КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Каждый, кто направлял письма в какие-нибудь органы, существующие на наши налоги, знают, сколько раз литературный язык сменяется нецензурным при ожидании или прочтении полученного ответа.


Переписка с нашей государственной системой – дело не для слабонервных

То вообще не отвечают. То есть ты послал запрос, жалобу, обращение, а тебя послали в… чёрную дыру. Откуда ничего, даже свет не возвращается.

Начинаешь искать концы - пропадают каналы коммуникации. Телефоны не отвечают, а если отвечают, пропадают ответственные лица. Просто исчезают бесследно…

Кстати, в этой связи вспоминается забавный случай из середины 2000-х годов, когда тогдашний депутат сената Зауреш БАТТАЛОВА собралась посетить колонию в посёлке Шидерты, где содержался оппозиционный политик Галымжан ЖАКИЯНОВ.

Так вот, когда Зауреш Кабылбековна, которой по статусу был разрешён беспрепятственный доступ в колонию, попыталась туда попасть, ей этого не удалось сделать.

Дежурный на входе с грустью поведал, что на территории колонии нет никого, кто мог бы решить вопрос.

Ни начальника колонии, ни его заместителей, ни дежурного помощника начальника колонии, который просто по определению должен всегда быть на месте. Испарились, улетели все и в отличие от Карлсона, который хорошо относился к Малышу, не берегли нервы дежурному и не сказали ему, обещают ли вернуться.

Можно только позавидовать быстроте реакции и изобретательности Зауреш Батталовой. Она оперативно связалась по мобильному с руководством УВД области (а тогда колонии подчинялись не МВД, а Минюсту) и попросила немедленно прислать внутренние войска для охраны заключённых, поскольку на территории колонии нет никого из начальства и в случае беспорядков все зеки могут разбежаться.

На появление внутренних войск, видимо, никто не рассчитывал, поэтому за десять минут всё начальство колонии «материализовалось» на своих рабочих местах, мгновенно решив вопрос о доступе сенатора в колонию.

Но таких инновационных подходов на всех не хватит, так что приходится изучать «чёрные дыры»…

Навыки спихотехники

В других случаях ответ приходит, но он никак не связан с обращением, жалобой или запросом. То есть, это даже не просто «в огороде бузина, а в Киеве – дядька». Это вообще не подлежит никакому логическому анализу. Это параллельные прямые, которые не пересекаются. В одной – человек с его проблемами и вопросами. В другой – госорган со своими проблемами и ответами. А поскольку они не пересекаются, то и ответ в этом случае необязательно должен быть связан с вопросом.

Ну и, наконец, использование навыков «спихотехники». Вот тут уже пора, как в спорте, давать спортивные разряды. Мастер или даже заслуженный мастер спихотехнического спорта. Так сказать, спихотехнический сэнсей. То, как виртуозно некоторые наши чиновники футболят направленные к ним обращения и жалобы другим чиновникам, вызывает иногда просто восхищение.

Высший пилотаж - это когда годика через три переписки с различными «сэнсеями» ты возвращаешься к тому, к кому обратился в первый раз.

Обратился в госорганы? Ну, сумасшедший, что возьмёшь!

Тонкое восточное искусство борьбы с обращениями граждан иногда даёт сбои, что приводит к весьма своеобразным попыткам что-то упорядочить.

В середине тех же 2000-х в недрах госорганов был разработан проект нового закона о порядке рассмотрения обращений и заявлений граждан. Мне его прислали для комментариев. В ходе прочтения я наткнулся на совершенно потрясающее предложение. Авторы законопроекта зафиксировали в нём, что если в ходе проверки первого заявления или обращения гражданина установят, что он психически нездоров, то его повторное обращение рассматриваться не будет.

На мой недоумённый вопрос одно из уполномоченных лиц сообщило, что весной и осенью их одолевают психически больные люди и госслужащие хотят оградить себя от этой напасти.

Я выразил ответственному лицу своё сочувствие, но поинтересовался, как они будут это устанавливать, рассматривая первоначальное заявление. Означает ли это, что по каждому обращению гражданина в госорганы последние будут делать запрос в психдиспансер? И означает ли это, что каждый, кто имел неосторожность обратиться с проблемой к государству, вызывает сомнения в психическом здоровье?

Видимо, побочные эффекты этого предложения были учтены, и поэтому в окончательном тексте законопроекта, принятого парламентом в январе 2007 года, поголовную проверку заявителей в госорганы на психическое здоровье решили не проводить.

Но всё равно гражданам приходится креативить для положительного исхода борьбы за ответ.

Совсем недавно наша организация обратилась по одному уголовному делу в Генеральную прокуратуру. Та перенаправила наше обращение в прокуратуру областную. Оттуда нашей сотруднице позвонил помощник какого-то руководящего прокурора: и передал слова начальника, который сказал, что они нам не пришлют ответа, потому что в письме Генпрокуратуры не указано, что нам надо отвечать.

Я-то полагал, что это следует из жанра обращения. Что я задаю вопрос, чтобы получить ответ. И зачем мне вопрос без ответа?

Потом вспомнил о параллельных прямых и решил попытаться их состыковать. Я посоветовал своей сотруднице сообщить этому помощнику следующее: «Несмотря на то, что сказал ваш начальник, мой начальник сказал, что если ответа не будет, он обратится к Генпрокурору или в суд на основании Закона об обращениях граждан».

Через пару часов нам сообщили, что ответ будет направлен. Начальник моей сотрудницы оказался круче…

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
http://ratel.kz/outlook/pismennoe_obraschenie_v_chernuju_dyru