КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

В Алматы в День памяти жертв политических репрессий силовики не могли сдержать себя, чтобы не допустить разговоров о преследованиях в сегодняшнем Казахстане.


Сегодня в Казахстане отмечается День памяти жертв политических репрессий. Впервые этот день был отмечен ровно четверть века назад.

История с памятниками и умолчаниями

В предшествовавшие тому моменту период 1988-93 гг. я был в числе учредителей Алма-Атинского отделения Всесоюзного историко-просветительского  общества «Мемориал» и Казахстанского историко-просветительского общества «Адилет», общей целью деятельности которых было достойное увековечение памяти жертв политических репрессий советского периода.

В связи с этим я присутствовал на церемонии установки в алма-атинском Сосновом парке напротив бывшего здания ГПУ-НКВД-МГБ-КГБ на бывшей улице Дзержинского (в то время уже Наурызбай батыра) закладного камня под будущий монумент. Правда, надпись на том камне оказалась немного другая: «Здесь будет установлен памятник жертвам голода 1932-33 годов», а про политические репрессии 1918-1986 годов в той надписи упомянуть забыли. Зато в названии учреждённого тогда же траурного дня забыли упомянуть жертв голодомора.

Так после этого и прожили мы 24 года – с памятным днём про одно и памятным камнем про другое, пока в 31 мая 2017-го, на этом месте не появился наконец памятник, но опять же только жертвам голода.

А вот Музей истории политических репрессий в Казахстане просуществовал в здании "казахстанской Лубянки" всего один год в 2003-04 гг. и закрылся, не успев толком развернуть свои экспозиции. Сейчас о нём напоминает лишь небольшая скульптурная композиция у входа в бывший музей с улицы Карасай батыра, но едва ли это сооруженьице можно считать полноценным памятником жертвам репрессий.

Так и живём, путаясь в трёх соснах, а точнее, даже в двух. Хотя исправить этот «разнотык» можно очень просто: (1) дополнить формулу название траурного дня 31 мая, чтобы он назывался Днём памяти жертв голодомора и политрепрессий советского периода; (2) на мемориальной площадке в Сосновом парке установить второй памятник – жертвам именно политических репрессий обобщённого 1937 года, заказав исполнение тем же скульпторам, что изваяли существующий памятник, чтобы было в едином стиле.

Прошу считать это моё рацпредложение официальным обращением к президенту  РК Нурсултану Назарбаеву – насчёт полного наименования дня 31 мая и к акиму города Алматы Бауржану Байбеку – насчёт и установки второго памятника в едином комплексе.

Кого-то приводят, кого-то отводят

По сложившейся в последние полтора десятилетия традиции памятный день 31 мая отмечают по-разному: если официоз только поминает жертв репрессий далёкого прошлого, то гражданское общество не только поминает, но также и  говорит о сегодняшних репрессиях, выражая солидарность с сегодняшними политзаключёнными и призывая к их скорейшему освобождению. В 2013-16 годах на альтернативной церемонии в Сосновом парке 31 мая оглашали имена лауреатов ежегодной премии Свободы, дипломы которой здесь же вручали им или их представителям, если награждённый пребывал в узилище. В прошлом же и в этом году премией Свободы вообще никому не награждали, хотя есть несколько достойных её имён и лиц – как в заточении, так и на свободе.

Зато сегодня с утра сотрудники полиции задержали при входе в Сосновый парк правозащитника Галыма Агелеуова и увезли в ДВД Алматы битый час допрашивали о его якобы связях с «экстремистской» организацией ДВК, после чего отпустили и даже позволили вернуться в Сосновый парк к собравшимся там людям.

А вот гражданских активистов Жасарала Куанышалина (помнится, он 31.05.2016 возглавлял церемонию вручения премий Свободы за тот год) ещё в 8:30 утра полицейские заблокировали на дому. То же самое произошло в 9:30 на квартире у гражданской активистки Сахиб Жанабаевой. Полицейская блокада по месту жительства Ж.К-на и С.Ж-вой продолжалась примерно до полудня, когда на "политической площадке" в Сосновом парке все уже разошлись.

Кстати, у Галыма Агелеуова в ДВД между делом спрашивали и такое: «А как вам удалось выйти из дому незамеченным?» То есть его тоже караулили на дому, но недоукараулили.

Надо ли особо пояснять, насколько незаконна эта практика превентивных задержаний с целью "отвести" неблагонадёжного гражданина от участия в публичном мероприятии? Да уж наверное не меньше, чем ежедневное блокирование Фейсбука с 9-ти до 19 часов вечера, когда там выступает в  прямом эфире политэмигрант и лидер запрещённого «Демвыбора» Мухтар Аблязов, а равно и порочная практика формирования список «запрещённых людей» и выдачи его фигурантам «мёртвых грамот».

Между прочим, за последнее время в этой области произошли некоторые подвижки: вышли на УДО осуждённые в 2017 году лидеры независимых профсоюзов Амин Елеусинов и Нурлан Кушакбаев и осуждённые в 2016 году гражданский активист Талгат Аян (правда, по-прежнему остаётся в заключении Макс Бокаев), несколько ослаблена хватка карательной психиатрии в отношении блогеров-правдоискательниц Ардак Ашим и Натальи Уласик. Пора бы произойти подвижкам льдов и в делах остальных фигурантов списка политзаключённых современного Казахстана после очередного Дня памяти жертв политических репрессий в Казахстане.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: