КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

После массовой «посадки» за пытки сотрудников павлодарской колонии потерпевшие стороны (по двум эпизодам) не намерены останавливаться на достигнутом. Но дойдут ли другие дела до суда и будут ли продолжаться издевательства над заключенными в других колониях – всё зависит от политики Комитета уголовно-исполнительной системы.


Известно, что заключенных по прибытию в колонию «встречают». Этакая своеобразная процедура прописки новичков. Выскакивающих из автозака зэков пропускают через живой коридор, состоящий из сотрудников колонии и их помощников из числа заключенных в простонародье именуемых «козлами». Все они кто руками, кто палками, а кто и кусками арматура бьют бегущих к зданию карантина вновь прибывших. Бьют жестоко, так что до здания карантина новички добегают уже изрядно избитые и психологически подавленные. Но на этом «встреча» не заканчивается. Раздетых до трусов зэков продолжают бить и унижать при обыске и процедуре регистрации. Задача одна - сломать волю, добиться слепого подчинения, показать кто в зоне хозяин. Согласно международной классификации такие действия расцениваются как пытки.

Встретили как обычно

17 июня 2016 года так «встречали» этап из 26 лиц в павлодарской колонии АП-162/3. В результате такой «встречи» на другой день скончался 27-летний Саин Муратбеков. Судмедэкспертиза установила, что смерть наступила вследствие черепно-мозговой травмы, которая привела к травматическому кровоизлиянию в мозг. У погибшего были переломаны ребра, все тело было в синяках, ссадинах и ушибах. Возможно, и в этом случае, как это происходило ранее в различных учреждениях все удалось бы замять или списать на суицид. Однако ранее – в феврале 2016 года в этой же колонии был найден с перерезанным горлом бывший чемпион РК по дзюдо Бахытжан Абдыкаримов. Его родные были и остаются убеждены: произошло убийство. Потерпевшая сторона приложила все усилия, чтобы справедливость восторжествовала, хотя бы в урезанном виде. А заодно привлекли внимание к более чем проблемной павлодарской колонии.

Однако изначально следствие взяло за основную версию «суицид».

Приговор по делу Абдыкаримова был вынесен в октябре 2017 года. За «пытки», «злоупотребление должностными полномочиями» и «доведение до самоубийства» бывший начальник колонии Ернур Саспанов (успевший пробыть на своей должности всего четыре дня) получил четыре года лишения свободы. Его подчиненные - начальник режимного отдела Ержан Канкин и оперативный сотрудник Кайрбай Муканов отделались каждый тремя с половиной года лишения свободы условно. Однако в апреле Фемида нанесла «везунчикам» удар и апелляционная судебная коллегия изменила Канкину и Муканову приговор на шесть лет реального лишения свободы с пожизненным запретом занимать должности в правоохранительных органах и государственной службе.

При этом поразительно, что в то время, когда колонию уже «трясло» из-за гибели экс-чемпиона по дзюдо, ее руководство и сотрудники ничуть не изменили свои подходы к заключенным. И вот – новые пытки и новая смерть.

Потерпевшими по этому эпизоду проходили Кылышбай Муратбеков, отец погибшего, и еще 25 заключенных, прибывших этапом в ночь на 18 июня 2016 года из колонии Балхаша в учреждение в Павлодаре. Всех их суд опрашивал по видеосвязи. Видимо то, что большинство из них ко времени суда уже освободились, сыграло свою роль - бывшие заключенные дали правдивые показания, позволившие судье вынести обвинительное решение в отношении сотрудников колонии и лиц им «помогавшим».

Как показывает практика, свидетели из числа находящихся в заключении редко дают показания против тех сотрудников, которые их охраняют. Это и понятно, в противном случае они рискуют получить серьезны проблемы по части условий содержания и выхода на УДО. Именно этим, скорее всего, можно объяснить отказ давать показания находящегося в СИЗО Павлодара потерпевшего Непескулиева «по состоянию здоровья».

Суд на грани нервного срыва

Всего по этим двум эпизодам на скамье подсудимых оказалось 14 человек, из них 9 сотрудников колонии. Все они обвинялись по статьям «Пытки» и «Доведение до самоубийства».

Страсти в ходе процесса, где обвинялась целая команда работников КУИСА, были нешуточные - в ходе прений двое из подсудимых даже попытались покончить с собой в зале суда. В то же время понесла потери и подсудимая сторона: скончались заместитель начальника учреждения по воспитательной работе среди осуждённых Виталий Гажало и бывший завхоз карантина осуждённый Подлипалин.

4 сентября 2019 года судья Жулдыз Тлегенова вынесла приговор, согласно которому все обвиняемые сотрудники колонии признаны виновными. Бывший заместитель начальника учреждения АП-162/3 Куаныш Калиев получил семь лет лишения свободы в колонии общего режима. Остальные обвиняемые осуждены на 5-6 лет лишения свободы. Два обвиняемых сумели уйти о наказания по упомянутым выше причинам - они скончались в ходе уголовного процесса.

В обоих случаях немалый толчок всему следственному процессу дало то, что Коалиция НПО Казахстана против пыток подключила к обеим эпизодам адвокатов – Снежану Ким по факту гибели Абдыкаримова и Нурлана Бегалиева – в связи со смертью от побоев Муратбекова.

Отдельного внимания заслуживает вынесенное судом частное постановление суда в адрес Генеральной прокуратуры (для сведения) по факту ненадлежащего прокурорского надзора со стороны Павлодарской областной прокуратуры за ходом досудебного расследования. Стоит обратить внимание на то, что суд назначил обвиняемым более суровое наказание, чем запрашивала прокуратура. Плюс к этому в деле, как водится, не с лучшей стороны засветилось и МВД, в адрес подразделений которого – Комитета уголовно-исполнительной системы и областного департамента КУИС – запустивших ситуацию в колонии АП-162/3.

Близкие Бахытжана Абдыкаримова намерены добиться пересмотра дела: у них до сих пор остаются основания считать, что «суицид» их родственника (накануне пересмотра его дела, имевшего большие шансы закончиться доказательством его невиновности) есть ни что иное как спланированное убийство. В то же время семья Саина Муратбекова с помощью адвоката будет взыскивать сумму морального вреда в гражданском порядке.

Нет ничего более постоянного, чем «единичные случаи»

Для Казахстана, где по уголовным делам, связанным с пытками заключенных полицейские, судьи и прокуроры, как правило, находят взаимопонимание и работают в тесной спайке, такое окончание процесса оказалось достаточно нестандартным. Либо это «бунт на корабле» отдельно взятого судьи, упекшего за решетку целую бригаду КУИСовских костоломов. Либо обещанная реформа судебной системы наконец-то начала давать свои результаты. Либо здесь нечто другое, возможно связанное с проблемами взаимоотношений руководства КУИС и Верховного суда.

В любом случае этот процесс в очередной раз продемонстрировал, что пытки в пенитенциарной системе Казахстана остаются нормой, и которые сами сотрудники этого ведомства воспринимают как единственный способ поддержания порядка в колониях и отказываться от них не собираются. То, что преступники в погонах были наказаны это скорее исключение, вызванное смертью двух человек. При этом тысячи заключенных, регулярно подергаются издевательству и насилию, а сотни - пыткам в течение всего времени отбывания наказания.

Проблема в том, что поймать за руку инквизиторов из КУИСА на пытке очень сложно. Они отгородились высокими заборами с колючей проволокой, к ним просто так не зайдешь. Плюс к этому заключенные находятся в полной зависимости от тех, на кого им нужно жаловаться: им с ними отбывать срок дальше. Поэтому жаловаться заключенным – себе дороже.

Все это определяет практически полную безответственность и безнаказанность за пытки и насилие, на котором построена вся казахстанская пенитенциарная система. Эта безнаказанность иногда дает сбой – когда переусердствовавшие экзекуторы в очередной раз забивают кого-нибудь на смерть. Такое уже не скрыть и в этом случае появляется возможность включиться правозащитникам, прессе и, в конце концов, правосудию. Это то, что мы имеем в данном конкретном случае.

Во всех остальных – все пытки и издевательства остаются за кадром: как били, так и бьют, как пытали, так и пытают. Потому что на этом построена вся система. Общая установка на поддержание атмосферы насилия и страха никуда не делась. На этом построена вся система наказания. Суть ее в том, что преступников в Казахстане наказывают не только лишением свободы, но и унижением, издевательствами и пытками. Это традиция, идущая из мрачного советского прошлого, от которого наша пенитенциарная система никак не может отказаться.

В условиях необходимости выполнения нынешних международных обязательств, взятых Казахстаном, чиновникам КУИС ничего не остается, как скрывать реальную ситуацию в колониях. Они уверяют, что прибывающих по этапу на зонах не «встречают», что насилие при введении войск в колониях оправдано и все зверства, творимые ими, там не является нарушением международных норм обращения с заключенными. А то, что все же периодически вылезает наружу в случаях смертей зэков, по версии чиновников КУИС, нетипично.

В этом году председатель Комитета уголовно-исправительной системы Дархан Канатбеков назвал скандал с пытками заключенных в исправительном учреждении ЛА-155/8 в поселке Заречный под Алматы «единичным случаем» (семь сотрудников учреждения находятся на период следствия под арестом). При этом за массовые избиения и истязания заключенных в ходе «обысковых мероприятий» в колонии ЛА 155/14 по соседству, никто к ответственности не привлечен. И у ее руководства и рядовых сотрудников пока высок шанс избежать скамьи подсудимых. Зато намного меньше шансов у работников Карагандинской колонии 159/6. За избиение заключенных под арест помещен один из участников - начальник оперативного отдела колонии. Уже свыше двух лет антикоррупционная служба «героически» тормозит следствие по факту нанесения телесных повреждений осужденным атбасарской колонии 166/4 (и снова есть летальный исход).

Нетипично?

Однако в современных реалиях утечки информации о пытках избежать сложно. Заборы, колючая проволока и автоматчики на вышках не помогают – информация все равно выходит на волю, становится достоянием публичности, разносится в Интернете. Поэтому для администраций колоний важнейшая проблема - исключить утечку информации о реальном положении дел в их учреждениях. Пока это удается благодаря закрытости пенитенциарной системы, отсутствия возможности общества и прессы вовремя реагировать на все случаи нарушения закона и правил содержания заключенных. И поэтому им, конечно же, не нужны трупы.

Но это невыполнимая задача – невозможно избивая, пытая и издеваясь над людьми избежать смертей. Это все равно периодически будет происходить. Потому что всегда найдется вошедший в раж костолом, не рассчитавший силу удара и слабость здоровья пытуемого. Поэтому «секрет» КУИСовского Полишинеля будет вылезать постоянно, демонстрируя преступный характер пенитенциарной системы, построенной на жестокости и насилии. И это будет продолжаться до тех пор, пока не будет изменен сам принцип отношения к отбывающим уголовное наказание людям, лишенным свободы… но не права быть людьми.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: