КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Финансовая полиция выдвинула обвинения против руководителя реабилитационного центра «Свобода», пастора Валерьяна Когая

Финансовая полиция выдвинула обвинения против руководителя реабилитационного центра «Свобода», пастора Валерьяна Когая

19.01.2010

В середине октября 2008 года пять финансовых полицейских в сопровождении работника Комитета национальной безопасности без постановления о производстве обыска и осмотра, без санкции прокурора, провели «оперативно-розыскные» действия в помещении, где проживает заместитель директора реабилитационного центра «Свобода».


 


– Мы будем действовать все по закону, мы закон перешагивать не собираемся. Все будет по закону. Мы запротоколируем, проверку сделаем. Вас ознакомим. – заверяет один из силовиков на видеозаписи, сделанной работниками Центра. Однако, похоже, что закон все же «перешагнули» изначально – постановления об обыске полицейские так и не показали, ссылаясь на то, что «все предоставят в департаменте по борьбе с экономической и коррупционной преступностью». После чего начались сами «оперативно-розыскные» мероприятия, во время которых вся документация фонда посыпалась на пол, а из сейфа изъяли не слишком крупную сумму денег.


 


– Вы все вывернули! Это настоящий обыск, а у вас нет санкции прокурора… – возмущается работник фонда. «Это у нас такой метод работы. Если с нашей стороны нарушения будут – пишите в прокуратуру!» – благожелательно поясняет полицейский на видеозаписи.


 


27 июля 2009 из Департамента КНБ в финансовую полицию поступил материал доследственной проверки в отношении директора общественного фонда «Свобода» Валерьяна Когая по факту осуществления предпринимательской деятельности без медицинской лицензии.


 


В постановлении Департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью от 3 ноября 2009 года о привлечении в качестве обвиняемого по статье 190 ч 2 значится, что «Когай осуществлял предпринимательскую деятельность без регистрации и специального разрешения, чем причинил крупный ущерб государству. (24319650 тенге)».


 


Здесь следует сказать, что реабилитационный центр для возвращения к нормальной жизни нарко-алко-зависимых и лиц без определенного места жительства, действует в Алматы в течение восьми лет. В уставе фонда указано: «имеет право организовывать и осуществлять реабилитационные программы для людей, страдающих наркоманией, алкоголизмом, предоставлять временное проживание и питание». За это время через него прошло около двух тысяч наркоманов, при этом, по словам самого Валерьяна Когая, примерно 40%тех, кто успешно завершил программу реабилитации, завязывают с наркотиками навсегда.


 


Сама церковь «Фарес», которая оказывает материальную помощь для работы с проблемными людьми, действует в Казахстане почти 17 лет. К крупным объединениям ее не отнесешь – по всему Казахстану немногим более тысячи прихожан. Ее пастор, Валерьян Когай, сам когда-то был наркозависимым. При этом, как он рассказывает, прошел все круги медицинских учреждений, но исцеление нашел лишь, когда самостоятельно принял решение, стать свободным от наркотиков и обратившись к Богу за помощью.


 


– Я 14 лет был наркоманом. И вот уже более 17 лет как Бог освободил меня от всякой зависимости. Я не употребляю наркотики и алкоголь, не курю, не употребляю никаких антидепрессантов, не изменяю жене и даже не ругаюсь. Бытует мнение, что наркоманом становятся тогда, когда человек впервые пробует наркотики, но это не совсем так – предрасположенность к наркотикам начинается с самого детства. Из-за отвержения, неприятия, нехватки любви у человека внутри создается какой-то вакуум, пустота и тогда, когда он пробует сигарету или алкоголь создается ощущение умиротворенности, создается иллюзия непотопляемости. Он думает, что это и есть решение всех проблем, но он не осознает, что завтра, чтобы поднять ему настроение, необходимо вновь прибегнуть к антидепрессанту. Это не решает проблему, а только усугубляет. – рассказывает пастор.


 


Поэтому, разочаровавшись в медицине, Валерьян Когай пытается на своем примере вернуть людей в общество, делая ставку на Священное писание. Как считает пастор, «за 21 дней можно сформировать здоровые привычки, но сам восстановительный процесс продолжается гораздо дольше и зависит от индивидуальных особенностей человека». Потому люди, имеющие проблемы с химической и иными зависимостями, находятся в центре год и более.


 


Центр открыт как для тех, кто способен внести пожертвование на существование фонда, так и изгои общества – бывшие заключенные, бомжи, то есть те, кто, по словам В.Когая «не может даже оплатить чашку супа». Все они на равных условиях имеют возможность не только пройти восстановительный курс, но и получить на это время место жительства, питание, а также при необходимости им помогают восстановить утраченные документы.


 


На территории центра мы встретились с двумя «постояльцами».


 


Сергей, 34 года, находится в центре год и два месяца. Сам он из Москвы.


 


– В прошлом довольно долго, 13 лет, я являлся наркозависимым. – начинает он свой рассказ. – В Москве я раз десять лежал во всяких больницах и ни разу не слышал о существовании подобных центров. А здесь, в Алматы, я случайно узнал о центре, приехал сюда. Теперь я полностью от этого освобожден, закончил программу. И сейчас уже сам помогаю ставить на ноги вновь пришедших.


 


На вопрос о его отношении к религии он говорит: – До этого воспитывался в православной семье, но верил относительно, как и все – на праздники в церковь сходили, свечки поставили и не более. Заставить верить никто же не может, не подойдет же человек, не скажет: «давай, молись!» Постепенно семя веры сеются, произрастают, плоды налицо.


 


Через год после прохождения программы Сергея навестили родители, посмотрели на него, увидели перемены и решили, что если у него есть желание, пусть остается и дальше работать в центре.


 


35-летний Евгений проходит программу три месяца. У него в отличие от Сергея были серьезные проблемы с алкоголем:


 


-Начал пить в 14 лет. До этого никаких медицинских курсов не проходил. – вспоминает Евгений. – Вы просто не поверите, я уже избавился! У меня совсем нет никакой тяги к алкоголю. У меня нашлись родственники. Я в прошлом пять раз сидел. Полжизни почти прошло в местах лишения свободы. Отношения с родственниками уже в течение 12-15 последних лет были порваны. Теперь родственники нашлись, отношения наладились. Я женат, жена не может нарадоваться. Она смотрит, как я меняюсь и у нее на глазах слезы, серьезно!


 


Сам Валерьян Когай абсолютно не согласен с предъявленным обвинением. Во-первых, касательно обвинения в том, что он работает без медицинской лицензии, пастор еще раз заостряет внимание на том, что наркомания – проблема далеко не медицинская:


 


– Медицинская проблема – это узко. Можно снять медицинскими методами абстинентный синдром, ломку. Но это далеко не все. Проблема в сознании, в разуме, и когда зависимым людям снимают абстинентный синдром, им становится еще хуже. Это проблема не только физическая, но главным образом, духовная, душевная… И мне сейчас пытаются доказать, что я работаю без медицинской лицензии! Но я хорошо знаю законодательство, что медицинская лицензия необходима на медицинскую деятельность, а ей медициной не занимаюсь. В центре не используются наркологические методы работы с нарко и алкозависимыми, ни психотерапия, ни медицинская психология, для которых и требуется лицензия.


 


Эти методы применяют медицинские учреждения, мы таковым не являемся, наши методы работы с этой проблемой основаны на Священном писании, на том, что человеку необходимо быть принятым, любимым, прощенным, на том, что человек должен вести здоровый образ жизни, работать, заниматься физкультурой, на том, чтобы человек нашел мир с собой, окружающими и с Богом.


 


Департамент по борьбе с экономической и коррупционной преступностью не счел нужным представить каких-то доказательств того, что деятельность Центра является медицинской, хотя Валерьян Когай просил их назначить экспертизу для решения вопроса о необходимости лицензии на немедицинскую деятельность. Пришлось центру обращаться к экспертам и получать заключение независимых специалистов о том, что лицензия на тот вид деятельности, который осуществляет Центр, не требуется.


 


Что касается незаконного предпринимательства, то, по мнению В. Когая, «предпринимательство – это инициативная деятельность, цель которой – извлечение чистой прибыли; Центр же создан для решения совсем иных проблем. Никто из учредителей и работников фонда, включая его директора, не имеет никаких доходов от деятельности фонда, кроме зарплаты, с которой уплачиваются все причитающиеся налоги.


Все пожертвования (а фонд существует за счет пожертвований), как это предусматривает Закон о некоммерческих объединениях и Устав фонда, уходят в счет содержания самих ребят – проживание, питание, коммунальные услуги».


 


Надо сказать, что проблемы у фонда «Свобода» начались немного ранее. С начала Центр проверила сан-эпидем станция, затем прокуратура, но ничего предосудительного не нашли. После этого с подачи Комитета национальной безопасности в дело включилась финансовая полиция.


 


Однако до этих пор отношения между государством и общественным фондом были просто прекрасные.


 


– Я являлся членом консультативного совета по борьбе с наркоманией и наркобизнесом. Этот консультативный совет входил в региональную комиссию по борьбе с наркоманией и наркобизнесом при акимате города Алматы. С Республиканским СПИД центром Алматы мы тесно сотрудничаем практически с самого основания. Меня награждали медалью «Почетный член ассоциации независимых врачей и медиков Республики Казахстан». – недоумевает В.Когай. – Наш центр знает и республиканская наркология. Совместно мы проводили много акций с Министерством юстиции, с акиматом города Алматы. У нас есть совместные проекты с департаментом МВД, партией «Нур-Отан», проводили профилактические работы. То есть, до этого периода у нас были одни плюсы…


 


Но здесь можно отметить, что со схожими проблемами столкнулись не только они. С похожими обвинениями столкнулся реабилитационный центр «Нарконон». В Таразе в настоящее время идет судебный процесс над пастором церкви «Благодать», которого обвинили в «возложении рук» во время молитвы и пении псалмов – посчитав это методом нейролингвистического программирования, требующим медицинского образования.


 


Почему отношение власти к деятельности фонда кардинально поменялось, пастор видит в следующем: «Причина одна: то, что я христианин, то, что я верующий».


 


И, не скрывая эмоций, продолжает:


 


– Откуда я знаю, что идет давление на христианство? Потому что открытым текстом выражают недовольство: почему люди казахской национальности приходят к Иисусу! Кто и почему людей распределил по национальностям? Так распределили, что Иисус – это русский Бог, казахи должны верить в Аллаха, а корейцы, соответственно, в Будду. Но если человек наркоман, он готов поверить во что угодно, хоть в табуретку, лишь бы избавиться от проблемы, которая не дает ему жить. У наркомании нет национальности и национального лица. У нее одно лицо – лицо смерти!


 


Я хотел бы задать вопрос тем, кто считает, что Иисус – только для русских. – продолжает священнослужитель. – Где вы были раньше, когда он был бомжем, когда он умирал? Почему вы там не помогли ему встать? У нас есть те, кто прошел программу и ходят в мечеть. У нас никого не заставляют принимать христианство, мы говорим: у вас есть одна потребность – потребность в Боге, который принесет вам свободу.


 


Вполне возможно, что он прав. Поскольку история с фондом вполне вписывается в схему преследования нетрадиционных религий, захлестнувшего Казахстан в последние годы. И при этом во всех историях, так или иначе, фигурирует Комитет национальной безопасности.



Работа центра приостановлена. В нем остаются только те, кто уже долгое время проходит курс социальной реабилитации. Пастору Валерьяну Когаю грозит пять лет лишения свободы с конфискацией имущества. Между тем, проблемы ОФ Свободы выходят на международный уровень. Ассоциация христианских церквей Форсквэар (Foursquare) с центром в США (Форэс является членом этой Ассоциации), уже обратилась с жалобой в Европарламент. Со своей стороны выходят на международные трибуны Ассоциация религиозных объединений Казахстана, куда Валерьян Когай также обратился с жалобой. А на сайте Форсквэар стоит призыв молиться за преследуемых братьев и сестер в Казахстане.


 


Если учесть, что аналогичные призывы сейчас раздаются как минимум в десятке религиозных объединений (здесь и церковь Грейс, кришнаиты, баптисты, Свидетели Иеговы) то хор получается более чем внушительным. При том, что Казахстан пытается позиционировать себя государством, толерантным абсолютно к любым религиям. Однако многочисленные судебные процессы против религиозных объединений, аресты священнослужителей и запреты на проведение богослужений более чем убедительно доказывают обратное.


 


– Ничего кроме морщин и седых волос я здесь не получил. Просто я настолько люблю Бога, и Он мне сказал десять лет назад: «начинай реабилитацию!» И тогда я принял решение – помочь Казахстану, помочь государству решить эту проблему. И мы взялись за этот самый сложный, самый тяжелый слой общества, и успешно двигались до этого времени, о чём свидетельствуют факты. В любой стране государство платит тем, кто занимается социальной реабилитацией, и даже в судах в приговорах пишут, чтобы прошел социальную реабилитацию. – убежден Валерьян Когай. – Когда-то я принял вызов от Бога заниматься реабилитацией, и ничто на земле не остановит меня от этой миссии помогать ребятам, попавшим в любую зависимость, выйти из этой беды. Но если «они» хотят, то я уеду из Казахстана, и пусть тогда сами разгребают.


 


ИСТОЧНИК:


Голос свободы Центральной Азии


Опубликовано 19 января 2010 г. <http://vof.kg/kz/publications/?publications=619>


Добавить комментарий