КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Презумпция невиновности тихо улетучилась на апелляционной стадии уголовного процесса.


Чтение наших законов (только не на ночь) – занятие, если не увлекательное, то во всяком случае весьма познавательное. Тем более что, как нам сурово напоминают компетентные государственные органы, незнание законов не освобождает от ответственности.

Но только и со знанием ведь проблема. Знать-то их все просто невозможно даже квалифицированному юристу, не говоря уже об обычном гражданине. Профессиональному юристу, конечно, попроще. Он хотя бы знает, где искать нужное. Но и это не всегда помогает.

Наш парламент каждый год отчитывается о принятии десятков, если не сотен законов. В марте 2016 года на заключительном заседании сената спикер палаты Касым-Жомарт ТОКАЕВ сказал: «Депутаты парламента V созыва внесли достойный вклад в законодательное обеспечение стратегических реформ главы государства. За этот период совместной и эффективной работы взаимодействия парламента и правительства принято свыше 500 законов».

Это к нескольким тысячам уже принятых. Законы множатся, как грибы, не говоря уже о весьма плодовитых «грибницах» в виде разных поправок, изменений и дополнений в них, за которыми следить просто нереально.

Но раз уж выбрал юридическую профессию, надо читать, а то как обращающимся гражданам что-то советовать и разъяснять?

Вот и читаю, узнавая каждый день новое, в том числе и то, на что раньше не обращал внимание.

Осужденный и обвиняемый – две большие разницы

Перечитывал недавно на досуге Уголовно-процессуальный кодекс. Это который принят в июле 2014 года, а поправки в него внесены уже в ноябре того же года, а ещё в июле 2016 и 2017 годов. Так это ему ещё относительно повезло. В Уголовный кодекс, принятый тоже в июле 2014 года, поправки вносились в ноябре 2015, апреле и декабре 2016, мае и июле 2017 года.

Так вот, изучаю всякие там права подозреваемых, обвиняемых и подсудимых. Перечитываю статью 65 УПК РК, где в части 3 написано «подсудимый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным».

Стоп. Если я правильно понимаю, осуждённый - это лицо, которое в установленном порядке признано виновным в совершении преступления. Но признаётся-то оно таковым только после вступления в силу этого самого обвинительного приговора, а не после его вынесения.

И в нашей Конституции (пункт 1 статьи 77) это чёрным по белому написано: «лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда».

Это вообще-то презумпция невиновности называется.

Неужели пока я занимался другими делами, эту самую презумпцию частично отменили?

Лихорадочно перелистываю наш главный уголовно-процессуальный правовой документ и дохожу до главы 48, которая называется «Апелляционное обжалование, пересмотр по ходатайству прокурора судебных решений, не вступивших в законную силу».

Подчеркну, не вступивших в законную силу. По Конституции лицо, обжаловавшее на этой стадии вынесенный ему обвинительный приговор, ещё считается невиновным. То есть государство ещё его обвиняет, защита защищает, а суд более высокой инстанции проверяет вынесенный приговор, снова взвешивает доказательства и судит.

И подсудимый ещё обвиняемый, а не осуждённый.

Но во всех статьях этой главы нет никакого обвиняемого, есть уже только осуждённый. В пункте 1 статьи 414 главы 48 так и написано «право апелляционного обжалования приговора, постановления принадлежит осужденному…».

Презумпция невиновности почему-то тихо улетучилась на этой стадии уголовного процесса.

Хотелось бы комментариев по этому поводу от наших законотворцев, законодателей и законоисполнителей и, наверное, от нашего Конституционного совета.

Ну и раз уж я затронул тему апелляционного обжалования приговора, обращу внимание ещё на одну норму Конституции. В той же статье 77 Конституции гарантировано: «в суде каждый имеет право быть выслушанным».

И в части 6 статьи 65 УПК РК указано «подсудимый имеет право «участвовать в судебном разбирательстве дела в суде первой и апелляционной инстанций». Никаких исключений из этого правила данная статья не содержит.

Здесь необходимо отметить, что в соответствии с частью 1 статьи 424 УПК РК «По апелляционным жалобам, ходатайствам прокурора суд апелляционной инстанции по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам, исследованным в заседании апелляционной инстанции, проверяет правильность установления фактических обстоятельств дела …».

Очевидно, что проверка установления фактических обстоятельств дела без участия подсудимого весьма затруднительна, поскольку он (она) является главным действующим лицом и в случае несогласия с тем, как эти фактические обстоятельства были установлены в приговоре суда первой инстанции, должен иметь возможность лично это опровергнуть.

Однако, согласно частям 2 и 3 статьи 428 УПК РК, подсудимый, содержащийся под стражей, вызывается в суд только по его ходатайству в случае апелляционной жалобы или протеста прокурора, направленных на ухудшение положения подсудимого, или в обязательном порядке в случае исследования судом новых доказательств, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

В остальных случаях вопрос о вызове подсудимого решается судом апелляционной инстанции.

Статья статье противоречит

Существует противоречие между статьёй 77 Конституции РК, статьёй 65 УПК и статьёй 428 того же УПК, которое приводит к нарушению права подсудимого участвовать лично в разбирательстве его дела в суде апелляционной инстанции.

Кстати, неучастие подсудимого при рассмотрении его дела в суде апелляционной инстанции при наличии его ходатайства о таком участии Комитет ООН по правам человека посчитал нарушением обязательств Республики Казахстан, взятых в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах.

В решении Комитета по делу «Рамазан ЕСЕРГЕПОВ против Республики Казахстан», вынесенном Комитетом в прошлом году, в частности, сказано: «Комитет далее принимает к сведению утверждение автора о том, что, несмотря на его протесты, апелляционный суд рассмотрел его дело 22 октября 2009 года в его отсутствие, однако в присутствии назначенного ex officio судом адвоката, и что ни автор, ни выбранные им адвокаты не участвовали ни в кассационном, ни в надзорном разбирательстве в Верховном суде.

Комитет напоминает, что право на защиту в уголовных разбирательствах является одним из основных прав, которое влечет за собой право быть судимым в присутствии и при содействии адвоката по собственному выбору. Комитет также напоминает, что интересы правосудия могут требовать назначения адвоката против желания обвиняемого. Однако любое подобное ограничение желания обвиняемых лиц защищать себя лично должно преследовать объективные и достаточно серьезные цели и не выходить за рамки того, что необходимо для отстаивания интересов правосудия; и поэтому во внутреннем праве следует избегать любого абсолютного запрета на право защищать себя лично в судебном разбирательстве уголовного дела без помощи адвоката…

Комитет считает, что имеющиеся у него по настоящему делу факты свидетельствуют о нарушении права автора на помощь выбранного им адвоката согласно статье 14 (3) d) МПГПП», то есть права на справедливое судебное разбирательство в части быть судимым лично.

В пункте 13 решения Комитета указано, что «Государство-участник также обязано предпринять шаги для предупреждения аналогичных нарушений в будущем».

Пока ничего о таких шагах не слышал.

Ну и буду читать законы дальше…

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
http://ratel.kz/outlook/znanie_nashih_zakonov_umnozhaet_pechali 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: