КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

К сожалению властьцентричность проявляется во всём. Возьмите право на участие в управлении своей страной. Законами о политических партиях, о выборах по пропорциональной системе, то есть по партийным спискам, о мирных собраниях (митингах и демонстрациях), зачисткой медийного пространства создали политико-правовую систему, вообще не предполагающую наличие оппозиции.


г.Алматы, 11 февраля 2017 г.

Уважаемые участники круглого стола,

Не могу не начать с выражения солидарности с заключёнными Максом БОКАЕВЫМ и Талгатом АЯНОМ, Ароном АТАБЕКОМ и Вадимом КУРАМШИНЫМ, Мухтаром ДЖАКИШЕВЫМ и несколькими блоггерами, журналистами Сейтказы и Асетом МАТАЕВЫМИ, а также арестованными в январе профсоюзными деятелями Амином ЕЛЕУСИНОВЫМ и Нурбеком КУШАКБАЕВЫМ и задержанным вчера Жанболатом  МАМАЕМ.

И дело не в том, какие обвинения против них выдвинули власти. Дело в том, что в их делах, по моему мнению, право стоит на десятом месте. А на первом месте стоит политика. А там, где политика заменяет право, шансы на справедливость близятся к нулю.

Я понимаю, что события начала года, включая приговор Максу и Талгату, вчерашние обыски в газете «Трибуна» и задержание Жанболата делают мою задачу выступления с докладом на этом круглом столе сложной из-за эмоционального фона происходящего, тем не менее я попробую несколько тезисов выдвинуть.

Конец 20-го – начало 21-го века ознаменовались тектоническими сдвигами в мире. В экономике, в политике, в геополитике, в коммуникациях между людьми. Причём изменения происходят со всё возрастающей скоростью. В нашей стране - Казахстане, который в 1991-ом году после распада Советского Союза стал независимым государством, столько всего за это время произошло, что трудно даже свести в какой-то единый перечень событий. Причём последнее время эти события происходят со всё более пугающей  частотой.

С точки зрения истории эти прошедшие 25 лет независимости – миг. Для государства. А для людей, живущих сегодня – это в среднем треть жизни. Помните старую советскую песню: «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь». У кого-то этот миг чуть подольше, у кого-то, как у Алтынбека, он оказался несправедливо короток. И хотя это миг, это наш миг и каждому живущему сейчас хочется, чтобы это был хороший миг, а не жизнь в постоянной борьбе с ощущением несправедливости и неправды.

А на наш миг пришёлся распад Советского Союза, становление независимого государства, полный экономический коллапс, гражданские войны и конфликты внутри и между бывшими братскими республиками, масштабные миграционные процессы, террористические угрозы и много чего ещё.

Мир стало «трясти» всё больше. Как справедливо отметил бывший ректор Высшей школы экономики в Москве, а сейчас главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Сергей ГУРИЕВ (я использую ряд его тезисов) последние 25-30 лет – годы быстрого развития технологий, годы углубления глобализации. И хотя уровень бедности в мире резко сократился за последние несколько десятков лет - с 40 до 10 процентов глобального населения и уровень неравенства в мире заметно снизился за счёт роста в таких странах, как Индия и Китай, внутри стран, в том числе стран с переходной экономикой и развитых стран, неравенство выросло. И связано это с глобализацией и технологическим прогрессом, когда, в первую очередь, от этих процессов выиграли самые богатые и образованные слои населения.

Как отметил ГУРИЕВ, если у вас есть хорошее образование, если вы работаете на мировом рынке, то глобализация помогает вам применять свои навыки и умения. Тем самым вы получаете больше доходов, при этом глобализация снижает ваши издержки. И в этом смысле не случайно в развитых странах очень много высокооплачиваемых рабочих мест было создано на верхних этажах образовательной пирамиды. Кроме того, были созданы рабочие места и в самом её низу – это низкоквалифицированные позиции, которые до сих пор нельзя автоматизировать или отдать на аутсорсинг как, например, медсестры, уборщицы и т.д. А вот средний класс в развитых странах не увидел ни создания рабочих мест, ни роста зарплат. И связано это с тем, что многие рабочие места были автоматизированы, многие были вытеснены импортом, многие были переданы на аутсорсинг в другие страны. Неудивительно, что неравенство выросло, а основные выгоды достались топ-1%, топ-10%, топ-20%. Отсюда и возникла критика этой системы, отсюда возник спрос на политиков-популистов, отсюда пошёл правый крен, который мы стали наблюдать в странах Запада, в том числе в США с приходом Дональда ТРАМПА.

Кстати, недавно встречаясь с одним американским дипломатом, я первый раз за все годы на вопрос: «Как у Вас дела?» с некоторым злорадством спросил: «А как у Вас?»

А наши постсоветские страны столкнулись с проблемами неравенства, связанными с ошибками проведения реформ в 90-е годы. Как показали исследования ЕБРР, от проведённых рыночных реформ в первую очередь выиграли верхние 20% максимум 30%. А в остальном очевиден рост неравенства. И перед многими странами, и Казахстан не исключение, встаёт вопрос: может ли экономическая модель создать условия для инклюзивного роста - чтобы все слои населения знали и ощущали, что они получают выгоду от роста экономики? И это серьёзный вызов, и чтобы с ним справиться, необходимы новые подходы в области структурных изменений, институционального развития, образования, мобильности населения, улучшении доступа к финансовым услугам, и так далее.

Я прошу прощения за некоторое углубление в экономические проблемы, но это объективные процессы, по которым можно в той или иной степени прогнозировать некоторые тенденции мирового развития, которые оказывают определяющее влияние и на нас.

На эти экономические факторы стали накладываться факторы безопасности, угрозы терроризма и экстремизма, усиление миграционных потоков. И к этому добавьте Интернет, социальные сети и прочее, развитие которых продемонстрировало практическое стирание любых границ, кроме физических. То есть физически тело перемещается через физическую границу, где какой-то контроль возможен. А в остальном идеи, работа, финансы, информация стали перемещаться по всему нашему земному шару хаотично и без границ. А организация государств и социальные практики за этими изменениями не успели. И это создаёт новые вызовы.

Разные государства и общества ищут разные ответы на эти вызовы. И исходя из опыта государств более успешных, мне кажется уместным использовать определение российского историка Юрия ПИВОВАРОВА: антропоцентричные и властьцентричные государства. То есть, государства, которые пытаются развиваться вокруг человека, его прав, свобод, интересов. И государства, которые строятся вокруг власти, которую олицетворяет находящаяся «у  руля» элита. По этим признакам можно оценивать, как развивается законодательство, как создаются государственные институты, как формируются отношения между государством и обществом.

Простой пример: налоги. В антропоцентричном государстве налоги (в широком смысле) это наш вклад в общую копилку, из которой финансируется государственное управление, безопасность, здравоохранение, образование, социальные пособия и т.д. И нам интересно, на что они идут, эффективно ли используются и т.д. Мы требуем контроля за их расходованием.

Во властьцентричном государстве они больше похожи на дань, которой нас обложили. И главный лозунг: «Отдай, в смысле заплати, налоги и спи спокойно». И ничего не говорится о том, а можно ли проснуться и спросить, а куда вы их дели?

В 2016 году создали новое министерство – министерство по делам религий и гражданского общества.

Наши власти выдвинули амбициозные задачи вступления в обозримом будущем в Организацию экономического сотрудничества и развития. Ни в одном из государств - его нынешних членов - такого министерства нет. Потому что большинство государств в ОЭСР антропоцентричны, а остальные просто решили, что им этого не надо. А у нас цель - чуть-чуть помощь НПО, а главное – контроль этих самых религий и гражданского общества в целом.  Знаете, как активисты неправительственных организаций это новое ведомство сокращённо называют. Они сначала его стали называть министерство гражданского общества, потому что они с религией не связаны. А потом взяли из слов гражданское общество по две первые буквы, получилось МинГРОБ. Прямо по Фрейду.

К сожалению властьцентричность проявляется во всём. Возьмите право на участие в управлении своей страной. Законами о политических партиях, о выборах по пропорциональной системе, то есть по партийным спискам, о мирных собраниях (митингах и демонстрациях), зачисткой медийного пространства создали политико-правовую систему, вообще не предполагающую наличие оппозиции. Её как не было ни в Парламенте, ни в маслихатах раньше, так и нет, несмотря даже на прошедшие в прошлом году выборы.

Теперь объявили о перераспределении полномочий между ветвями власти. А что их перераспределять между отделами «Нур Отана»? В этих изменениях нет даже тени возможности, что когда-нибудь действующая власть может быть сменена на справедливых конкурентных выборах.

Более того, сохраняется весьма своеобразная конституционная конструкция, которую я называю «3+1». То есть, известные из антропоцентричных стран конституционной демократии три ветви власти: представительная и законодательная, исполнительная и судебная. Это строится на разделении властей и системе сдержек и противовесов. У нас то же самое, но   плюс президентская ветвь власти. Которая то ли обеспечивает согласованное функционирование остальных ветвей, то ли вообще является верховным арбитром.

2016 год сократил количество независимых СМИ до минимума. Исчез портал «Республика», журнал «Адам бол», под прессингом судебных исков с трудом финансово выживали «Жас Алаш», «Саяси Калам. Трибуна», «Уральская неделя» и другие.

Право на свободу слова и выражения мнения в 2016 году буквально было смято применением статьи 174 Уголовного кодекса РК. Эксперты Центра судебных экспертиз Министерства юстиции только успевали штамповать заключения судебно-филологических, политологических и психологических экспертиз текстов, которые использовались как основные доказательства вины десятков религиозных деятелей, гражданских активистов.

Про обеспечение права на свободу мирного собрания ничего хорошего нельзя было и раньше сказать, а после событий апреля-мая прошлого года, связанных с мирными протестами по земельному вопросу, вообще комментировать трудно. Массовые нарушения целого ряда гарантий от произвольных задержаний, права на адвоката и других прав и свобод были отмечены практически всеми независимыми наблюдателями.

Куда ни глянь, везде сокращается пространство свободы, появляются все новые законы, вроде новых положений о внутренней регистрации или контроля средств коммуникации, всё новые полномочия у правоохранительных органов и спецслужб. Государство становится не только властьцентричным, но и полицейским. Да и ещё и законы часто применяются по заветам Александра БЕНКЕНДОРФА, начальника III отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, который выдал эпохальную фразу: «Законы пишутся для подчинённых, а не для начальства, и вы не имеете права в объяснениях со мною на них ссылаться или ими оправдываться»

Закончить своё выступление я хотел бы цитатами из замечательной статьи Тимоти СНАЙДЕРА, профессора истории Йельского университета под названием «Двадцать уроков из ХХ века», поддержанной тысячами репостов.

Текст - про США, но как же перекликается то, что в нём написано, со многими странами мира, граждане которых хотели бы использовать миг между прошлым и будущим не зря.

Не подчиняйтесь заранее. Большая часть власти отдаётся авторитаризму без принуждения с его стороны. В такие времена люди думают о том, чего захочет более репрессивное правительство, и начинают действовать соответствующим образом даже без запроса с его стороны. Вы уже так и поступили, не так ли? Стоп. Опережающее повиновение показывает властям, на что они могут рассчитывать, и усугубляет несвободу.

Защищайте институты. Защищайте суды или СМИ, суд или газету. Не говорите о «наших институтах», если вы не делаете их своими, действуя от их имени. Институты сами себя не защитят. Они обрушатся по принципу домино, если каждый из них не будет защищён с самого начала.

Внимательно слушайте, что говорят политики, обращая внимание в их речах на определённые слова. Отмечайте интенсивное использование ими слов «терроризм» и «экстремизм». Резко реагируйте, если они употребляют такие понятия, как «исключение» и «чрезвычайная ситуация», в их устах эти слова предвещают катастрофу. Насторожитесь, если они по любому поводу применяют патриотическую лексику.

Сохраняйте выдержку, если происходит немыслимое. Когда случается теракт, помните, что все диктаторы во все времена либо ожидают, либо планируют такие события для укрепления собственной власти. Помните о поджоге рейхстага. Внезапное бедствие, используемое для ликвидации ограничения властных полномочий, оппозиционных партий и тому подобного, – это испытанный трюк из гитлеровской книжки. Не поддавайтесь на него.

Выйдите из толпы. Кто-то это должен сделать. Легко следовать толпе в словах и поступках. Но если действуешь или говоришь по-другому, чувствуешь себя неуютно. Однако без этого неудобства нет свободы. И в тот момент, когда покажешь пример, заклятие статус-кво рухнет, и другие последуют за тобой.

Исследуйте. Разберитесь для себя в том, что происходит. Уделяйте больше времени серьёзным статьям. Субсидируйте журналистские расследования, подписываясь на печатные СМИ. Помните, что кое-что из того, что вы видите на вашем экране, создано для того, чтобы нанести вам ущерб. Разузнайте о сайтах, анализирующих зарубежную пропаганду.

Не допустите появления однопартийного государства. Партии, захватившие государства, когда-то были чем-то другим. Но они воспользовались историческим моментом, чтобы уничтожить своих политических соперников. Участвуйте в местных и региональных выборах, пока вы можете это делать.

Разберитесь в вашей личной жизни. Негодяи во власти воспользуются информацией о вас, чтобы вас сбить. Очистите свой компьютер от вредоносных программ. Помните, что электронная почта легко просматривается. Подумайте об использовании альтернативных форм Интернета, или просто пользуйтесь им меньше. Конфиденциальные разговоры проводите при личной встрече. По тем же причинам решите все ваши легальные проблемы. Авторитаризм использует шантаж и активно ищет крючок, которым вас можно было бы подцепить. Постарайтесь не иметь слишком много крючков.

Будьте храбрыми настолько, насколько сможете. Если ни один из нас не готов умереть за свободу, то все мы умрём в несвободе.

Последнее я процитировал в память об Алтынбеке.

Спасибо за внимание.

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: