религии – все в мире определяется Богом, Аллахом. Он – источник всего. Нет в современном человеке смирения, а без смирения нет реальной веры – верующие не живут по нормам веры. А раз нет истинной веры, то и религия не может проявить своих высоких качеств, так как религия есть не что иное, как жизнь людей по Богу. Вот и получается, что истинных, высоких своих качеств религия проявить не может, а негативные стороны ее политизации имеют место. Поэтому сегодня религия – это в основном элемент политики. Отсюда и все сегодняшние проблемы в отношении религии являются не религиозными, но политическими. Политика сама и порождает проблемы и пытается их решить. Все-все: от государственно-конфессиональных отношений и отношения к радикальным религиозным течениям до вопросов о внешней символике, ношении, например, хиджаба – все политизировано. Нельзя сказать, что к религии и ее лидерам не обращаются за пояснениями по тому или иному вопросу, напротив, обращаются, и весьма часто, но ответы не удовлетворяют, и вопросы остаются.


 


Светский характер Казахстана верующим гражданам страны в полной мере удовлетворять свои потребности, осуществлять свое право на свободу вероисповедания


 


Ответы не удовлетворяют по той причине, что вопрошающие не готовы услышать глубокий, аргументированный сводом религиозных догматов ответ, им нужен короткий, простой ответ в горизонте политического понимания религии, а такого ответа у религии нет.Такова общемировая ситуация. Поэтому столь неуклюжи реакции государств, политиков и обществ на конкретные проблемы, возникающие по поводу религии (именно по поводу, а не по существу).


 


По существу своему религия мало кому интересна, она очень требовательна, и жизнь в соответствии с ее требованиями сложна. Неуклюжесть же реакций политиков – будь то запрещение строительства минаретов в Швейцарии, запрет на ношение в общественных местах исламских символов в ряде европейских государств, резкие антихристианские выпады и т. д. – объясняется незнанием религий и глубоким нежеланием с ними считаться. В условиях такого незнания решения принимаются исходя из политической целесообразности: чего стоит, например, аргументация Национального собрания Франции, а затем и сената по поводу запрета хиджаба – он унижает достоинство женщины, ставит ее в неравные отношения с мужчиной, т. е. “голый”, формальный, мнимо демократический принцип вне всякой связи с религией. И так всегда и везде.


 


В Казахстане в условиях многоэтничности и поликонфессиональности общества отношения государства, общества и религиозных объединений складываются и оформляются уже около 20 лет. Это исключительно положительный фактор нашей политики, что столь важные для страны вопросы не решаются вдруг, быстро, под влиянием момента. Самый ярый критик политики нашего государства не сможет указать на совершенные стратегические ошибки в государственно-конфессиональной сфере. Казахстану удалось выстроить оптимальную модель государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений, имея в виду те реалии, в которых мы существуем. Неоспорима заслуга в этом как народа Казахстана, так и руководства страны. Опыт Казахстана в выстраивании отношений государства, общества и религии действительно позитивен и интересен для многих стран и регионов мира.


 


Но мир стремительно меняется, возникают новые геополитические вызовы, а прежние переформируются. Центральная Азия – сложный регион в отношении религиозной ситуации. Казахстан испытывает ощутимое давление со стороны наших соседей по ряду направлений, и религиозное – одно из таких направлений. К тому же религия остается важнейшим фактором геополитики, что также усложняет всю ситуацию вокруг религии. В последние годы актуализировалась религиозная проблематика и в Казахстане. Стало очевидным, что мусульманское сообщество страны недостаточно консолидировано: в нем, бесспорно, доминирует суннизм ханафитского мазхаба, но присутствуют разные, в том числе и радикальные течения. Решением Священного синода Русской православной церкви создан Митрополичий округ РПЦ в Казахстане, что продиктовано не только внутренними для РПЦ причинами.


 


Перед Казахстаном встает задача – сохранить и укрепить религиозный мир и согласие, которые существует в стране


 


Римско-католическая церковь, рассматривающая III тысячелетие как “тысячелетие своей активной миссии в Азии”, расширяет свое присутствие в регионе Центральной Азии. В регионе и в Казахстане зарегистрированы и активно действуют многочисленные новые религиозные движения, имеющие разную направленность своих интересов. В Центральной Азии растет число радикальных религиозных течений. Все это не упрощает религиозную ситуацию.Перед Казахстаном встает задача – сохранить и укрепить религиозный мир и согласие, которые существуют в стране. У нас есть прочная основа, ее надо поддерживать и развивать. Имеется несколько направлений и форм такого развития.


 


Надо развивать религиозное просвещение и образование с учетом светского характера государства, исторических и ментальных особенностей и должного контроля со стороны руководства конфессий и государства. Мировой опыт показывает, что религиозное образование в соответствии с реальными условиями, существующими в разных странах, плодотворно. Оно систематизирует религиозные знания, повышает резистентность в отношении радикальных и экстремистских идей, способствует лучшему знанию представителей различных религий друг о друге, что ведет к формированию толерантного сознания и действий.Совершенствование законодательства в сфере свободы вероисповедания и государственно-конфессиональных отношений также необходимо для сохранения религиозного мира и межконфессионального согласия в стране. Здесь надо опираться на мировую практику, принятые Казахстаном на себя обязательства, накопившийся за 20 лет независимости опыт выстраивания отношений государства и религиозных объединений, национальные интересы республики.


 


Следует приветствовать и поощрять партнерские, нередко дружеские взаимоотношения конфессий Казахстана. Можно подумать о совместном между ними и с государством социальном служении по ряду направлений и форм такого сотрудничества: у конфессий накопился опыт, и они имеют стратегические документы, закрепляющие направления подобного сотрудничества. Именно сотрудничество конфессий между собой в области социального служения способно поддерживать религиозную ситуацию в позитивном и оптимальном для Казахстана состоянии. Вообще, контакты и сотрудничество конфессий и их лидеров устраняют многие неясности и недоразумения, в той или иной степени присутствующие между конфессиями. Межцивилизационный, межкультурный и межконфессиональный диалог также является эффективной формой поддержания межрелигиозного мира и взаимопонимания. При этом не следует забывать, что сфера внутрирелигиозных истин, их догматики, их вероучительной практики обладает глубокой спецификой и не может быть предметом диалогов, дискуссий и сближения позиций. Надо отметить и большую позитивную роль как внутри страны, так и вовне, съездов лидеров мировых и традиционных религий, регулярно проводимых в Астане.


 


Важнейшей формой укрепления межрелигиозного мира является актуализация позитивных возможностей религии в деле одухотворения общества, пробуждения в нем нравственных качеств, гуманизации политики, снижения уровня вызовов и угроз современности. Все это религия вполне способна реализовать, более того, это ее прямая обязанность.


 


Сегодня принято больше говорить об угрозах, которые якобы исходят от религии, чем об огромном позитивном потенциале религии, а он поистине огромен. Мы, как мантру, повторяем: “религиозный экстремизм”, “исламский экстремизм и терроризм”, совершенно не понимая, что таких понятий и стоящей за ними реальности просто нет. Есть противники религии, которые хотели бы дискредитировать ее, причем не только ислам, но и христианство, иудаизм, буддизм и т. д. Есть нечистоплотные политики, которые не прочь “усилить” свои позиции привлечением религии: так возникают “оправдания” джихада, так обосновываются радикальные течения. Есть политиканы, которые провоцируют ислам на ответные действия, как это было, например, с карикатурами на Пророка и сжиганием Корана, да и вообще с геополитическими приемами, уничижающими ислам.


 


Следует приветствовать и поощрять партнерские, нередко дружеские взаимоотношения конфессий Казахстана


 


Все это есть, но это не значит, что религия имеет к этому отношение. Но в сознании людей складывается негативный образ религии. А религия обладает огромными, мало или совсем не используемыми возможностями гуманизации общества, государства, международной и мировой политики. У нее есть свои средства, которые концентрируются вокруг хорошо известной религиозной истины о том, что зло можно искоренить только добром, и, несмотря на наивность этого тезиса, он истинен и обладает огромной силой.Наконец, еще одним средством укрепления согласия между религиями и повышения устойчивости государства перед лицом “религиозных” (как мы теперь знаем – мниморелигиозных) вызовов является повышение уровня доверия к религиозным лидерам. Это непростой вопрос, он имеет много граней. По нравственному облику имама, священника, раввина люди судят о религии, стоящей за ними. А нравственный облик нередко оставляет желать лучшего. Но этот аспект, хотя и предельно важен, для государства все же вторичен в сравнении с таким, как неумение религиозных лидеров духовно противостоять активистам радикальных течений. Почему вся тяжесть ответственности должна ложиться на силовые ведомства? Где же духовные средства “борьбы с ваххабитами и им подобными”? Ведь известно, что в духовной сфере невозможно победить силой. Здесь возможна только духовная победа. Да, радикальные религиозные течения абсолютизируют свою позицию, считая только ее истинной. И представители радикальных течений не склонны вступать в дискуссии по поводу своей веры. Но с ними надо дискутировать, другого пути нет. Как иначе умирить их, как интегрировать в казахстанское общество? Где встречи, беседы, дискуссии, споры с теми же салафитами? Где духовность, где нравственность, где мудрость религиозных лидеров, где сила добра? Вопросы сложные и неприятные, но разве религиозные лидеры могут надеяться на легкость, когда от них требуются труд, достоинство и мудрость.В заключение отметим предельную важность вопроса о светском характере Казахстана. Статья 1 Конституции гласит: “Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы”. Светский характер Казахстана позволяет верующим гражданам страны в полной мере удовлетворять свои потребности, осуществлять свое право на свободу вероисповедания. Однако в Центральной Азии набирают силу процессы исламизации обществ и отчасти государств. Так, социологические опросы в Кыргызстане показывают стабильный рост настроений в пользу построения исламского государства, в настоящее время более 50 процентов опрошенных поддерживают этот тренд. Можно, конечно, сослаться на высокую нестабильность в этой стране, в силу чего надежды на стабильность связываются только с исламом. Но похожая ситуация складывается и в Таджикистане, где властные структуры то открывают молельные комнаты в государственных организациях, то закрывают их и начинают бороться с хиджабом и иными внешними проявлениями религиозности; то посылают молодых людей на учебу в зарубежные исламские учебные заведения, то отзывают их, прибегая к угрозам. Таджикистан сегодня вынужден отстаивать свою светскость. В Узбекистане и Туркменистане применяются достаточно жесткие меры для сдерживания роста настроений в пользу исламских государств.В Казахстане на сегодня светский характер государства не ставится под сомнение абсолютным большинством наших граждан и доминирующим большинством верующих различных конфессий. Согласно социологическим исследованиям, около 90 процентов респондентов поддерживают светский тип государственного устройства Казахстана. Однако в разрезе религий уже имеются заметные отличия в ответах на этот вопрос. Кроме того, медленно, но все же растет число сторонников большего присутствия религии в культуре и политике государства, что отчасти объясняется желанием привлечь ислам в качестве позитивного фактора для укрепления государства. Но вопрос имеет и иные грани, уже не столь позитивные.


 


Светский характер государства не предполагает вытеснения религии из общественной и государственной жизни страны. Во-первых, от государства отделены религиозные объединения, а не религия. Во-вторых, религию принципиально нельзя отделить от общества, ведь почти все население Казахстана, согласно официальной статистике, – верующие, а значит общество – верующее, как тут отделить религию от общества.


 


Светскость государства надо понимать адекватно: религия не вмешивается в дела государства, а государство – в дела религиозных объединений. Но государство не может устраниться от регулирования государственно-конфессиональных отношений, эта сфера крайне важна для стабильности и государства, и общества. Здесь имеются нюансы, и их надо иметь в виду, но концептуально отношения государства и религии именно таковы. Эти отношения не могут не развиваться, жизнь ставит новые задачи, и их решение требует совершенствования подходов в государственно-конфессиональной сфере. Выразим надежду, что совершенствование этих отношений будет осуществляться к пользе государства и нуждам религий и в Казахстане будет по-прежнему сохраняться религиозный мир и согласие.


 


ИСТОЧНИК:


Источник: Сайт газеты «Экспресс К»


http://www.express-k.kz/show_article.php?art_id=57015


Дата публикации: 25 августа 2011 г.


 


Добавить комментарий