КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Уволенный специалист-офицер Департамента госдоходов, ранее проработавший в спецотделах таможенной службы, пытается через суд доказать, что его должности относились к правоохранительной системе и, следовательно, он имеет полной право на соответствующее пенсионное обеспечение. Ответчики - Комитет госдоходов и Минфин – думают иначе.


Офицер-специалист отдела организации оперативной работы Управления внутренней безопасности Департамента государственных доходов по ВКО Комитета государственных доходов Министерства финансов был уволен по приказу 25 июня 2018 года, при этом ему из общего правоохранительного стажа в результате неправильного применения законодательства в области пенсионного обеспечения Комитетов госдоходов не включили в выслугу лет стаж службы на аттестованных должностях таможенных органов  за период с 18.06.2003 г. по 18.11. 2014 года. Всего 11 лет и полмесяца.

Сам Максат Муратбекович подсчитал, что имеет более 12 лет и шести месяцев непрерывного стажа работы в правоохранительных органах, а так же более 25-и лет общего трудового стажа. Что по основаниям Закона «О пенсионном обеспечении в РК», дает ему право на увольнение из правоохранительного органа (в соответствии с пп.1 п.1 ст.80 Закона РК «О правоохранительной службе») по достижению предельного возраста с пенсионным обеспечением.

Согласно послужного списка и записи в трудовой книжке, общий трудовой стаж Максата Туменбаева на момент увольнения составлял 28 лет 4 мес. 28 дней, в том числе стаж правоохранительной службы составляет 23 года и 24 дня.

Данные основания послужили поводом для подачи искового заявления в Сарыаркинский районный суд г. Астаны, то есть по месту нахождения ответчика, которым выступил Комитет государственных доходов, в качестве третьего лица - Министерство финансов.

Исковыми требованиями явились: признание квалификации приказа от 25 июня 2018 года незаконным; требование произвести исчисление правоохранительного стажа с включением в выслугу лет период службы в Управлении внутренней безопасности, отделе оперативно-дежурной службы; требование внести изменение в приказ и признать аттестованные должности относящимися к правоохранительным органам.

На протяжении практически двух месяцев шло судебное разбирательство, во время которого ответчики категорически отвергали доводами Максата Муратбековича, считая его увольнение обоснованным и следовательно – его исковые требования оставить без рассмотрения.

Примечательно, что в подобной ситуации оказались больше пятидесяти граждан по Казахстану.

Уволенному приходилось постоянно за свой счет выезжать на судебные заседания в столицу. А так как суды у нас не имеют привычки проводить заседания согласно расписания, то приходилось и по нескольку раз навещать Астану, после каждого переноса судебного заседания. В то же время суд отклонил его ходатайство об участии в заседаниях путем видеоконференцсвязи.

После всего этого 24 июня 2019 года ему в исковых требованиях отказали, как и просили его оппоненты.

Стоит отметить, что в решении суда не отражен вопрос, включенный в исковые требования истца относительно признания его в качестве сотрудника правоохранительной службы в период работы в правоохранительных подразделениях таможенных органов, а именно с 9 июля 2004 года по 18 ноября 2014 года. В этот период Управление внутренней безопасности и Отдел оперативно-дежурной службы Департамента таможенного контроля, наряду со службами по борьбе с контрабандой, являлись субъектом оперативно-розыскной деятельности и органом дознания, с правом ношения и применения спецсредств и огнестрельного оружия. Это же подтверждает статьи «Таможенного кодекса РК» и Кодекса «О таможенном деле в РК». Помимо таможенного законодательства, в соответствии со ст. 65 УПК РК эти структуры являлись органом дознания по уголовным делам о контрабанде, уклонения от уплаты таможенных платежей, по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств.

Помимо статей таможенных кодексов, его правоту подтверждает и Закон РК «Об оперативно-розыскной деятельности», к тому же эти структуры осуществляли взаимодействие с органами национальной безопасности по защите государственной границы.

Статус сотрудника правоохранительного блока таможенных органов был подтвержден и Трудовым кодексом, так как согласно статьи 2 Закона «О правоохранительных органах», Трудовой кодекс наряду с Конституцией составляют правовую основу службы в правоохранительных органах. Более того, согласно ст. 3 Закона РК «О правоохранительной службе», таможенные органы входили в состав правоохранительных органов РК.

И это далеко не все, законодательно подкрепленные доводы о том, что истец являлся полноценным сотрудником правоохранительного органа, так что исковые требования на право и возможность пенсионного обеспечения за выслугу лет являются вполне обоснованными.

Что касается подзаконных актов, то суд неправомерно ссылается на пп. 13 п.2 Правил исчисления выслуги лет, где указано: в выслугу лет для назначения пенсии засчитывается: - служба лиц, права которых иметь специальные звания, классные чины и носить форменную одежду упразднены с 1 января 2012 года, на должностях административных государственных служащих и гражданских служащих в правоохранительных органах, государственной фельдъегерской службы, за исключением таможенных органов, с 1 января 2012 года. Права Туменбаева на ношение форменной одежды и иметь спецзвания никем и никогда не упразднялись. Субъектами данной нормы могут являться сотрудники фискальных подразделений таможенных органов, права которых иметь специальные звания носить класные чины и форменную одежду действительно упразднены с 01.01.2012 года. Напротив, должностные лица, выполняющие функции правоохранительного органа в соответствии с Указом Президента РК от 08.04.2012 г. за № 292 были аттестованы, с подтверждением имеющихся специальных званий.

Следует отметить, что Правилами не разъясняется, что понимается под формулировкой «за исключением таможенных органов», вследствие чего нормы Правил произвольно трактуются должностными лицами госорганов.

Таким образом, в применении ряда пунктов Правил исчисления выслуги лет явно усматриваются дискриминация, ограничения и ущемление прав в связи с их противоречием пункту 2 статьи 14, пункту 2 ст.24, п.1 и п.3 ст.39 Конституции РК.

В рассматриваемом случае необходимо отметить, что согласно ст.78 Конституции и ч.2 ст.6 ГПК РК суды не вправе применять законы и иные нормативно-правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права гражданина. При выявлении таких противоречий суд имеет право приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с признанием акта неконституционным.

В настоящее время Туменбаевым подана апелляционная жалоба в апелляционную судебную коллегию по гражданским и административным делам суда столицы. Также за юридической помощью Максат Туменбаев обратился в филиал Бюро по правам человека.

Рассмотрение его жалобы назначено на 20 августа 2019 г. Сам истец надеется, что данная абсурдная ситуация будет разрешена объективным и беспристрастным судом. Тем более, что в аналогичном положении оказалось более пятидесяти казахстанцев, отработавших в таможенных органах.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: