КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Как КНБ на «чужих» охотится

15.04.2010

 


В Казахстане объявлена охота на протестантов. Конкретно на пресвитерианскую церковь «Грейс». В это трудно поверить, но Комитет национальной безопасности в лучших традициях советских времен объявил церковь «Грейс» в пособничестве спецслужбам Южной Кореи, Японии и США.


По версии доблестных защитников национальной безопасности члены этой церкви работают, ни много, ни мало, сразу на три иностранные разведки. Соответственно деятельность церкви «Грейс» «представляет реальную угрозу национальной безопасности».


 


Чтобы не быть голословным, приведу цитату из справки, подготовленной КНБ на процесс по делу пастора религиозной общины «Грейс – Свет Любви» в Таразе, пассаж об опасности для государства, которую якобы представляет община: «Опасность выражается в тотальном увеличении своих сторонников из числа казахских граждан с перспективой лоббирования американской идеологии и последующим вмешательством во внутриполитическую обстановку в стране, в том числе и в электоральный период, внесения внутреннего раскола путем “дробления” населения республики с религиозной точки зрения, отстранения части жителей от участия в построении светского государства».


 


Ощущение, что читаешь документ эпохи «холодной войны». Авторы явно страдают фобией, навеянной именно этими «славными» временами советского тоталитаризма. Логика здесь откровенно отдыхает: религия протестантизма, которой уже 500 лет, у которой миллионы последователей во всем мире, которая легально существует в Казахстане с легкой руки аналитиков нацбезопасности, представлена шпионской сектой, занимающейся подрывной деятельностью в Казахстане.


 


Я так понимаю, что это от того, что нынешние последователи приснопамятного НКВД-КГБ все еще не вернулись с войны с американским империализмом, а потому продолжают противостоять проискам врагов с Запада. Согласитесь, что в соответствии с такой установкой государственного органа, каковым является Комитет национальной безопасности, все пресвитериане в Казахстане должны восприниматься как идеологические диверсанты.


 


Возникает далеко не праздный вопрос: а на чем собственно строятся все эти обвинения подрывного характера деятельности пресвитериан? С чего это КНБ «заточился» против пресвитериан? В документе есть фраза: «Согласно имеющимся данным, международные пресвитерианские организации «Грейс» («Благодать») и «Ассоциация тюремного служения» (АТС) используются спецслужбами Республики Корея, Японии, США для ведения на территории СНГ подрывной деятельности с позиции религиозных организаций, направленной на дискредитацию центральной и местной власти».


 


Думаю, если бы у наших «чекистов» были такие данные, то все было бы куда проще – давно бы всех пересажали, а церковь была бы запрещена. Но данных таких нет. Есть слухи, распространяемые, как я понимаю, ими самими и их российскими коллегами.


 


Из контекста каэнбэшной справки видно, что подрывным в деятельности пресвитериан в Казахстане представляется  некая пропаганда неких чуждых идей. Однако иных идей, кроме тех, что заложены в религиозных догматах пресвитерианской религии, они не проповедуют. По крайней мере, еще никто их за руку на этом не поймал. Тут Контора явно темнит. Что это за идеи, которые могли напугать защитников нашей национальной безопасности? В рассматриваемой справке об этих идеях ни слова, зато из уст гебистов прозвучали обвинения в прозелитизме (стремление обратить других в свою веру). Маразм, скажете вы, июо любая религия проводит миссионерскую работу, вербуя в свои ряды новых членов – что здесь подрывного? Действительно, сам по себе прозелитизм угрозу нацбезопасности представлять не может. Тогда что же так не понравилось в пресвитерианстве органу?


 


Рискну высказать предположение, почему КНБ «заточился» против церкви «Грейс». Видимо, в основе лежит то, что пресвитерианство несет в себе опасные для нынешней государственной идеологии жизненные установки и идейные ориентации. Сам американский, а точнее англосаксонский формат этой ветви протестантизма, ориентированный на формирование высоких нравственных требований к себе, к окружающим и соответственно к власти, воспитывает в людях неприятие любого вида несправедливости. Это формирует у людей завышенный уровень гражданственности, что естественно находит свое проявление в реальной жизни.


 


Не секрет, что протестантская этика вообще, а пресвитерианская в частности, формирует специфичное отношение как к труду, к общественным идеалам, так и к власти. Вот это, видимо, и испугало КНБ – им не нужны граждане, смотрящие на происходящее в стране глазами американцев. Потому что для власти этот взгляд – чужой.


 


И не зря в справке КНБ говорится об угрозе лоббирования американской идеологии, о грядущем вмешательстве во внутриполитическую обстановку, в том числе и в электоральный период. То есть практически прямым текстом говорится о том, что протестантство с их американскими взглядами на жизнь опасно для существующего политического режима, который они охраняют. Не здесь ли нужно искать причины начала кампании по преследованию церкви «Грейс»? Реакция вполне естественная, а бы сказал рефлекторная – отторгать все, что представляет потенциальную опасность.


 


Отдельный вопрос, как это противостояние чуждой идеологической опасности реализуется на практике? Понятно, если бы были действительно хоть какие-то доказательства связи церкви «Грейс» со спецслужбами других стран, то КНБ не составило бы труда через суд добиться запрета их деятельности в Казахстане. Но так как ничего этого нет, то приходится «мочить» идеологически чуждых по методу старухи Шапокляк – через мелкие пакости или посредством создания им невыносимых условий существования.


 


Одновременно, чтобы заручиться поддержкой общественного мнения, приходится распространять откровенно клеветнические сведения о «подрывной деятельности», приплетая целой короб откровенной лжи в адрес пресвитериан. Так, в той же справке в отношении всех «чужих» религий выдвигаются обвинения в пропаганде исключительности и превосходства над другими религиями, разжигании межконфессиональной и межнациональной розни, отказа от «мирской» жизни, в хранении и использовании сильнодействующих психотропных и лекарственных препаратов и даже осуществления разведывательной деятельности. Это уже, что называется, до кучи. Как известно, чем больше ложь, тем легче в нее поверить.


 


Правда, наших граждан особо уговаривать не любить «чужие» религии не надо. У большинства с советских времен генетическая предрасположенность к ненависти ко всему чужому, тем более американскому. Так что «охота на ведьм» начатая властью в отношении церкви «Грейс» достаточно лояльно воспринимается в обществе.


 


При этом  формально в стране-председателе ОБСЕ декларируется свобода вероисповедания. Высокопоставленные чиновники говорят об этом с высоких трибун. В Астане с помпой проводится Всемирный форум мировых и традиционных национальных религий. А в это же время большинство нетрадиционных для Казахстана  религии испытывают откровенный прессинг со стороны государства в лице КНБ, полиции, прокуратуры и судов. Им откровенно создают невыносимые условия жизнедеятельности.


 


Редкие протесты правозащитников тонут в общем хоре «Ату их, ату!» При такой поддержке общественного мнения КНБ, полиция, прокуратура, суды организовали в полном смысле охоту на «нетрадиционалов», устраивая фактические расправы и не только над пресвитерианцами. В  Казахстане охота ведется на все нетрадиционные религии. Обвинения порой придумывают буквально на пустом месте.


 


Скажем, что делают органы, когда нужно закрыть ту или иную общину, а закрыть не за что? Начинают рыться в учредительных документах. Выискивают какие-нибудь бюрократические зацепки в регистрационных документах, для того чтобы аннулировать регистрацию. Вызывают по очереди на допросы учредителей, выясняют, на кого можно воздействовать, оказать давление. Иногда кого-то, что называется, «ломают», и он дает показания, что не подписывал учредительных документов. А коль так, то значит, кворума при принятии устава общины не было, а значит, устав принят с нарушением. Вот вам и основания, чтобы отозвать регистрацию организации, а, проще говоря, закрыть ее.


 


Еще можно попробовать найти людей, которые после соответствующей обработки соглашаются написать донос на своих братьев по вере. Думаю, не стоит объяснять, что в наших условиях найти таких «помощников» для опытных оперативников «в ходе оперативно-розыскных мероприятий» не представляет большого труда. И тогда дело попадает в суд, который добросовестно выносит решение не в пользу общины.


 


Передо мной папка документов, свидетельствующих, что охота на пресвитериан в Казахстане ведется действительно масштабно. За два последних года отмечены 23 факта преследования верующих церкви «Грейс». Обыски, необоснованные претензии налоговых и пожарных инспекций, привлечение пасторов церкви к административной ответственности по надуманным основаниям, отказ в регистрации общин, прокурорские претензии по поводу проведения богослужений «вне места нахождения юридического лица», оказание психологического давления на прихожан церкви через проведения «профилактических бесед», иски о признании недействительной регистрации общин – вот неполный перечень методов давления применяемых государственными органами в отношении верующих.


 


Анализ случаев «наездов» на пресвитериан, судебных процессов над ними, а также посвященных им документов Комитета нацбезопасности убеждает в том, что всё это делается отнюдь не спонтанно, что за этим стоит четкая установка на расправу с религиозными протестантами как носителями чуждой идеологии. Охота продолжается.


 


Сергей ДУВАНОВ, журналист КМБПЧиСЗ


(публикация на веб-портале «Республика» от 14.04.2010)


 


Добавить комментарий