Сокрытие и вскрытие

11.05.2020

Бегство на крышу группы заключенных шымкентской колонии предшествовал конфликт между сидельцами. Однако, похоже что ситуация далека от стабильности, а руководство колонии имело возможность не допустить подобной ситуации. 

Как уже сообщалось, 8 мая благодаря содействию Уполномоченного по правам человека Эльвиры Азимовой после посещения шымкентской колонии ИЧ 167/2 представителями Общественной наблюдательной комиссии было осуществлено срочное посещение участниками Национального превентивного механизма (НПМ).

«8 мая 2020 года также группа НПМ встретилась и побеседовала с осужденными — участниками данного события, провела с их согласия визуальный осмотр, в результате которого какие-либо телесные повреждения не выявлены. Осужденные сообщили, что произошла драка между самими осужденными и ее причиной стали угрозы и претензии со стороны группы осужденных, в связи с чем другие осужденные потребовали обеспечить их безопасность. Один осужденный, пострадавший в ходе драки, получает лечение в медицинском учреждении. Инициатор драки в настоящее время находится в СИЗО г. Шымкента и в отношении него начато досудебное расследование. В целях пресечения угрозы жизни и здоровью осужденных администрацией учреждения приняты необходимые меры, в отношении которых, как сообщили сами осужденные, претензий не имеют. На сегодня ситуация в учреждении стабилизировалась», — указано в официальном сообщении НПМ.

Однако, как выясняется, стабилизация оказалась временной.

Один из участников НПМ – юрист филиала Бюро по правам человека в Шымкенте Николай Тарара, оставил осужденным из числа «добровольных» помощников администрации номер своего телефона. 9 мая, как сообщает Николай Тарара, стали поступать звонки от осужденных  их жен, вновь заявивших об угрозах со стороны других обитателей колонии. В 10 утра супруги нескольких заключенных написали заявление о том, что их мужья «вскрылись», опасаясь за свои жизни. После этого пришлось направлять повторное обращение в Комитет уголовно-исполнительной системы и Генеральную прокуратуру для обеспечения безопасности семерых осужденных, вошедших в «Добровольную организацию осужденных».

Между тем, правозащитница Елена Семенова, благодаря которой узнали о чрезвычайной ситуации, приводит дополнительные подробности того, что предшествовало инциденту с заточкой и бегству на крышу семерки заключенных. 

«В учреждении неоднократно избивают осужденных, однако администрация скрывала эти факты не принимала мер, в результате бездействия 6 мая, был избит осужденный, о чем администрации учреждения было сообщено, однако администрация и на этот раз сообщила что сами между собой разберутся, т. е. практически отказались принимать адекватные меры», — пишет Семенова на своей странице в Facebook. — В результате вечером того же дня осужденный? которого избивали толпой? нанес ножевые ранения одному из осужденных? который его избивал, как говорят осужденные «обидчику», было нанесено два ножевых ранения один в живот другой в шею, осужденный сейчас находится в больнице. В этот же день 6 мая и семерым осужденным, оказавшимся на крыше, также поступили угрозы о применении насилия? если они откажутся «шнырить». Им дали срок до 7 мая. Осужденные, осознавая реальную опасность, утром 7 мая обратились к администрации учреждения об обеспечении безопасности, однако и на этот раз администрация не приняла никаких мер и именно поэтому осужденные, понимая, что время, которое им дали осужденные, исчерпано, полезли на крышу, и это было их верное решение».

По словам Семеновой, осужденные честно рассказали, что же происходит в колонии, представителям ОНК, однако в письменной форме были вынуждены под угрозой ответственности за «дачу ложных показаний» написать, что конфликт исчерпан.

Хотя якобы инциденты и угрозы начались, как минимум с 3 мая, о чем были уведомлены руководители колонии, не принявшие никаких мер.

В завершении Елена Семенова объясняет, с чем может быть связан акт членовредительства:

«Это может быть только в нескольких случаях.  Сотрудники учреждения отказались отправлять жалобы по назначению, отказались предоставить им обещанную проверяющими безопасность, угрожая привлечением к ответственности, что ничего не смогут доказать, либо того хуже пустили к ним осужденных для «уговора», которые им угрожали».