• Главная
  • >
  • В мае праздновать - министров менять и журналистов гонять

В мае праздновать — министров менять и журналистов гонять

05.05.2020

Первая декада мая богата журналистскими праздниками, первый из которых ещё и правозащитный, второй – бывший советский, а третий – бывший казахстанский.

Три журналистских праздника, первый из них и правозащитный

3 мая во всём мире отмечают Международный день свободы прессы, учреждённый Генеральной ассамблеей ООН в 1993 году. Каждый год накануне этого дня действующий в данное время генеральный секретарь ООН выступает с обращением по проблемам защиты свободы в мире, особо выделяя самое актуальное в те дни, когда обращение произносится. В этом году генсек ООН Антониу Гутерриш призвал правительства всех стран мира гарантировать журналистам своих стран возможность работать в условиях пандемии коронавируса.

Правительства всех стран должны воздержаться от попыток использовать моровую язву XXI века для зажима свободы выражения гражданами собственного мнения, свободы искать и распространять общественно важную информацию, обсуждать и комментировать действия властей. Собственно говоря, правительства демократических стран избегают делать это как во время пандемии, так и в мирное время. А правительства авторитарных государств зажимают свободу прессы и Интернета в своих странах хоть в мирное время, хоть во время мировой войны с чёрной «смертью».

О том, как это делается у нас в Казахстане, мы поговорим чуть дальше, о пока что напомним о двух следующих по времени журналистских праздниках первой декады мая, сейчас уже никем не отмечаемых.

5 мая в СССР праздновали День печати, учреждённый в честь выхода в 1912 году первого номера главной партийной газеты «Правда», каковое событие было в свою очередь приурочено основателями газеты к дню рождения Карла Маркса 5.05.1818. Обе эти даты в советское время широко отмечались, в том числе и такими актами, как у нас в Алматы, в то время называвшемся Алма-Атой, а ещё раньше Верным:

● 5.05.1918 в честь столетия Карла Маркса одна из центральных верненских улиц была переименована из Копальской в улицу Карла Маркса (сейчас это улица Кунаева); 

● 5.05.1962 в честь 50-летия газеты «Правда» новый алма-атинский проспект посреди массива ещё только строившихся панельных микрорайонов был назван проспектом «Правды» (сейчас это проспект Алтынсарина). 

Последний раз советский День печати отпраздновали (уже не в обязательном порядке, а те, кто хотел) в мае 1991-го, а год спустя казахстанским журналистам предложили отмечать День казахстанской прессы 10 мая. В этот день в 1870 году в Ташкенте вышел первый номер «Туркестан улаяттаны газети» – первой в истории газеты на казахском языке. Новый праздник худо-бедно отмечали пять лет, точнее пять десятых маев, но по ряду причин он так и не прижился, а в 1997 году был перенесён на 28 июня в память о принятии 28.06.1991 первого казахстанского закона «О средствах массовой информации».     

В том же 1997 году мы в Казахстане впервые отметили Всемирный день свободы прессы по инициативе председателя созданной незадолго до того Ассоциации независимых СМИ Центральной Азии Розлана Таукина, чей безвременный уход из жизни последовал в предпоследний день мая прошлого года.   

Новые назначения промеж разных праздниками

В нерабочий день 2 мая президент РК Касым-Жомарт Токаев своим указом прекратил полномочия Дариги Назарбаевой как депутата и председателя сената. Сейчас уже мало кто вспомнит, а четверть с гаком столетия назад эта женщина была известна не только как дочь тогдашнего президента РК Нурсултана Назарбаева и жена сначала бизнесмена, а потом силовика и дипломата Рахата Алиева, но ещё и как основательница и владелица медиа-империи «Хабар», то есть первый в Казахстане медиа-магнат.

Прошли десятилетия, вобравшие в себя и большой скандал под названием «Рахатгейт», и загадочная смерть его главного героя в венской тюрьме пять лете назад, и прошлогоднюю полуотставку «отца нации», и недавних лондонских скандалов с сыном Айсултаном и недвижимостью. После всего этого имя Дариги Нурсултановны уже мало кто будет ассоциировать со сферой СМИ и проблемами зажима свободы прессы. И всё же прекращение полномочий  Однако прекращение полномочий Назарбаевой случилось накануне Всемирного дня свободы прессы. Большого смысла в этом совпадении нет, но красивое совпадение налицо. 

А через два дня после этой отставки, в понедельник 4 мая у казахстанских журналистов и НПОшников поменялся министр. Прежний глава Министерства информации и общественного развития (МИОР) Даурен Абаев стал заместителем главы администрации президента РК вместо Маулена Ашимбаева, который в свою очередь стал председателем сената вместо Дариги Назарбаевой. Профильное же для казахстанских СМИ и НПО министерство возглавила Аида Балаева, ранее служившая завотделом президентской администрации по работе с обращениями граждан.

Как отразятся (и отразятся ли как-нибудь вообще) эти рокировки на астанинской шахматной доске (в пространстве) и между разномастными праздничными днями 1, 3 и 5 мая (во времени) на реальном положении казахстанских СМИ и НПО, а равно и на правительственном и парламентском законотворчестве в данных сферах – время покажет. Мы же пока что отметим то обстоятельство, что все эти «движняки» происходят:

● во время пандемии коронавируса, жертвами которой в Казахстане к 4 мая стали 4000 человек – и это наверняка еще не предел;

● на фоне большого наводнения 2 мая в Туркестанской области, из зоны которого за два дня эвакуирована 31 тысяча человек – и это наверняка не предел.

Увязывая эти события и даты в единый информационный контекст, мы вовсе не имеем в виду, что во время пандемии не должно происходить наводнений и новых назначений. Просто есть такое расхожее выражение: пожар во время наводнения в некоем развлекательном заведении, и это бон мо отчего-то 

Власть должна бороться с вирусом и потопом, а не с журналистом

Катастрофическое наводнение в Махтааральском районе в результате прорыва дамбы на Сардобском водохранилище в соседнем Узбекистане вызвало у нас ассоциацию с другой техногенной катастрофой в том же юго-западном уголку Туркестанской области – взрывах на военных складах в городе Арысь летом прошлого года. Здесь не только параллелится не только география, но и историческая хронология.

Первый взрыв в Арыси прогремел 24 июня – через три дня после некруглой в прошлом году годовщины начала Великой Отечественной войны, а дамбу на Сардобе прорвало 2 мая этого года – за неделю до 75-летнего юбилея окончания той войны. Обе даты отнюдь не стали чужими для жителей Южного Казахстана, в связи с чем в советские годы в ЮКО возникло название села Женис (Победа).. И вот надо же: за неделю до 75-летия Победы именно это село больше всего пострадало от наводнения.   

И вот такое наложение потопа на пандемию, а их обоих на свободу прессы: последние две недели шымкентская полиция ведёт интенсивные допросы известного журналиста Зауре Мирзаходжаевой по возбужденному против неё уголовному делу по одиозной 274-й статье («распространение ложной информации»).

О содержании дела мало что известно, потому что журналистку не просто хотят заставить замолчать на будущее, что всегда вытекает из преследований за сказанное или написанное 0 ей заткнули рот уже сейчас, обманом выдурив у неё подписку о неразглашении любых обстоятельств дела. Ежу понятно, насколько это незаконно: по закону такая подписка может быть взята лишь при наличии в деле госсекретов или секса с несовершеннолетними, чего в данном случае нет от слова «нет» — статья 274 вообще не про это.

Из того же немногого, что сейчас вообще известно о деле Мырзаходжаевой, впечатляют два момента:

● в качестве предмета обвинения фигурирует не статья профессионального журналиста в профессиональном же СМИ, а всего лишь какой-то пост в соцсетях – трудно придумать большее неуважение к профессиональному статусу журналиста, долгие годы освещавшего жизнь региона на страницах «газеты № 1 в Казахстане», как титулует себя республиканская газета «Время», собкором которой по ,КО была Зауре;

● уголовное дело возбуждено по заявлению чиновников местного департамента здравоохранения: значит, врачи в больницах из последних сил спасают людей от современной чумы, а начальники этих врачей в это время ищут, как бы довести журналиста до тюрьмы или сумы.

По данным на 4 мая, количество заболевших COVID-19 в Шымкенте достигло 213-ти, а в Туркестанской области 143-х. Так может, надо людей заболевших лечить, а не на журналиста доносы писать, господа здравоохранительные начальники? То же самое и в отношении начальников правоохранительных: вашей задачей является обеспечение общественного порядка в условиях карантина плюс теперь ещё и природно-техногенной ЧС в Махтаарале, а вовсе не затыкание рта журналисту, что-то написавшему в соцсетях что-то не то (а скорее всего очень даже то, за что и преследуют).

И уж если мы в связи с затопленным Махтааралом вспомнили взорванный  Арысь, то и в связи с делом Зауре Мырзаходжаевой вспомним дело её земляка и коллеги, редактора газеты «Сарыагаш инфо» Амангельды Батырбекова. За пост в соцсетях (ещё одна параллель) против него возбудили уголовное дело по статьям 129 («оскорбление») и 130 («клевета») – представьте себе, по заявлению начальника Келесского районного отдела образования (параллель на параллели едет и параллелью погоняет). В сентябре 2019-го районный суд осудил Батырбекова на 2 года и 3 месяца лишения свободы, а в январе 2020-го областной суд отменили этот приговор и полностью оправдал журналиста.

Правда, это было хотя уже после Арыси, но ещё задолго до Махтаарала, а главное – до пандемии. Уж как там будет после и во время неё – покажет время, пардон за банальный каламбур.