КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Те сотрудники силовых органов, которые сейчас пытают арестованного бизнесмена Искандера Еримбетова, могут попасть в казахстанское дополнение к «списку Магнитского». Между тем, после последней пресс-конференции его родителей давление приняло угрожающий характер.


В декабре прошедшего года на пресс-конференциях в пресс-центре Бюро по правам человека дважды выступали Мырзахан и Гайни Еримбетовы – родители бизнесмена Искандера Еримбетова, арестованного сотрудниками Алматинского департамента Национального бюро по противодействию коррупции в ноябре 2017 года (см. репортажи «Ты вечности заложник у вечности в плену» и «Пресс-экшн с прибором»).

Теперь же, 10 января, состоялась третья пресс-конференция родителей Искандера и правозащитницы Бахытжан Торегожиной.

Арест продлён, давление продолжается

Спикеры озвучили последнее по времени событие в деле Искандера Еримбетова: днём ранее, 9 января, следственный судья Медеуского районного суда Анина Байдаулетова продлила арест Еримбетова ещё на два месяца. Заметим на полях, что эта та самая судья того самого суда, что в 2017 году арестовала и трижды продлевала на те же два месяца арест оппозиционного журналиста Жанболата Мамая по очень сходному обвинению в отмывании «преступных» денег Мухтара Аблязова. Точно так же и следственная группа из НБПК по обоим делам одна и та же во главе с Сергеем Перовым и в составе следователей Абдулаевой, Валиева и Мужикова.

Но есть и новое: в отличие от дела Мамая, в деле Еримбетова отличились ещё и сотрудники другого силового ведомства – КНБ, причём действия их выглядят как некое параллельное следствие, не скованное даже и формальными рамками закона. По словам матери и общественного защитника Еримбетова, уже в первые дни после задержания, в период с 14 ноября по 5 декабря прошлого года Искандера пять или шесть раз по несколько часов в день допрашивали в подвале алматинского СИ-1 два сотрудника КНБ, не называвшие своих имён, званий и должностей. Допрашивали без адвоката по несколько часов, сопровождая допросы непрерывным психологическим давлением и угрозами.

Как рассказывает Гайни Еримбетова, эти личности постоянно угрожали Искандеру тем, что  закроют его в камеру с больными СПИДом и туберкулезом или с реальными исламскими террористами. Звучали и чуть более далёкие по времени исполнения угрозы – отправить Искандера на 15-20 лет в тюрьму строгого режима. Также они высказались насчет возможного ареста отца и сына Искандера.

При этом Еримбетову прямо говорили, что он нужен «органам» не сам по себе, а как брат своей сестры Ботагоз Джардемали – бывшего юриста БТА-банка, находящейся в Европе вместе со своим бывшим шефом Мухтаром Аблязовым. От Еримбетова требуют, чтобы он уговорил свою сестру вернуться в Казахстан и дать показания против своего бывшего шефа. Один из сотрудников КНБ сообщил Искандеру, что ему звонили из Астаны и сказали, что если сестра так сделает, то уголовное дело в отношении брата и арестованных вместе с ним троих его подчинённых закроют, а их всех освободят.

Об этом Гайни Еримбетова рассказывала ещё на предыдущей пресс-конференции, а вчера сообщила и нечто новое: теперь следователи отчасти скорректировали свои требования. Им уже не так сильно нужно возвращение Ботагоз в Казахстан, а достаточно даже её выступления против Аблязов прямо в Европе, пускай-де Искандер уговорит её (по-видимому, прямо из алматинской тюрьмы) хотя бы на это.

Однако же, как говорит Еримбетова, её сын отказался оговаривать себя, за что его закрыли на 7 суток в карцер якобы за нарушение тюремного режима. В свою очередь, режим в карцере алматинского СИ-1 она описала как сугубо пыточный. То же самое в ещё большей степени относится и к пребыванию Еримбетова в камере № 94 с уголовниками «раскольщиками» (в просторечии «пресс-хата»), которые несколько раз жестоко избивали Искандера, не давали ему спать, отнимали еду и вымогали «отступные». Сокамерники-шантажисты предлагая Еримбетову сотовый телефон (вообще-то строго запрещённый предмет внутри СИЗО) и требовали позвонить по некоему номеру и дать распоряжение принести некоему человеку 200 тысяч долларов. Однако главным требованием «раскольщиков» было – пойти на сотрудничество со следствием.

Гайни Еримбетова особо выделила тот факт, что все действия уголовников, избивавших Искандера в камере № 94, контролировались сотрудниками органов. У некоторых спец-заключенных были сотовые телефоны, через которые те получали инструкции. Искандер неоднократно слышал, как они отвечали: «Хорошо». «Понятно». «Сделаем».

Европейские парламентарии узнали о деле Еримбетова

Еще Гайни Еримбетова сообщила о том, что вся информации о том, что случилось с Искандером в СИЗО, тщательно задокументирована и передана юристам в Казахстане и в Европе. Ещё 13 декабря депутаты Европейского парламенты от Великобритании, Германии, Эстонии, Польши, Чехии и Португалии выразили казахстанским властям свою обеспокоенность по поводу преследования и пыток Искандера Еримбетова. Евродепутаты направили обращение в Европейскую комиссию, чтобы оттуда обратились к правительству Казахстана с запросом о посещении ими заключённого Еримбетова в СИЗО.

Как известно, с 1 января 2018 года Казахстан впервые стал председателем Совета безопасности ООН. В этой связи будет очень кстати, что в это же самое время вопросы о пытках в казахстанской тюрьме «заложника за Аблязова» будут подниматься во всех соответствующих органах ООН и ЕС.

Также коллеги Ботагоз Джардемали – американские юристы намерены обратиться в Госдепартамент и Конгресс США с призывом расширить действие глобального закона Магнитского на казахстанских сотрудников правоохранительных органов, которые отвечают за преследование и пытки.

Глобальный закон Магнитского позволяет заморозить активы, счета в банке, внести в черный список, лишить виз и наложить другие виды санкций на лиц, которые совершают политическое преследование и нарушают права человека. В этом списке по праву могут оказаться все те, кто осуществляет незаконное уголовное преследование Искандера и его коллег Василины Соколенко, Дмитрия Пестова и Михаила Зорова.

Американские юристы будут добиваться, чтобы в санкционный список попала судья Байдаулетова, санкционировавшая арест Искандера 15 ноября 2017 года, на основании абсолютно сфабрикованных обвинений, руководитель следственного департамента антикоррупционного ведомства Перов, следователи Абдулаева, Валиев и Мужиков, начальник Следственного департамента КНБ Бекжанов и сотрудники КНБ, мучившие Искандера в подвале СИЗО (их личности удалось установить), а также начальник СИ-1 Изтлеуов и его заместитель Оразбаев.

- Вся информация о лицах, незаконно преследующих Искандера, уже есть у юристов за рубежом. Коллеги нашей дочери будут добиваться персональных санкций против них не только в США и Канаде, но и во всех юрисдикциях Европейского Союза, – заявила Гайни Еримбетова.

Новая информация на следующий день

Не прошло и суток после вчерашней пресс-конференции, как Гайни Еримбетова описала в Facebook результаты сегодняшнего посещения своего сына в СИЗО.

…Прошлой ночью Искандера пытали и он был жестоко избит. Я, мама Искандера, была сегодня у него. Искандре еле зашел в комнату для свиданий. Он жестоко избит! У него разбито лицо, сломана переносица, большой отек на лице черно-зеленого цвета! Все лицо, как гематома. На голове разрез, как будто его резали ножом! Он еле двигался. Пальцы рук распухшие, перебиты суставы, как будто их засунули под пресс! Он еле двигался и почти не мог говорить. На все расспросы Искандер отвечал «Я упал с шконки»! - пишет она.

Смысл этой явно вынужденной фразы достаточно очевиден.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: