Всемирная отзывчивость казахстанской власти

24.06.2019

Более полувека назад, в середине 60-х годов прошлого века, российский бард и диссидент Александр Галич написал песню, в которой описал очередную удивительную историю из жизни передового рабочего Клима Петровича Коломийцева. История была про то, как он в ходе поездки с делегацией ЦК профсоюза по только что ставшему независимым Алжиру сначала крыл со всех трибун агрессивный блок НАТО (очень современно для нынешней России!), а потом, столкнувшись с некой торгово-бытовой коллизией, восстал против помощи развивающим странам. Монолог галичевсеого персонажа кончается такими словами:

И вся жизнь из заграничная – лажа,
Даже хуже, извините, чем наша!

В песне ничего не говорилось о том, заимел ли её герой какие-либо неприятности за такое антигосударственное высказывание со стороны своего прямого или партийного начальства, а главное – со стороны органов госбезопасности, прокуратуры и суда. Скорее всего не имел, тем более что свой обличительный спич он произнёс наедине с собою в гостиничном номере, а не разместил в социальных сетях, которых в те времена ещё не изобрели.

У нас же в независимом вот уже скоро три десятилетия Казахстане то один, то другой гражданский активист или блогер то и дело оказывается в сфере внимания органов КНБ или МВД, прокуратуры и суда, а после приговора иногда и ещё органов КУИС за публикацию в своём ФБ-аккаунте чего-нибудь некомплиментарного про Россию или Китай – государств, чьими провинциями Казахстан вроде бы не является. Обвинение в таких случаях не блещет разнообразием: «возбуждение социальной, национальной и религиозной розни» (статья 174 УК РК).

Подчеркну, что речь здесь идёт о возбуждении зловредной розни не внутри страны, а вне её – такая вот всемирная отзывчивость наших правоприменителей, едва ли что-то слышавших о Пушкинской речи классика русской литературы Фёдора Достоевского, где он называл эту самую отзывчивость главным достоинством русского народа, а вовсе не казахского, даром что часть своего десятилетнего срока за участие в так называемом заговоре Петрашевского будущий классик отбывал в Семипалатинске, ныне Семее.

Последний по времени сюжет с посадкой казахстанца по 174-й статье за критику ЧУЖОГО государства, политическое устройство которого «даже хуже, чем наше», развернулся передо мной не далее как в прошлую пятницу 21 июня в ходе посещения одной вполне правозащитной по своей тематике пресс-конференции. 

А и Б сидели на трубе: «Атажурт» не регистрируют, Биляша не выпускают

21 июня в офисе общественной организации «Атажурт» состоялась пресс-конференция двух её активистов этой организации Кайрата Байгельды и Ербола Даулетбека и адвоката Айман Умаровой, осуществляющей юридическую защиту лидера «Атажурта» Серикжана Биляша, обвиняемого в возбуждении национальной и религиозной розни.

 

Биляш был задержан 10 марта в Алматы, перевезён в Астану и помещён под домашний арест на два месяца, по истечении которых этот срок был продлён ещё на такой же срок. Предметом же для обвинения Биляша по 174-й статье УК стал его интернет-пост о необходимости начать «ненасильственный информационный джихад» против властей тоталитарно-коммунистического Китая в ответ на развёрнутую ими в последние два года практику заточения синьцзянских казахов и уйгуров в «лагеря перевоспитания».

Защитники же Биляша указывают на то, что Биляш призывал отнюдь не к насильственным действиям, а к сугубо информационным и правозащитным, каковые собственно и осуществляет возглавляемая им организация. По мнению соратников Биляша, истинным мотивом его ареста является стремление казахстанских властей и спецслужб запугать и заставить замолчать казахстанцев, неравнодушных к судьбе казахов в Китае.

Этот же мотив активисты «Атажурта» и их адвокат усматривают в регулярных отказах казахстанских органов юстиции официально зарегистрировать данную неправительственную организацию. В качестве предлогов для отказа в регистрации используются самые мелкие, а зачастую просто абсурдные придирки к поданным «Атажуртом» регистрационным документам. Например, один из отказов был мотивирован тем, что в заявлении на регистрацию якобы не указан род деятельности регистрируемой организации. «Как же не указан, если вот он указан прямо и честно?!» – возмущаются активисты и их адвокат, демонстрируя соответствующий пункт документа.

По словам членов общественной организации, они теряются в догадках о причинах негативного отношения казахстанских властей к попыткам общественности защищать соплеменников и единоверцев, преследуемых по этническому и религиозному признакам в соседнем государстве. То ли это страх перед Китаем как новой сверхдержавой и стремление Астаны (Нур-Султана, что в данном случае звучит ещё нагляднее) угодить Пекину даже и без особых просьб или требований оттуда, то ли это прямое выполнение таковых просьб или требований, которые впору будет назвать руководящими указаниями, – 7говорят активисты.

В связи с этим их очень тревожит то обстоятельство, что ставший недавно президентом РК Касым-Жомарт Токаев не только является китаистом по специальности, но и имеет репутацию прокитайски ориентированного политика. На этой почве возникают опасения насчёт ещё большего прогибания Нур-Султана перед Пекином, которое будет выражаться не только в отказе Ак-орды хоть как-то защищать на государственном уровне своих соплеменников, преследуемых в соседней стране, но также и в преследовании собственных граждан за попытки делать это на общественном уровне.

«Синофобы», «россофобы» – равно жертвы властной злобы

Слушал я обо всём этом и вспоминал, что аналогичный «китайский след» уже просматривался и в силовом разгоне земельных протестов весной 2016 года, и особенно в уголовном преследовании лидеров того протеста Макса Бокаева и Талгата Аяна, которых обвинили и осудили по той самой 174-й статье на большие сроки лишения свободы. И если Аян вышел в этом году на УДО, то бокаев продолжает отбывать срок на зоне. По всё той же одиозной статье УК и также с «китайским следом» в прошлом году осудили (правда, хотя бы не к лишению свободы, а к её ограничению свободы) известную в прошлом общественную деятельницу Олесю Халабузарь.

А поскольку больших и опасных соседей у Казахстана не один, а два – не только сицзинпиновский Китай, но и путинская Россия, то и жертвами уголовных преследований по 174-й статье, то есть исключительно за слова, а не за какие-либо реальные антикитайские или антироссийские действия, становятся не только «синофобы», но и «россофобы». К ограничению свободы за критику российской агрессии против Украины был приговорён в начале 2016 года астанинский гражданский активист Болатбек Блялов. А блогеры Санат Досов из Актюбинска и Руслан Гинатуллин из Павлодара в том же году и за то же самое были приговорены к реальным срокам заключения и отбывают эти сроки по сей день, не получив даже УДО в связи с истечением половины или двух третей срока.

Государство, нарушающее права своих граждан, особенно в области свободы слова, религии и мирных собраний, достойно самых нелицеприятных оценок со стороны отечественных и международных правозащитников, каковые оценки оно и получает с завидной регулярностью. Но что можно сказать о государстве, которое преследует своих граждан за критику даже не себя, любимого, а в адрес ЧУЖОГО государства, пусть даже это сколь угодно могущественный сосед? В первом случае можно говорить о тирании (да так вообще-то и говорят, мы здесь нисколько не оригинальны), а вот во втором случае приходится говорить о трусливой тирании.

Как говорилось в старой поговорке, молодец против овец (в нашем случае – против беззащитных одиночек, если чем и вооружённых, то лишь компом да клавиатурой), а против молодца и сам овца (в нашем случае – против Китая с его полутора миллиардами населения и ядерным оружием и против России с её полутораста миллионами и также ядерным оружием). Тем более что сейчас в обеих евразийских сверхдержавах снова, как в незабываемые времена Сталина и Мао, горланят «Москва – Пекин, Москва – Пекин!», огрызаясь против либерального Запада.

У нас же в малонаселённом и вроде бы не страдающем имперскими амбициями Казахстане всё это отзывается новыми преследованиями людей и нарушениями их прав и свобод. Такая вот антиправозащитная всемирная отзывчивость.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

ПРОЙТИ ОПРОС

Нужен ли в Казахстане новый закон, регламентирующий свободу мирных собраний?