КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Уральских несогласных с идеей президентства-2020 судили на следующий день после их акции протеста – 7 января, то есть уже после выхода указа нынешнего главы государства об отклонении предложения депутатов насчет референдума. Но уральским церберам даже и президентский указ – не указ, когда есть повод «наказать смутьянов».


6 января 2011 года года в 11 часов утра группа граждан Республики Казахстан в составе журналистов двух уральских газет и активистов незарегистрированной партии «Алга!», воспользовавшись в соответствии с нормой п.1 ст. 33 Конституции РК своим конституционным правом на участие в управлении делами государства, вышли на центральную площадь имени Абая между зданиями двух акиматов – города Уральска и Западно-Казахстанской области, чтобы публично выразить свое личное мнение по поводу инициирования республиканского референдума о продлении полномочий президента Н.Назарбаева до 2020 года. 

Шесть человек вышли на площадь с портретами действующего президента Республики Казахстан, под которым были написаны лозунги: «Не НАНом единым жив Казахстан», «Долой диктатора!», «Я за честные выборы», «Референдуму нет!» и др. Среди участников акции протеста были журналисты Лукпан АХМЕДЬЯРОВ (газета «Уральская неделя») и Санат УРНАЛИЕВ (газета «Надежда»), руководитель регионального отделения партии «Алга!» Анаргуль АБЕНОВА, ее заместитель Максат АЙСАУТОВ и еще два активиста партии.

За час до начала акции мне позвонил Лукпан Ахмедьяров и проинформировал меня о времени ее начала, и в связи с тем, что опасался возможных провокаций со стороны властей и правоохранительных органов, он попросил меня присутствовать на площади.

В 11 часов дня граждане вышли к памятнику Абаю, но власти были уже наготове: на площади стоял заместитель прокурора города Уральска ИСМАИЛБАЕВ, а еще один сотрудник прокуратуры раздавал заранее заготовленное письменное «Разъяснение закона», в каждый экземпляр которого вписывал фамилию конкретного участника акции. В это время зампрокурора города кому-то докладывал по телефону: «...выкриков никаких нет, стоят, друг другу интервью дают...» 

В это время начали прибывать дополнительные силы полицейских и ещё каких-то лиц в гражданской одежде. Через пятнадцать минут после начала акции полицейские стали хватать за руки пикетирующих и тащить их в разные машины, хотя никто из них и не думал сопротивляться. После этого они были доставлены в Абайский отдел полиции, где в отношении каждого были составлены по два административных протокола: по ст. 373 ч.1 КоАП РК («нарушение законодательства о порядке организации и проведении мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций) и ст. 355 ч.2 («злостное неповиновение законному распоряжению или требованию, а равно оскорблению либо угроза совершенствования насильственных действий в отношении сотрудника органов прокуратуры, внутренних дел, национальной безопасности, финансовой и военной полиции, пограничной службы при исполнении ими служебных обязанностей»).

Затем всех задержанных доставили в Специализированный административный суд города Уральска, где продержали до 8 часов вечера, а затем объявили, что материалы административных дел направлены на «доработку».

В начале девятого мне позвонил Лукпан Ахмедьяров и попросил разъяснить ему и Санату Урналиеву порядок возбуждения административного производства и все действия, связанные с ним. Поскольку время было вечернее, журналисты приехали ко мне домой, где я оказал им юридическую помощь в части их процессуального положения, прав и обязанностей. Примерно около 22 часов я проводил журналистов до подъездной двери и поднялся к себе домой. Через пять минут мне позвонил Ахмедьяров и сказал, что их пытались захватить полицейские на служебной машине УАЗ 469 госномер L 278 КР, но журналисты успели заскочить в свою машину и закрыться в ней, а полицейские заблокировали выезд автомашине Ахмедьярова.

Я вышел к журналистам и стал снимать происходящее в упор. Одновременно со мной один из сотрудников полиции в гражданской одежде снимал происходящее на видеокамеру и производил фотоснимки со двора повысительной насосной станции. В это время к месту событий подошли еще два журналиста из редакции «Уральской недели». Тогда полицейский «уазик» сдал назад и стал выезжать, к нему побежал «фотограф», в это время во двор заехала еще одна патрульная автомашина. Но увидев скопление людей, находившиеся в машине полицейские развернулись и уехали.

Вместе с тем было сразу видно, что операция по захвату журналистов была спланирована, так как в разных концах двора стояли еще люди в гражданской одежде, явно заинтересованные в исходе дела. Я посоветовал Ахмедьярову и Урналиеву не ехать домой, так как по всей вероятности журналистов будут преследовать и привлекать силы дорожной полиции. Было вполне очевидно, что готовилась какая-то очередная провокация. Однако Ахмедьяров все-таки поехал домой, по пути его преследовал всё тот же «уазик» и подключилась УДП.

Когда журналист подъехал к своему дому, сотрудник дорожной полиции остановил его, потребовал документы и спросил, что происходит. После пояснений журналиста через приоткрытое окно машины сотрудник дорожной полиции вернул документы и уехал. Тем временем другие полицейские вышли из автомобиля и стали требовать, чтобы журналист открыл свою машину, не поясняя, что им нужно. К этому времени к автомашине с полицейскими стали собираться соседи Ахмедьярова численностью до 15 человек, и полицейские были вынуждены уехать.

На следующий день, 7 января, административный суд вынес постановление в отношении Саната Урналиева о признании его виновным в совершении двух административных правонарушений: по ст. 373 КоАП РК штраф 10 МРП, по ст. 355 ч.2 – пять суток ареста. В отношении остальных участников акции протеста вынесены соответствующие постановления, но без ареста, а со штрафами по 10 и 15 МРП. В отношении дела Л.Ахмедьярова суд будет продолжен 10 января после обеда.

Павел КОЧЕТКОВ, директор Западно-Казахстанского
областного филиала КМБПЧиСЗ

8 января 2011 года
Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: