КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

У мужчины в Западно-Казахстанской области «отжали» дом, где он проживал с родителями всю свою жизнь. Просто потому, что местный акимат создал все условия, чтобы не дать ему приватизировать жилье. Суды тоже «помогли», чем могли.


Эта грустная невыдуманная история произошла в Западно-Казахстанской области с Алексеем Наяновым. Акимат п. Желаево сначала умудрился признать его квартиру бесхозяйной без решения суда, а затем выселил из родительского дома, где он прожил с родителями с момента рождения 42 года без предоставления другого жилья. Итак, хронология событий.

27 июня 2018 года суд № 2 города Уральска под председательством судьи Азимхана Баймахан по гражданскому делу вынес решение об удовлетворении искового заявления ГУ «Аппарат акима Желаевского сельского округа» о выселении Алексея из жилища без предоставления другого жилья.

Постановлением судебной коллегии по гражданским делам Западно-Казахстанского областного суда под председательством судьи Ляззат Устагалиевой от 18 сентября 2018 года в удовлетворении его апелляционной жалобы отказано.

С вынесенными судебными актами суда первой и второй инстанции Алексей не согласился и направил ходатайство в Верховный суд с просьбой возбудить кассационное производство по делу. Оснований имелось более чем.

Ладно, в своем решении суд первой инстанции даже не затруднил себя названием улицы, с которой следовало выселить мужчину. Однако суд даже не стал устанавливать по каким законным основаниям и в связи с какими нарушениями эксплуатации жилья Алексея надлежит выселить без предоставления другого жилья. Единственная мотивировка -  дескать, данное жилье находится на «балансе» ГУ «Аппарат акима Желаевского сельского округа».

На этом вся описательная часть заканчивается.

Таким образом, суд выселил Алексея Наянова, прожившего в той квартире с момента рождения, только по той причине, что этого вдруг захотел истец – то есть акимат. Ранее же данное жилище было предоставлено отчиму Алексея - Юрию Ситникову как ведомственное жилье, которое числилось на балансе Уральского отделения железной дороги.

Истец, кстати, появился уже много позже – в 1994 году – тогда как Наянов успел прожить там вместе с родителями 18 лет.

Суд как первой, так и апелляционной инстанции не стали утруждать себя исследованиями материала дела.

«Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что он проживал в квартире с детства с матерью и отчимом, зарегистрировать ее в свое время не смог, не является основанием для отказа истцу в иске», - конец цитаты в апелляционном решении. Таким образом, коллегия установила «новые законодательные правила» - неиспользование гражданином права на приватизацию является нарушением закона и за «данное нарушение установленного коллегией закона» необходимо выселение без предоставления жилья.

Однако, как оказалось, в ситуации с «отжатием» квартиры начальную роль сыграл местный страж порядка.

Алексей, перебивавшийся случайными заработками, оказался в 2010 году в поле зрения участкового полицейского Каримова. Тот пообещал мужчине посодействовать в обмене паспорта старого образца и оставил его у себя.

И с того времени полицейский начал преследовать односельчанина «за проживание без документов». То помещал его в спецприемник по фамилии его отчима, то грозил, как рассказал Наянов, вообще определить его в некое «социальное учреждение».

Из-за этого Алексею пришлось временно зарегистрироваться у своей тети в Уральске. Но при попытке перерегистрироваться в своем поселке – акимат непременно создавал препятствия.

Мужчине опять пришлось переместиться в другой поселок, где работал фактически за еду. За это время его дом подвергся ограблению, оттуда вынесли все вещи и оставшиеся документы.

«Полагаю, что это было сделано специально, чтобы впоследствии признать квартиру безхозяйной и отобрать ее у меня. Я неоднократно обращался в сельский акимат с целью узаконить и приватизировать единственное мое жилище, но мне всякий раз отказывали и даже отказывались выдать справку из по хозяйственной книге, что я там проживал с момента рождения. Таким образом, я со своими родителями проживал до их смерти, а в настоящее время проживаю один», - пишет мужчина в своем ответе на исковое заявление.

В 2013 году неизвестные предприняли попытку самовольно захватить жилище, однако вмешались соседи, успевшие позвонить в прокуратуру, и захватчики ретировались.

Все это время мужчина предпринимал попытки приватизировать свое жилище. Но всячески сельский акимат в лице акима Ашигалиева отказывал в выдаче необходимых документов.

Осталось обратиться в суд. И там-то Алексей узнал, что его квартира признана бесхозной на «основании какого-то приказа неизвестного государственного органа власти». Суд даже отказался вызвать свидетелей, которые всю жизнь, с момента рождения Алексея, проживали рядом с ним и могли подтвердить им сказанное.

«…При подаче искового заявления о моем выселении из занимаемого жилья аким сельского округа главным основанием указывает, что мне отказано в праве приобретательской собственности решением суда № 2 города Уральска от 16 августа 2017 года и якобы является преюдицией по рассматриваемому делу. Между тем, данное основание является более чем абсурдно, т.к. отказ в праве собственности на жилище, не влечет «автоматически» мое выселение из жилища, хотя бы оно и принадлежало государству», - дает расклад Алексей Наянов.

«Я не занимал самовольно или самоуправно данную квартиру, а продолжал жить в ней после смерти родителей, имею полное право проживать в ней до своей смерти, в том числе не могу быть выселен только по прихоти акима Ашигалиева Т., который имеет цель ее у меня «отнять», фактически выбросив меня на улицу как лицо без определенного места жительства и кому-то передать, возможно, своим знакомым или теперь уже бывшему полицейскому Каримову», - делает вполне логичное заключение Алексей.

Более того, как вспоминает Алексей, работник сельского акимата на условиях анонимности посоветовал ему не тратить время на оформление, т.к. «жилье в котором я проживаю уже переоформлено на бывшего теперь уже участкового полицейского Каримова А., того самого который незаконно и неоднократно лишал меня свободы».

Односельчане дополнили картину тем, что участковый полицейский с неустановленными лицами осенью 2012 года самоуправно вывез все вещи, документы, квитанции об оплате налогов и семейные фотографии из его жилища и все это было выброшено в карьер за окраиной поселка.

До последнего времени, мужчина, лишившийся жилья, так и не смог установить, для кого же сельский акимат «освобождает» жилье (хотя это требование ст. 270 ГПК РК). Для судебных инстанций это немаловажное обстоятельство тоже не вызвало даже малейшего интереса. Зато апелляционный суд пишет, что Наянов «был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела, но не явился (!!!)».

Между тем, в соответствии с нормами ст. 270 ГПК РК при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести и направить частное определение, а если нарушения допущены со стороны государственных органов, должностных лиц и государственных служащих, суд выносит и направляет частное определение соответствующим организациям, должностным или иным лицам, выполняющим управленческие функции, которые обязаны в месячный срок сообщить о принятых ими мерах. Если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки уголовного правонарушения, он сообщает об этом прокурору.

Стоит ли говорить, что обе судебных инстанции проигнорировали эту норму?

Так что мужчина, не нарушивший ни одного пункта в соответствии со ст. 107 «Основания выселения без предоставления другого жилища из государственного жилищного фонда или жилища, арендованного местным исполнительным органом в частном жилищном фонде» и Закона «О жилищных отношениях», просто лишился своего единственного жилья в интересах кого-то, действующего от имени государства. Разве что Алексея, согласно судебного решения, сделали собственником жилья своей тети, у которой тот некогда прописался. Правда, женщина об этом, скорее всего, даже не ведает.

Осталось уповать на Верховный суд. И снова мимо. Судья судебной коллегии по гражданским делам Жанылдык Кашкинбаева единолично решила, что ходатайство Алексея на пересмотр дела передавать не следует. Дескать, существенных норм материального и процессуального права ее коллегами допущено не было. А все нагромождение нарушений, видимо, ускользнуло от бдительного судебного ока. И, кстати, до своего перехода в Верховный суд она (вот совпадение-то!) работала судьей в областном суде Западно-Казахстанской области.

К своим 42 годам, не имея места постоянного заработка, заполучив букет болезней, Алексей остался без ничего. С другой стороны, может, у того же участкового или акима имеется куча родственников, требующих улучшения жилищных условий. Тоже, ведь, люди. Хуже всего, что таких вот «нуждающихся» людей государевых не становится меньше, и, соответственно, растет число бездомных, лишенных своего жилья таким вот способом, как и Алексей. Простая арифметика.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: