КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Психолог Людмила Хромина, единственная восставшая против вырубки леса в селе Тарангул Северо-Казахстанской области, теперь рискует навсегда остаться с «желтой карточкой». За считанное время психолог приобрел сразу три психиатрических диагноза.


Встреча с психологом состоялась в алматинском пресс-центре Бюро по правам человека. Оказать помощь и поддержку женщине пришли известный эколог Мэлс Елеусизов и Алия Абдинова, юрист общественного фонда «Коргау HR».

Людмила Хромина, закончившая в 2008 году Казахстанско-российский университет, проработав два года школьным психологом, узнала, что в 2011 году в центральной районной больнице Есильского района открывается ставка психолога. Отправившись на переобучение и получив сертификат для работы в медицинской сфере, Людмила приступила к должности. Правда, проблема Людмилы в том, что она относится к людям, которым больше всех надо.

Ни для кого не секрет, что фиктивную справку можно получить практически в любом медицинском учреждении. Вряд ли есильская больница стала исключением из правил.

Еще не успев освоиться на новом месте, психолог Хромина заметила, как один из работников больницы выписывал фиктивные справки, просто по принесенным удостоверениям, подписывая их разными ручками вместо других врачей. Хромина сделала вид, что снимает, хотя камера на ее телефоне отсутствовала, но сама перспектива оказаться в ютубе заставила слаженный больничный механизм предпринять меры. Ради сохранения репутации и местных порядков, как рассказывает Людмила Хромина, ее уволили под грифом «невыполнение функциональных обязанностей». Однако ей удалось восстановиться через суд. За этим последовало второе увольнение, и суд встал на сторону работодателя. Но и на этот раз Людмиле удалось восстановиться, причем случайно, попутно разоблачив маленькие хитрости районного акимата. В их район приехал инспектор из администрации президента для встречи с местными жителями по трудовым вопросам, для чего в районной газете разместили объявление. Придя на встречу, Людмила с удивлением обнаружила, что в зале сидят представители местной администрации, прокуратуры, «Нур отана», даже РОВД, но нет самого инспектора, равно как и обычных посетителей. Якобы все сами ждут инспектора, но лучше ей оставить свое обращение в письменном виде. Уволенный психолог проверяющего так и не дождалась, зато ей удалось найти телефон инспектора. И на сей раз пришло время удивляться ему: оказывается, местная администрация сообщила госчиновнику, что встреча состоится днем ранее. И действительно, он просидел весь день в ожидании хотя бы одного посетителя. А на следующий день был организован тот самый «потемкинский» прием.

После такого инспектор дал нагоняй районной администрации, а главный врач больницы получил указание восстановить Людмилу в любой должности, но при сохранении ее прежней заработной платы. Там начались оговорки, что должность психолога вообще сократили, но всего один звонок в областное управление здравоохранения показал – в больнице вновь лукавят. Все осталось как есть, и пришлось врача восстановить в ее прежней должности.

Понятно, что большой любви от главы больнице к психологу это не прибавило. У городской администрации, возможно, тоже имелся зуб за разоблачение своего шоу с инспектором. А тут еще осень 2014 года произошла история с вырубкой окрестного леса. Из всех жителей села только Людмила выступила в защиту деревьев, остановив, как признали и местные власти, незаконную вырубку (опять же, возможно при молчаливом согласии местных властей). Но это стоило Людмиле административного суда и штрафа в 55 МРП – трое здоровых лесоруба-браконьера написали на действительно хрупкую женщину жалобу, что она их избила, всех троих. При этом незаконную вырубку леса остановили.

Так совпало, но Людмилу Хромову внезапно признали невменяемой, при том что главного врача на месте не оказалось, а исполняющим обязанности стал его зам, с которым у Хромовой и возникали трудовые недопонимания.

- В сентябре этого года у меня упало давление. Когда я пришла в доврачебный кабинет, оно было 90/60, это очень низкое для меня. Я чувствовала слабость и ничего не могла сделать. Посидев на кушетке в доврачебном кабинете, я просто уснула. Проснувшись, я заметила, что возле меня бегает администрация и исполняющий главные обязанности главврача - человек, который все годы хотел просто меня уволить. Сам главврач, который пришел к нам в апреле, угодил в больницу с варикозным расширением вен и был на операционном столе. Меня завели в мой кабинет, но на мою просьбу взять на один день больничный лист, чтобы поправить здоровье, ответили «не положено». Тогда я попросила всех выйти из кабинета, чтобы не мешать мне работать. Вышли все, кроме врача-психиатра. Он просто сел на стул для пациента и наблюдал, чем я занимаюсь, - поведала начало своей действительно ненормальной истории психолог.

Вскоре Людмиле потребовалось отнести результаты теста своим коллегам, а поскольку психиатр отказался покидать кабинет, то пришлось закрыть помещение вместе с ним. Возвращения психолога уже ждал не только один психиатр. Возле кабинета Людмилы, по ее словам, столпились всё те же лица. Людмила открыла дверь.

- На мои действия врач-психиатр объявил: «Вы что, не видите, что она неадекватная? Давайте, всё, вяжем». Принесли две большие длинные простыни и начали связывать. Меня связали, но впоследствии того, когда они оформляли документы, чтобы перевезти меня в Петропавловск, смогла развязаться. Я сразу позвонила своим родителям, которые в это время также находились в селе. Увидев, что я развязалась, они все равно решили отвезти меня в диспансер. Противиться я не стала, пошла вместе с ними. Открыли машину, меня завели с сопровождением участкового. Когда подъехали мои родители, мы уже выезжали. Догнал отец их машину возле соседнего села. Он поставил машину поперек дороги, чтобы не дать дальше проехать. Родители меня забрали и отвезли вновь на работу. На то, что я вернулась назад, никто не отреагировал. Я дальше стала принимать клиентов и пациентов. В книге предложений также присутствуют отзывы за этот день, - продолжает Людмила свое повествование.

Так она и продолжала работать, пока не узнала, что в областном психиатрическом центре ей заочно поставили еще один диагноз – параноидный синдром. Третий диагноз ей дали уже в Алматы, куда Людмила вынуждена была поехать, чтобы пройти обследование. «Эпилепсия» и «Выраженные изменения личности». При этом, как утверждает Людмила, никогда эпилептическми припадками она не страдала, правда, несколько раз действительно падала в обмороки из-за пониженного давления.

Мэлс Елеусизов, председатель экологического союза «Табигат», взялся помочь Людмиле, как своему коллеге, отстоявшей лес, так и просто хорошему человеку. Он убежден, что всё новое - это подзабытое старое, и «неугодных» стране людей проще всего «убрать» с дороги умышленной экскульпацией: 

- Я начал звонить по областным структурам, они назначили комиссию. Все безоговорочно верили тому, что делается в Алматы. Мы встречались с главным врачом, настаивали на объективной оценке. Человек вполне адекватный, здоровый, без признаков каких-либо расстройств. Я объяснил, что все это делается только для того, чтобы устранить Людмилу. Она лежала там почти месяц, при этом никаких лекарств не принимала, потому что при принятии психотропных средств человек теряет контроль над своими действиями – такими способами они и действуют, - поделился своими мыслями известный эколог.

Алия Абдинова - юрист общественного фонда «Коргау HR», занимающегося проблемами, связанными с применением карательной психиатрии, предложила свои рекомендации в области законодательства: ввести ответственность для психиатра за постановку диагноза. И в частности за те три диагноза, что вынесли Людмиле.

Тем более, что в 2011 году Людмила прошла обследование МРТ головного мозга, и все оказалось в норме, а ведь при эпилепсии без приема специальных медицинских средств человек просто долго не протянет. В амбулаторной карте Хроминой, полученной в южной столице, написано, что препараты она принимала, а в выписке четко сказано, что в лечении пациентка отказалась, препаратов не принимала, а также, что проведен биохимический анализ крови, но на деле, по словам психолога, никакого обследования не было, анализов у нее не брали.

- Снять диагноз или выйти из-под учета – сложно. Согласно нашему законодательству, судмедэкспертизу могут проводить только государственные больницы. А если судмедэкспертиза заявляет, что он здоров, человек имеет право подать в суд на больницу, это уголовная ответственность! К сожалению, у нас нет независимых судмедэкспертиз. Но даже если они будут, их не будут принимать судьи,- высказала свое мнение Алия Абдинова.

Случай, когда здоровым людям ставят диагнозы, юристу не в новинку - «карательная медицина» добралась и до детей из домов-интернатов, где подобным образом хотят лишить детей не только дееспособности, но и законного жилья (см. «Психиатрический барьер»), лишая их права на нормальную жизнь. Не такая уж редкость применения испытанного еще советской системой способа в отношении казахстанских диссидентов. (см. «Полиция Казахстана угрожает диссидентам психиатрическим заключением» и «Дело Зинаиды Мухортовой: правозащитницу г. Балхаш принудительно поместили в психбольницу»).

Как не потерять рассудок, пока пытаешься доказать обратное, Людмила не знает, но смириться с решением больницы всё равно, что подписать приговор. Теперь психолог во главе с председателем экологического союза планируют обратиться в Министерство здравоохранения, лично требуя встречи, а также в Генеральную прокуратуру, чтобы проверить всех, кому выданы справки. Возможно, таких «больных», как Людмила Хромина, десятки, если не сотни.

Как водится, если человек попадает в психдиспансер, его не спрашивают, хочет ли он лечиться и принимать препараты. Выдаются лекарства, люди приобретают диагнозы, а вот избавиться от них практически невозможно. Пострадавшие обращаются в суд, тот, в свою очередь, назначает судебно-психиатрическую экспертизу, и человек еще месяц-полтора должен лежать в больнице. Курс лечения, психотропные препараты только утяжеляют процесс, и далеко не факт, что по истечению срока экспертизы он не вернется туда обратно уже как пациент.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: