КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Первый день ноября в этом году отмечен в мировом правозащитном календаре важной годовщиной – 20-летием Европейского суда по правам человека.


Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в своём нынешнем виде работает с 1 ноября 1998 года, руководствуясь в своих решениях нормами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая была принята гораздо раньше, а именно 3 сентября 1953 года.

Едва ли дату принятия этой конвенции специально притягивали к двум некруглым годовщинам начала и завершения Второй мировой войны – 14-летию со дня объявления 3.09.1939 Англией и Франций войны гитлеровской Германии за её нападение на Польщу двумя днями ранее и 8-летию со дня капитуляции императорской Японии 3.09.1945. Но даже и без культа круглых дат очевидно влияние мрачного опыта самой страшной в истории человечества войны и стремления западного мира извлечь из него уроки. Важнейшими результатами этого влияния и стремления было принятие Всеобщей декларации прав человека 10 декабря 1948 года (70-летний юбилей этого события нам предстоит отметить менее чем через 40 дней), а затем и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

От конвенции к суду: этапы трансформации

Эта конвенция не просто декларировала основополагающие права человека, но и создала особый механизм их защиты. Первоначально этот механизм включал три органа, которые несли ответственность за обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя государствами, подписавшими конвенцию: Комитет министров Совета Европы, Европейскую комиссию по правам человека и Европейский суд по правам человека. Так было с 1959 года, но уже с 1.11.1998 вместо трёх вышеназванных органов стал действовать единый постоянный судебный органам – современный ЕСПЧ, местом пребывания которого стал Дворец прав человека в городе Страсбурге на северо-востоке Франции.

 

Дворец прав человека в Страсбурге.

Согласно исходному замыслу, Европейский суд по правам человека призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод всеми подписавшими её государствами. Эту задачу ЕСПЧ осуществляет путём рассмотрения и разрешения конкретных дел по индивидуальным жалобам, поданными физическими лицами, группами лиц или неправительственной организациями. Также возможна подача жалобы на нарушение конвенции государством-членом Совета Европы со стороны другого государства-члена – например, жалобы Грузии и Украины на действия России соответственно в августе 2008-го и марте 2014 годов.

Европа и Азия граничат не по Уралу, а по членству в ЕСПЧ?

Кстати, с участием в ЕСПЧ постсоветских государств в 1998 году получилась некая дисперсия: присоединились к Европейской конвенции только прибалтийские республики и две из трёх закавказских, а также Россия, Украина и Молдова, после чего число стран-участниц ЕСПЧ достигло 47-и. А вот Республика Казахстан так и не ратифицировала конвенцию ни тогда, ни после. Почему так? Формально вроде бы из-за того, что территориально Казахстан не относится к Европе, однако это объяснение не выдерживает критики.

Во-первых, западная половина Атырауской и Западно-Казахстанской областей по правому берегу реки Урал (по другой версии – вся территория ЗКО, Атырауской и Мангистаской областей и половина Актюбинской области, если считать по Мугоджарским горам) всё-таки относится к Европ. При этом далеко не вся Российская Федерация находится в Европе, а только две трети от числа субъектов, тогда как другая треть, находящаяся за Уральским хребтом, находится в Азии, как и основная часть территории Казахстана.

Во-вторых – и в главных, здесь дело вообще не в географии, а в политике? Нахождение вне Европы нисколько не мешает Казахстану и его среднеазиатским соседям состоять в ПАСЕ или в ОБСЕ, и только в отношении ЕСПЧ дело зависло намертво. При этом никак не скажешь, что в соседней с нами России ситуация с соблюдением прав человека лучше, чем у нас – наоборот, во многих отношениях она гораздо хуже, а вот поди ж ты: Москва обязалась соблюдать Европейскую конвенцию, соблюдает через раз, но хотя бы не лишает своих граждан возможности обращаться с жалобами в ЕСПЧ, а вынесенные в их пользу решения суда худо-бедно исполняет. Астана же вообще не ратифицировала конвенцию, лишив нас тем самым даже и формальной возможности судиться за свои права в ЕСПЧ.

Зал заседаний Европейского суда по правам человека.

Хоть к нам оно и не относится, но узнать об этом небезынтересно 

Согласно действующему в ЕСПЧ регламенту, прежде чем жалоба в данный суд будет подана, необходимо строгое соблюдение нескольких условий.

1. Предметом жалобы могут быть только права и свободы, гарантируемые Европейской конвенцией или её протоколами. Перечень этих прав достаточно широк, но в нём отсутствуют некоторые права, защищаемые другими конвенциями (например, о социальных или трудовых правах).

2.Суд может принимать жалобы от любого физического лица или группы лиц, в том числе и объединённых в неправительственную организацию, которые утверждают, что являются жертвами нарушения своих законных прав и свобод государством – участником Европейской конвенции.

3. Чаще всего при рассмотрении жалоб Европейскому суду приходится иметь дело с так называемыми прямыми (непосредственными) жертвами: обращающееся лицо само непосредственно уже стало жертвой нарушения его права. Однако в практике ЕСПЧ есть и другие понятия косвенной и потенциальной жертвы нарушения прав и свобод

4. Жалоба должна быть подана не позднее четырёх месяцев после окончательного рассмотрения вопроса компетентным государственным органом той страны, из которой подаётся жалоба. Также установлено, что жаловаться можно только на те нарушения, которые имели место после даты ратификации конвенции государством-участником. В случае с Российской Федерацией такой датой было 5 мая1998 года, т.е. за полгода до реорганизации ЕСПЧ в его нынешнем виде а в случае с Республикой Казахстан такой даты вообще нет.

5. Для того, чтобы жалоба была признана приемлемой по существу, заявителем должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства защиты своего права, и прежде всего судебные средства такой защиты. Для Российской Федерации исчерпанием внутренних средств правовой защиты будет прохождение заявителем первой, апелляционной и кассационной инстанций.

6. ЕСПЧ не является высшей инстанцией по отношению к судебной системе государств-участника конвенции, поэтому он не может отменить решение, вынесенное национальным судом, не даёт указаний законодателю той страны, не осуществляет контроль национального законодательства или судебной практики, не имеет права давать распоряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия. Суд рассматривает только конкретные жалобы с тем, чтобы установить, действительно ли были допущены нарушения требований Европейской конвенции. Однако ЕСПЧ вправе присудить «справедливое удовлетворение претензии» в виде финансовой компенсации материального ущерба и морального вреда, а также возмещение выигравшей стороне всех издержек и расходов.

7. Надзор за исполнением решений ЕСПЧ осуществляет Комитет министров Совета Европы, который призван следить не только за своевременной выплатой денежных компенсаций по решениям ЕСПЧ, но и за тем, как государство-участник исправляет выявленные расхождения норм его внутреннего права или позиции судебной практики со стандартами Совета Европы.

8. Неисполнение вынесенных ЕСПЧ решений государствами-участниками может,8 согласно Уставу Совета Европы, привести к приостановлению членства государства в этом совете, а теоретически даже к исключению государства из членов Совета Европы.

Как в России пытаются отбояриться от ЕСПЧ

Ратификация Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и признание над собою юрисдикции ЕСПЧ со стороны ельцинской России представляется нам вполне органичным. Конечно, даже и в то время права человека в этой стране нарушались государством сплошь и рядом, но общий тренд был всё=таки проевропейский, а значит и правозащитный. А вот почему путинская Россия до сих пор не отозвала свою подпись под Европейской конвенцией, а своего судью из состава судейской коллегии ЕСПЧ – не совсем понятно. Неясно также, почему Москва до сих пор не запретила гражданам РФ подавать жалобы в ЕСПЧ и даже не развернули мощную пропагандистскую компанию под лозунгом «Всякий любитель ябедничать на свою священную Родину европейским либерастам – иностранный агент, русофоб и враг народа!»

Впрочем, даже и без этих гротескных крайностей представители российских властей время от времени предлагают уменьшить количество подаваемых в ЕСПЧ исков из России путём различных ограничений и запретов. В 2015 году группа депутатов Госдумы обратилась в Конституционный суд РФ с запросом о праве России не выполнять постановление ЕСПЧ по делу ЮКОСа, и КС вынес решение о том, что решения международных судов могут не исполняться в России «в порядке исключения». А под занавес того года президент РФ подписал Федеральный закон от 15.12.2015, позволяющий Конституционному суду полностью или частично игнорировать решения международных судов, если они противоречат законодательству и политическим интересам России.

За прошедшее с тех пор время КС РФ принял всего два решения, разрешающие властям не исполнять постановления ЕСПЧ – по делам ЮКОСа и «Анчугов и Гладков против РФ». В других же случаях российские власти не отказываются исполнять решения ЕСПЧ по делам российских граждан вот так прямо, а просто саботируют их исполнение. Хотя бывает и так, что таковые постановления ЕСПЧ всё же исполняются, для чего даже расходы на выплату денежных компенсаций гражданам закладываются в госбюджет.

Однако таких случаев к сентябрю 2018 года набралось всего 25% от общего количества постановлений ЕСПЧ по жалобам из России. Согласно опубликованной в сентябре информации Совета Европы, из 2380 решений в отношении России власти РФ исполнили только 608. Однако если брать эту цифру не в процентах и не дробью (25% = ¼), а в абсолютном значении (шесть сотен случаев!), то это тоже не так уж мало. Это н говоря уже о том, что у нас в Казахстане таких фактов нет вообще ни одного, поскольку в отличие о России, повёрнутой к Европе в лице ЕСПЧ вполоборота, наша страна повёрнута в ней откровенно задом (более точную рифму к топониму «Европа» владеющий русским языком читатель пусть подберёт сам).

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: