КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Прошел год с того морозного столичного дня 5 ноября 2018 года, когда водитель 44 маршрута с госномером 229ba01 уехал, отказавшись помочь пассажиру заехать на инвалидной коляске в салон.


«Кто виноват из них, кто прав, - судить не нам. Да только воз и ныне там!» (Крылов И.А. «Лебедь, Щука и Рак»).

(см. «Конечная остановка», «Автобус как роскошь, а не средство передвижения»)

Ситуация стала резонансной из-за частого повторения аналогичных случаев, что грозило обрести системный характер. Пользователи соцсетей делились публикациями о случившемся, а ряд СМИ напечатал это у себя.

Правовая безнаказанность грозила перерасти в беспредел.

В связи с этим последовал ряд бурных гражданских судебных процессов по нарушениям прав маломобильных групп населения столичными автопарками, так как они несут ответственность за поступки своих водителей.

Работы много, а подводить итоги еще рано. И первый вопрос на повестке дня: «Так что же все-таки делать пассажирам в случае неоказания услуг?» То есть, если не взяли в салон, оставив на остановке или не выдвинули пандус.

Самый главный вывод, не замалчивать подобное допущение и снимать происходящее на видео или фото в качестве аргумента для жалоб и обращений в суд.

Здесь как некогда действует легендарное правило поведения на воде: «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих»

Надежда на «самосознание» каждого водителя и кондуктора - метод малопригодный.

Изначально, не дожидаясь постороннего сочувствия, необходимо заявить о себе и объяснить какая помощь необходима, так как потребности бывают разные. А если пассажир сам не в состоянии обозначить потребность (при отсутствии помощника рядом), то нужна поддержка гражданского общества для доведения информации до внимания водителя. Судя по тому, что вкупе обзор зеркал и видеокамер кабин автобусов является панорамным на 360 градусов (согласно информации руководства транспортной компании «Астана LRT»), водители сами должны замечать нуждающихся в посторонней помощи пассажиров.

Хотя в столичном Центре квалификации специалистов уверяют, что разработали памятки по обслуживанию пассажиров с особыми потребностями (на колясках и т. д.) и даже сняли целый видеоролик-инструктаж на эту тему (который крутится на экранах столичных автобусов), вряд ли это будет соблюдаться повсеместно. Да и новые поправки во всеобщий Закон РК «О транспорте» ещё не вносились, хотя целевыми группами маломобильных пассажиров были данные четкие рекомендации по улучшению обслуживания.

Необходимы системные изменения на Законодательном уровне, а не временные решения «местечкового» характера.

Для того, чтобы проблемы доступа к общественному транспорту не «спустили на тормозах», их надо решать ежедневно, не предавая забвению.

Человека в инвалидном кресле часто обвиняют в провокациях за то, что видеоролики являются полнометражными от начала до конца. Подкрепляются же обвинения «доводами» типа, откуда ему было знать, что его не возьмут в автобус? Но эти «комментаторы» забывают о том, что задавая такие грубые вопросы, они проявляют дискриминацию по признаку инвалидности к 15% населения планеты, так как если обычный водитель имеет право на оснащение видеорегистратором своего автомобиля, то инвалидная коляска также является транспортным средством и ее владелец имеет такое же право «подстраховаться» бесперебойной уличной видеофиксацией на случай аварии или ДТП. Автобусы в свою очередь аналогично имеют видеорегистрацию, а вокруг почти везде развешаны видеокамеры уличного наблюдения.

Поэтому остается неразгаданной реакция злобно настроенных пользователей, возмущающихся видеозаписью человека с инвалидностью, который защищает себя и права других.

Известен случай, когда агрессивная пользовательница соцсетей вызвала полицейский патруль для «пресечения» блогера в инвалидной коляске за видеосъемку нарушений водителя.

Сегодня положение на транспорте двоякое. Кто-то выдвигает пандус, а кто-то нет. Отговорки все те же: отсутствие ключей и поломка рампы. В дополнение, если по столице продолжают курсировать неподступные для колясок автобусы старого образца, то что тогда творится на периферии?

PS. При поддержке гражданского общества, правозащитного сообщества (Казахстанское Международное Бюро по правам человека и др.) с участием адвокатов Бауыржана Азанова и Бахтияра Галимжанова, были поданы заявления в суды столицы с предъявлением морального иска к пяти автопаркам за нарушения прав инвалидов на транспорте. Результат - прецедентная победа в пользу маломобильных пассажиров и вынесение «Частного Определения №7145-19-00-2/867» Акимату столицы от 14 мая 2019 г. суда района «Байконыр» города Астаны для принятия соответствующих мер в отношении ТОО «Astana LRT».

Маломобильные группы населения (МГН) - это люди с инвалидностью, пожилые, беременные женщины, дети, люди с колясками и др.

Законом Республики Казахстан от 20 февраля 2015 года № 288-V ЗРК была ратифицирована Конвенция о правах инвалидов, согласно которой государства-участники должны предпринимать все надлежащие меры по созданию эффективных правовых механизмов обеспечения прав лиц с ограниченными возможностями, в том числе законодательные, для обеспечения достаточного жизненного уровня инвалидов, участия их в политической, общественной и культурной жизни страны.

Статья 9 Конвенции, которая посвящена вопросу доступности, гласит: “чтобы наделить инвалидов возможностью вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни, государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту.

Статья 20 Индивидуальная мобильность Государства-участники принимают эффективные меры для обеспечения индивидуальной мобильности инвалидов с максимально возможной степенью их самостоятельности.

 

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: