КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Родные осужденного на три года колонии-поселения военного летчика Радика Ашимова, который посадил военный самолет Су-27 БМ1 без шасси на аэродром в Алматинской области, заявляют о своем несогласии с решением Военного суда Талдыкорганского гарнизона. Новый адвокат пилота считает, что разбирательство проходило с целым рядом нарушений. Сам же Ашимов содержится вместе с уголовниками в СИЗО.


Напомним, 26 октября 2016 года пилот воинской части № 21751 Радик Ашимов, управляя боевым самолетом Су-27 БМ1, после полетного задания при заходе на посадку не выполнил действия по выпуску шасси и механизации. В результате чего он посадил воздушное судно на фюзеляж. Истребитель получил серьезные повреждения, но катастрофы удалось избежать.

Тогда пилота боевой машины окрестили героем. Ведь в мировой практике подобных случаев жесткой посадки не так уж и много. Однако по прошествии двух лет 16 января 2018 года Военный суд Талдыкорганского гарнизона объявил Ашимова виновным в нарушении правил полетов (статья 464 УК РК) и осудил на три года колонии-поселения.

«26 октября 2016 года около 18:00 часов на аэродроме воинской части 21751 подсудимый Ашимов Р.Р., управляя боевым самолетом Су-27БМ1, после выполнения полетного задания производил выход к точке разворота на посадочный курс. При совершении посадки самолета на аэродром, подсудимый Ашимов Р.Р. в нарушение требований «Руководство по летной эксплуатации самолета Су-27», предписывающих выпускать шасси и закрылки при заходе на посадку, не выполнил действия по выпуску шасси и механизации. Осуществив выход на посадочный курс, подсудимый Ашимов Р.Р. доложил руководителю полетами о готовности к посадке и, не убедившись в выпуске шасси и механизации, произвел касание поверхности взлетно-посадочной полосы фальшкилями с дальнейшим движением на авиационных катапультных устройствах, расположенных под воздухозаборниками двигателей», - указано в приговоре суда.

С этим обвинением несогласны родные Ашимова. По их словам, первая инстанция суда не приняла во внимание многие доводы, которые были озвучены подсудимым. Органами дознания не привлечены в качестве виновных лиц все участники авиационного инцидента, не определена коллективная правовая ответственность. Более того, суд изначально проходил с обвинительным уклоном, а адвокат, предоставленный государством, не предпринимал должных мер по защите своего доверителя.

Об этом и многом другом сегодня рассказали на пресс-конференции, которая прошла в пресс-центре Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности.

- Мой сын управлял боевым самолетом, но во время выполнения задания попал в облачность и при заходе на посадку не выпустил шасси. Связано это с тем, что не поступило соответствующей команды от наземной службы. Но все-таки, несмотря на эту ситуацию, он смог вывести самолет с крутого виража и посадить его. И я хочу сказать, что мой сын не виноват. Я прошу суд учесть все наши доводы и пересмотреть уголовное дело по моему сыну, - начала пресс-конференцию мать осужденного пилота Кульжан Баймаханова.


Кульжан Баймаханова

Жена осужденного летчика Айнур Кудайбергенова, являющаяся общественным защитником, недоумевает, почему остались безнаказанными должностные лица наземной службы, которые непосредственно сопровождали злополучный полет.

- Я несогласна с вынесенным приговором, так как уже в суде, в ходе изучения материалов уголовного дела, мы с адвокатом выявили ряд нарушений. Во-первых, для чего назначается наземная служба? Они принимают непосредственное участие в полетах летчиков. Но почему-то руководитель полетов, помощник руководителя полетов и наблюдающий за шасси пошли просто как свидетели. Они просто хотят выгородить себя, поэтому они все давали обвинительные показания против моего супруга. Возникает вопрос: как так случилось, что они пошли как свидетели? Почему они не понесли никакой ответственности? Для чего тогда все эти должностные лица существуют? Зачем они нужны аэродрому, если сам летчик может сам просто взлететь и сесть без посторонней помощи?  - задалась вопросами Кудайбергенова.


Айнур Кудайбергенова

Также жена Ашимова считает, что в ходе следствия был допущен целый ряд упущений. Например, отсутствовала запись с видеорегистратора из кабины самолета супруга. Кроме того, по ее словам, не были опрошены другие летчики, которые участвовали в тот день в полетах, и могли бы объективно оценить произошедшее, не были взяты данные радиообмена других пилотов, не были проведены следственные эксперименты с видеофиксацией посадки самолета. Как отмечает Айнур Кудайбергенова, в таком случае суд мог бы увидеть, как осуществлялась сама посадка. А так, по мнению женщины, судья не понял сути всей ситуации.

- Было очевидно, что судья не до конца разобрался в данной ситуации, так как он во время опроса моего супруга сравнил боевой самолет с автомобилем, - заключила Кудайбергенова.

Новый адвокат осужденного Юлия Малюкова также считает, что ее подзащитный невиновен в предъявленных к нему обвинениях. По ее мнению, согласно «Правилам использования аэродромов совместного базирования гражданской и государственной авиации в Республике Казахстан» отношение к осуществлению полетов, помимо летчика, имеет еще целый ряд должностных лиц.

- Хоть гражданский, хоть военный самолет, его поднять в небо и посадить в одиночку нереально, - отмечает она.

По ее словам, существует приказ части, согласно которому были определены люди, которые в тот день должны были следить за полетом - от взлета до посадки. Это руководитель полетов, помощник руководителя полетов, руководитель ближней зоны, руководитель зоны посадки, руководитель дальней зоны. Помимо этого, в должностных инструкциях прописано обязательным наблюдение за шасси.

- Если изучить радиообмен в этот день, Ашимов выполнял все команды, которые были озвучены, кроме одной - уход на второй круг. Но это связано с тем, что он ее не смог выполнить физически, так как она была озвучена уже за 2 секунды до посадки. Эту команду просто невозможно было выполнить в тех условиях, - считает адвокат осужденного.

По словам Малюковой, Ашимов не выпустил шасси потому, что был уверен, что они выпущены. Также, как минимум три человека из наземной службы должны были сказать ему о необходимости их выпустить. Однако они этого не сделали.

- Тем не менее, он вывел самолет из сложных метеоусловий к посадочной полосе и смог его посадить. Материальный ущерб от такой посадки самолета до сих пор не определен, но технику уже практически восстановили. В ближайшее время самолет вновь заступит на дежурство. Поэтому мы не видим никакой вины Ашимова в этом инциденте, - заключила супруга осужденного.

По словам защиты Ашимова, все выявленные нарушения были отражены в апелляционной жалобе, которая была направлена в апелляционную судебную коллегию по уголовным делам Военного суда РК. В ней защита просит оправдать Ашимова.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: