КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Условно-досрочное освобождение применяется к осуждённым, отбывшим одну треть, половину или две трети срока наказания. Однако в казахстанской политической практике на УДО выходят не только зэки, но и президенты страны. Причём наш первый президент не отбыл полностью ни одного из своих пяти сроков, на которые избирался.


Два дня назад, во вторник 9 апреля, действующий президент Республики Казахстан Касым-Жомарт-Токаев, которого одни считают временным президентом, а другие называют и.о. президента (комбинированный вариант – временно исполняющий обязанности, сокращённо – врио) объявил о назначении внеочередных президентских выборов на 9 июня текущего года. Выступление Токаева было передано в эфир в 13:00 0 как бы к началу обеденного перерыва, а не к началу рабочего дня в 9 часов утра. Возможно, таким образом режиссёры этого политико-телевизионного шоу достигли большего охвата аудитории, однако в цифровой формуле данного сюжета оказалось всего две девятки (девятые дни апреля и июня) вместо трёх девяток (они же плюс время оглашения указа).

Вы спросите: а зачем мы вообще подсчитываем количество девяток – какой в оный политический смысл? Отвечаем: точно такой, какой вкладывал двадцатью днями ранее первый президент РК Нурсултан Назарбаев при выборе даты и времени передачи в эфир своего заявления о досрочном сложении президентских обязанностей и передаче их Токаеву. Как мы помним, это было сделано в19:00 вторника 19 марта 2019 года. В этой формуле неделимое число 19, состоящее из сакральных чисел 12 и 7, повторяется трижды, как вышло с двумя девятками в цифровой формуле выступления Токаева о назначении новых президентских выборов.

Как мы уже отмечали выше, оба заявления были сделаны во вторник – именно на этот день недели пришлись даты 19.03 и 9.04. Это совпадение навеяло нам нехорошие ассоциации с «Чёрным вторником» на Нью-Йоркской бирже 29 октября 1929 года (тоже две девятки, а не три!) – очень важным событием мировой истории, девяностолетний юбилей которого нам ещё предстоит отметить в разгар золотой алматинской осени. Однако в политичес­кой истории Казахстана отказ первого президента от одной из занимаемых должностей при сохранении им за собою трёх других, а равно и назначении выборов фактически уже назначенного преемника едва ли может послужить сигналом к чему-либо подобному Великой депрессии – вот уж о чём смело можно не паниковать.

Тем более что все прежние выборы главы государст­ва у нас были так или иначе досрочными, вследствие чего ни один из пяти или даже шести (смотря как считать) наш первый президент не отбыл полностью. Давайте вспомним с самого начала.

«И опять к тому пришли мы, с чего и начали…»

Текущий год, от Рождества Христова 2019-й, а от начала государственной независимости Казахстана 28-й, содержит в себе много политически значимых юбилеев с цифровым значением 30, потому что соответствующий этой цифре год 1989-й был в мировой и отечественной истории необычайно насыщенным. Один из таких юбилеев мы уже пережили 26 марта – в этот день исполнилось 30 лет со дня проведения в СССР первых в советской истории альтернативных выборов народных депутатов. Следующий 30-летний юбилей такого рода предстоит отметить 25 мая – в этот день того же 1989 года в Москве открылся Первый съезд нардепов, реально изменивший ход истории.

Одним из решений Первого съезда, на тот момент ещё даже не завершившегося, было избрание тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Геннадия Колбина председателем Комитета народного контроля СССР. Исторический момент здесь состоял даже не в самом избрании (данная организация к тому времени уже была фактически полумёртвой), а в том, что в результате оного в тогдашней Алма-Ате освободилась вакансия персека ЦК КПК. И вот эту должность 5 июня 1989 года (ещё один «тридцатник», который нам скоро предстоит отметить) занял тогдашний председатель Совета министров Казахской ССР Нурсултан Назарбаев.

А спустя ещё десять месяцев, в марте 1990-го во всех республиках тогдашнего СССР прошли выборы депутатов Верховных и местных советов, после чего почти во всех республиках были учреждены посты президентов, избираемых депутатами республиканских парламентов. У нас в Казахстане такое решение было принято 24 апреля 1990 года, и в этот же день депутаты Верховного совета Казахской ССР избрали президентом республики персека ЦК КПК Нурсултана Назарбаева.

Как потом стало известно, на протяжении первой половины 1991 года в Кремле несколько раз втихаря обсуждался вопрос о приглашении Назарбаева в вице-президенты СССР вместо Геннадия Янаева или в председатели союзного правительства вместо Валентина Павлова. Согласно версиям некоторых мемуаристов и историков, именно утечка информации об этих кадровых исканиях ген­сека ЦК КПСС и президента СССР Михаила Горбачёва, организованная главой КГБ Владимиром Крючковым, подтолкнула вышеназванных сановников е учас­тию в заговоре ГКЧП и в целом ускорила августовский-1991 путч, следствием провала коего был роспуск КПСС и республиканских компартий.

В процессе означенного роспуска Нурсултан Назарбаев одним универсальным движением брови отказался от утратившей властный смысл должности персека ЦК, оставшись при этом президентом республики. Много лет спустя он в марте 2019-го так же легко откажется от должности президента страны, оставаясь председателем Совета безопасности, главой партии «Нур-Отан» и Ассамблеи народа Казахстана. Разница только в том, что в конце августа 1991-го должность персека ЦК упразднялась вместе с самой партией, а в марте 2019-го на должность президента РК назначался местоблюститель и зиц-председатель, а главные властные полномочия Назарбаев заранее передал себе самому как главе Совбеза.

Да ведь и должность лидера партии «Нур-Отан» имеет нечто общее с должнос­тью персека ЦК КПК, хотя в советские времена едва ли кто додумался бы официально именовать Коммунистическую партию в Нур-Коммунистической. Но если не вглядываться в эти различия, то получается, что Нурсултан Абишевич как начал 30 лет назад начальником партии, так к тому же и пришёл. О сходстве же позднего «Нур-Отана» с брежневской КПСС мы уже писали в статье «Навстречу историческому съезду: сиськи-масиськи, версия 2.0», так что не будем повторяться.

Досрочные выборы и недоотбытые сроки

24 апреля 1990 года президент республики избирался депутатами Верховного Совета Казахской ССР на 4 года. Однако Нурсултану Назарбаеву не довелось или не захотелось отбывать четырёхлетку от звонка до звонка. У же в октябре 1991-го было назначены всенародных выборов президента республики, которые успешно прошли 1 декабря того же года. Так же, как и при апрельских-1990 выборах президента депутатами ВС, в избирательных бюллетенях значился всего один кандидат. Так начался второй, а по официальному счёту первый (дескать, что было при СССР, того как бы и не было) срок его президентства. Двадцать лет спустя, в ноябре 2011-го, в память об историческом событии 1.12.1991 будет учреждён официальный праздник День первого президента – дополнительный выходной, которым мы с тех пор встречаем начало зимы.

Следует отметить, что к тому времени президента избирали уже не на 4 года, как избирают американских президентов с 1788 года, а российских избирали в 1991-2012 годах, а на 5 лет, так что истекал тот срок 1 декабря 1996 года. Одна­ко ещё за полтора года до того – в марте 1995-го Назарбаев распустил парламент и провёл 29.04.1995 всенародный референдум по продлению своих полномочий до 1 декабря 2000 года. Таким образом, первый президентский срок Назарбаева, отсчитываемый от 1.12.1991 (напомним, что реальный первый срок от 24.04.1990 считается как бы несчетовым) превратился из пятилетнего в девятилетний. Однако и он был не отбыт, а досрочно прекращён за почти два года до объявленной ранее даты.

В бывший советский День конституции 7.10.1998 казахстанский парламент на совместном заседании Мажилиса и Сената вносит изменения в Конституцию, согласно которым срок президентских полномочий был увеличен с пяти до семи лет, при этом были отменены ограничения по максимальному возрасту президента. Новые выборы были назначены на 10.01.1999.

Эти резидентские выборы впервые в истории Казахстана проходили на альтернативной основе: главным оппозиционным кандидатом стал Серикболсын Абдильдин, бывший в 1990-93 годах председателем Верховного совета XIIсозыва, а в 1994 году возглавивший Коммунистическую партию Казахстана – теперь уже не правящую, как в советское время, а оппозиционную.

Другой оппозиционный кандидат Акежан Кажегельдин, бывший в 1994-97 годах премьер-министром РК, а весной 1998-го выступивший с резкой критикой правящего режима, а позднее возглавивший оппозиционную Республиканскую народную партию Казахстана (РНПК), не был допущен к участию в выборах за административное правонарушение – участие в собрании общественного движения «За честные выборы».

Тот факт, что борьба за честные выборы стала к тому времени административным правонарушением (странно, что ещё не уголовным преступлением) отнюдь не прошёл незамеченным в стране и мире. Из-за множества нарушений Казахстаном взятых на себя обязательств по процедуре и практике проведения выборов ОБСЕ отказалось присылать наблюдателей на голосование.

Начавшийся в этот день семилетний президентский срок Нурсултана Назарбаева должен был завершиться 10 января 2006 года. Следует признать, что на этот раз президент отбыл свой официально второй срок почти полностью, не дотянув до полной семилетки всего одного месяца и одной недели: переизбрание на третий срок состоялось 2 декабря 2005 года.

В предвыборной кампании осени 2005-го главным оппозиционным кандидатом стал Жармахан Туякбай, бывший в 1999-2004 годах председателем Мажилиса, а в 2005-м возглавивший оппозиционный блок «За справедливый Казахстан». Его поддержали ещё два видных ушельца из власти – бывший глава администрации бывшей столицы Алма-Аты (с февраля 1993-го – Алматы), затем депутат Мажилиса и аким Алматинской области Заманбек Нуркадилов и бывший министр информации, секретарь Совбеза и посол РК в РФ Алтынбек Сарсенбаев.

12 ноября 2005 года Заманбек Нуркадилов был найден мёртвым в своём доме, убитый двумя смертельными выстрелами – полиция объявила это самоубийством;

11 февраля 2006 года Алтынбек Сарсенбаев, его телохранитель Бауржан Байбосын и водитель Василий Журавлёв были похищены группой вооружённых людей из спецподразделения КНБ «Арыстан», а 13 февраля их мёртвые тела были най­дены на просёлочной дороге близ окраины Алматы.

Четыре трупа за три месяца перед выборами и после оных – столь кровавой электоральной кампании в казахстанской политической истории не было ни до, ни после.

21 мая 2007 года в Конституцию были внесены изменения, согласно которым срок президентских полномочий был сокращён с семи лет до пяти, а ещё была возвращена норма о том, что один человек не может занимать пост президента более двух сроков подряд. Однако такой невиданный демократизм имел сугубо показной характер благодаря появлению в Основном законе специальной оговорки о том, что ограничение двумя сроками не распространяется на первого президента РК.

Ещё грубее и нагляднее исключительное положение Нурсултана Назарбаева было закреплено принятым депутатами парламента 15 июня 2010 года постановлением о присвоении первому президенту РК титулов «лидер нации» и «елбасы» (буквальный перевод – «глава страны»). Дополнительную пикантность этому событию придал тот факт, что 2010 год был годом председательства Республики Казахстан в ОБСЕ, каковой почести Астана добивалась целых три года, в связи с чем просвещённая Европа и в мировое правозащитное сообщество имели некоторые основания рассчитывать на определённые подвижки в плане внутренней либерализации. К сожалению, председательство РК в ОБСЕ ничего не дало для улучшения ситуации с соблюдением прав человека и гражданских свобод в стране и нисколько не помешало дальнейшей фараонизации бессменного правителя.

23 декабря того же 2010 года в Усть-Каменогорске прошёл какой-то невнятный «Республиканский общественный форум», на котором была выдвинута инициатива о проведении референдума по продлению президентских полномочий Назарбаева до 2020 года. Инициативная группа по прове­дению референдума была зарегистрировано Центризбиркомом 27.12.2010, а уже через девять дней «инициативники» объявили 5.01.2011 о том, что ими собрано 2,5 миллиона подписей, а 13 января было объявлено о том, число подпи­сей достигло 5 миллионов. Однако это уже не имело практического значения, поскольку 7 января президент отклонил предложения депутатов Мажилиса и Сената о замене очередных выборов референдумом.

Завершающей нотой комедии «Продлёнка-2020» стало выступление Назарбаева 31 января с обращением к народу Казахстана, в котором президент согласил­ся с вынесенным 24 января решением Конституционного совета РК о неконституционности идеи заменить президентские выборы референдумом. В то же время Назарбаев предложил провести досрочные президентские выборы. День голосования был назначен на 3 апреля.

Нетрудно догадаться, что в этот день Нурсултан Назарбаев был успешно переизбран на четвёртый срок при формальной альтернативной процедуре голосования, однако ни один из кандидатов-спойлеров даже в шутку не изображал из себя оппозиционера. Крылатой фразой тех «выборов» стал ответ кандидата- экологиста Мэлса Елеусизова на вопрос журналистов о том, за кого он проголосовал, на каковой вопрос альтернативный вроде бы кандидат вместо того, чтобы ответить: «Разумеется, за себя», ответил: «Голосовал за Назарбаева». (Позднее Елеусизов утверждал, что этот его ответ следовало понимать как выражение сарказма по поводу имитационного характера казахстанских выборов.)

Четвёртый президентский срок Назарбаева должен был завершиться (прибавляем к дате 3.04.2011 очередную «пятилетку качества») к началу апреля 2016 года, однако очередные перевыборы прошли на год раньше этого срока. Решение о назначении их на 26.04.2015 было объявлено 25 февраля того же года. Для обоснования необходимости «досрочки» на этот раз обошлись вовсе без «всенародных инициатив», ограничившись скучной констатацией некоего процедурного казуса. В своём обращении к народу Казахстана от 25.02.2015 президент сообщил, что «календарные сроки проведения президентских и парламентских выборов выпадают на 2016 год и фактически оказываются совмещенными, а Конституция этого не позволяет». Так это или не так, а если так, то откуда взялось такое досадное наложение, проверять никто не стал, а перевыборы Назарбаева на пятый срок прошли точно так же буднично и скучно, как и за четыре года до того.

Завершения пятого срока можно было ожидать в апреле 2020 года, однако за год и месяц до того, в мартовский день трёх цифр «19» мы услышали известное заявление Назарбаева о сложении им президентских полномочий и возложении их на Токаева. А ещё через двадцать дней, в апрельский день двух девяток, услышали мы заявление Токаева о назначении досрочных выборов на 9 июня. 

«О боже мой, кто будет нами править?»

При всей очевидности имитационного характера всех этих электоральных процедур, которыми авторитарный правитель производит транзит власти по схеме «от себя к себе», невозможно отрицать некоторую новизну ситуации: впервые в истории президентских выборов в Казахстане президентом будет избран не сам Назарбаев, а назначенный им преемник.

Будет ли это уже назначенный им же Касым-Жомарт Токаев, подобно тому, как в соседней с нами России тамошний елбасы Владимир Путин был назначен на эту должность «стылым и уходящим» Борисом Ельциным в ночь с 31.12.1999 на 1.01.2000, а избран президентом на всеобщих выборах он был 26 марта «нулевого» года? Будет ли это Дарига Назарбаева, занявшая на следующий день после президентской пертурбации 19.03.2019 освобождённое Токаевым кресло председателя Сената? Будет ли это ещё какой-нибудь представитель среднего или младшего поколения семейного клана Назарбаевых, исходя из слов елбасы о необходимости «дать дорогу молодым»?

По этому поводу в публичном пространстве существует консенсус относительно того, что решение об этом принимает всего один человек – сам Нурсултан Назарбаев. Дебатируется же вопрос о том, что, принял ли он уже такое решение и теперь выбирает эффектный момент для его оглашения, или же пока что не определился и как раз сейчас определяется. В любом случае реально править Казахстаном будет не тот второй президент, за кого казахстанский избиратель непременно отдаст 9 июня свои 95 или 98 процентов голосов, а всё тот же первый президент, который за почти 30 лет своего правления так и не отбыл «от звонка до звонка» ни одного из пяти (или шести, если считать с 1990 годом) своих прежних сроков, а всякий раз переизбирался досрочно.

Так что жить нам и впредь в условно-досрочной президентской республике.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: