КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Карагандинский акимат полагает, что любые требования отставки, депутата Парламента, акима, министра, Правительства и даже боюсь вслух сказать кого, незаконны, потому что в соответствующих законах не указана такая процедура отставки, как через пикет, митинг или демонстрацию?


Гражданская активистка из Караганды Алия САДЫРБАЕВА решила провести одиночный пикет в родном городе с требованием отставки Правительства.

Претензии у неё к нему. Ну не нравится ей, как наше Правительство выполняет свои обязанности. Имеет полное право на недовольство! Как там в статье 3 Конституции написано: «1. Единственным источником государственной власти является народ. 2. Народ осуществляет власть непосредственно через республиканский референдум и свободные выборы, а также делегирует осуществление своей власти государственным органам».

Вот делегировала она, как частичка народа, свою власть Правительству, да, с её точки зрения, не очень удачно. Поэтому и решила заявить о необходимости смены этого самого Правительства.

О том, что она собирается реализовать свое право на критику Правительства при помощи одиночного пикета, сообщила, как требует закон, в акимат г.Караганды для получения соответствующего разрешения.

Кстати, для тех, кто не знает, в июле 2017 г. Комитет ООН по правам человека принял решение по жалобе казахстанского журналиста Андрея СВИРИДОВА на то, что он был оштрафован за проведение несанкционированного одиночного пикета, и таким образом, как он заявлял, было нарушено его право на мирные собрания. У нас же в стране и на одиночный пикет нужно получать разрешение местных исполнительных органов власти. Так вот Комитет, вынеся решение в пользу господина СВИРИДОВА, указал, что вообще-то одиночный пикет - это, скорее, форма выражения мнения, а не проведения собрания. Действительно, один человек, вроде как, ни с кем не собирается. И Комитет в своём решении прямо указал, что Казахстан должен пересмотреть своё законодательство о мирных собраниях, в том числе с точки зрения обеспечения права на свободу слова и выражения мнения.

Ну что нам какие-то там решения Комитета ООН? Как действовал закон 1995 года о митингах и демонстрациях, так и действует. Так что хочешь даже в одиночку что-то там пикетировать, получи разрешение.

Карагандинский акимат не был оригинален и в проведении одиночного пикета отказал. У нас ведь по всей стране процент удовлетворения заявок на мирные собрания, митинги, демонстрации и пикеты находится в пределах статистической погрешности. Меньше одного процента. Знаете, где ещё такая же цифра просматривается? Процент оправдательных приговоров такой же!

В общем прислал карагандинский аким заявительнице письмо с отказом в проведении пикета.

Она – в суд. Несогласна, говорит, с таким решением. Суд в соответствии с главой 29 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан заявление об оспаривании решений или действий государственного органа или должностного лица принял и начал подготовку к судебному разбирательству.

Тут акимат направляет в суд свой отзыв на это заявление.  И пишет, что целью пикетирования было требование отставки Правительства РК, а это «не предусмотрено действующим законодательством РК и нарушает Конституционный закон «О Правительстве Республике Казахстан». 

То есть, карагандинский акимат полагает, что любые требования отставки, депутата Парламента, акима, министра, Правительства и даже боюсь вслух сказать кого, незаконны, потому что в соответствующих законах не указана такая процедура отставки, как через пикет, митинг или демонстрацию? Это они серьёзно? Они вообще про свободу слова, выражения мнения, гражданской позиции, критики госорганов и должностных лиц, в том числе с требованием их отставки что-нибудь слышали?

Не остановившись на этом, тянущем на Нобелевскую премию, открытии в области интерпретации демократии и прав граждан, карагандинский акимат добавил географического измерения. Он написал, что проведение пикетирования в г.Караганде с таким требованием нецелесообразно, «так как государственные органы и должностные лица, принимающие решение об отставке Правительства в г.Караганде не представлены».   

Действительно, родился ты в маленьком ауле, как ты можешь требовать отставки своего акима у себя в ауле, если принять решение о его отставке может только районный аким, а про того вообще в областной центр ехать надо? А насчёт областных акимов без вариантов – только в столицу нашей Родины, там, где Президент находится. В общем настоящее счастье - это родиться и жить в Астане, так как там находятся все органы и должностные лица, ведающие главными отставками.  Для всех, живущих не там, всё нецелесообразно…

Изложив эти убойные аргументы, представитель акимата указал также, что претензии направлены не по адресу. Что аким, направив письмо от своего имени, в действительности следовал постановлению акимата, который и отказал госпоже САДЫРБАЕВОЙ в проведении пикета.

Тут-то я и заинтересовался вопросом: а кто такой акимат? То, что это здание, где сидит аким со своим аппаратом и находятся ещё разные там отделы, я, конечно, знал. Но там же ещё постановления принимаются. А кто их принимает? Пришлось покопаться в законодательстве.

Напомню, что согласно статье 4 Закона РК от 17 марта 1995 года «О порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций в Республике Казахстан» заявление о проведении пикета рассматривается местным исполнительным органом, который принимает решение по заявлению и в пятидневный срок сообщает об этом заявителю.

А в соответствии с пунктом 4) статьи 1 Закона РК от 23 января 2001 года «О местном государственном управлении и самоуправлении в Республике Казахстан» местным исполнительным органом является акимат - коллегиальный исполнительный орган, возглавляемый акимом, осуществляющий в пределах своей компетенции местное государственное управление на соответствующей территории.

Из Закона также следует (подпункт 3) пункта 1 статьи 31), что акимат как местный исполнительный орган содействует исполнению гражданами и организациями норм Конституции Республики Казахстан, законов, актов Президента и Правительства Республики Казахстан, нормативных правовых актов центральных и местных государственных органов.

Очевидно, это касается и решений о даче разрешений или отказе в даче разрешений на проведение мирных собраний, митингов, пикетов и демонстраций.

В то же время в Типовом регламенте города, утверждённом постановлением Правительства РК от 24 апреля 2001 г. «Об утверждении Типовых регламентов акиматов области (города республиканского значения, столицы) и района (города областного значения)», определено, что состав акимата формируется акимом из заместителей акима, руководителя аппарата акима, первых руководителей исполнительных органов, финансируемых из местного бюджетаКоличество членов акимата определяется акимом. Персональный состав акимата определяется акимом и согласовывается решением сессии районного (города областного значения) маслихата.

При этом заседания акимата проводятся не реже одного раза в месяц и созываются акимом. На заседаниях акимата председательствует аким, а в его отсутствие - заместитель, исполняющий обязанности акима. Заседание акимата считается правомочным, если в нем принимает участие не менее двух третей членов акимата. По результатам рассмотрения вопроса на заседании акимата большинством голосов присутствующих членов акимата принимается постановление.

Добрался я до слова «постановление» и всё более или менее прояснилось, хотя и не до конца. В частности, я выяснил, что у акимата есть члены. Вообще члены бывают в членских организациях, или каких-то специально созданных структурах, где предполагается принятие каких-то решений, в том числе путём голосования. И это предполагает определённое равенство этих самых членов.

Тут я представил себе, как на совершенно демократических началах идет заседание членов карагандинского акимата по поводу заявления госпожи САДЫРБАЕВОЙ о даче разрешения на проведение пикета с требованием отставки Правительства. Аким – «против», а руководитель аппарата акима и его заместители – «за». Наверное, тоже не очень любят Правительство, и поэтому голоса разделились. Дальше моё воображение отказало начисто.

Потому что невозможно себе представить, чтобы сотрудники акимата, одновременно являющиеся и подчинёнными акима, и членами сформированного им коллегиального органа, будут принимать какие-то несогласованные с акимом решения. И, кстати, почему решение вопроса о даче разрешения о проведении пикета или митинга находится в компетенции руководителя аппарата или заместителей акима?  

Я вспомнил, что в Алматы вообще такие решения, по-моему, принимает управление внутренней политики городского акимата. Надо узнать, как часто собираются по таким поводам заседания Алматинского городского акимата и главное – кто и как там голосует.

Очевидно же, что для рассмотрения каждого заявления о проведении собрания, митинга, демонстрации или пикета аким каждый раз должен собрать заседание акимата (которое обычно проводится раз в месяц), проводить рассмотрение вопроса и голосование для принятия постановления, которое должно сопровождаться соответствующим протоколом.

Не знаю как вам, а мне эта процедура кажется, мягко говоря, непродуманной, если не вообще направленной на то, чтобы «протестная мышь» не проскочила.

Ну, какая есть.

Получив новую информацию, госпожа САДЫРБАЕВА дополнила свое заявление и к претензии к акиму добавила претензию к акимату и его постановлению. Стала она, значит, готовиться к судебному процессу, как креативный и энергичный карагандинский городской акимат заявил ходатайство. Попросил суд оставить заявление несостоявшейся пикетчицы без рассмотрения, потому что она не соблюла досудебный порядок урегулирования спора. А именно, сначала не обратилась с жалобой к вышестоящему органу или должностному лицу. То есть, либо к акиму Карагандинской области или в карагандинский облакимат.

Надо было на решение членов карагандинского городского акимата, в том числе руководителя аппарата карагандинского городского акима, пожаловаться членам карагандинского областного акимата, в том числе руководителю аппарата карагандинского областного акима. Всем же понятно, что руководитель аппарата облакима круче будет руководителя аппарата горакима.        

А без этого, указал акимат, обращаться в суд нельзя. Я быстро продлил эту логическую цепочку. На облакимат, видимо, тоже нельзя в суд обращаться, потому что сначала надо пожаловаться Президенту. И только после него уже в суд. В общем по этой логике ни на кого в такой административной «матрёшке» в суд обращаться нельзя. Потому что у каждого малюсенького чиновника есть малюсенький начальник, у которого есть маленький начальник, потом небольшой начальник, потом большой начальник и потом Президент. И без обращения к Президенту никакой суд рассматривать жалобу на чиновника не будет.

В нашей стране здравый смысл надо всегда подкреплять нормами законодательства. Без них он во взаимоотношениях с госорганами работает со скрипом. Иногда и сам закон со здравым смыслом не дружит, ну тут уж как повезёт.

В нашем случае всё оказалось в цвет.   

В пункте 1 статьи 17 Закона РК от 27 ноября 2000 года «Об административных процедурах» указано «Решение, принятое по обращению, может быть обжаловано заявителем в вышестоящий государственный орган (вышестоящему должностному лицу) или в суд».

И для того, чтобы не было никаких сомнений, в статье 20-1 этого Закона закреплено «Подача жалобы в вышестоящий государственный орган (вышестоящему должностному лицу) не препятствует обращению в суд за защитой оспариваемых прав, свобод и (или) законных интересов».

Об этом госпожа САДЫРБАЕВА не преминула сообщить суду. Но суд ни к Закону, ни к здравому смыслу решил не обращаться вообще. И 31 октября 2018 года оставил заявление без рассмотрения, указав, что «для устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела, истцу необходимо соблюсти досудебный порядок урегулирования спора путем обращения в вышестоящий орган (акимат Карагандинской области) или к вышестоящему должностному лицу (Акиму Карагандинской области)….».  Боюсь, что даже обращение к этим уважаемым органам и должностным лицам (кстати, к кому из них сначала?) ничем не поможет, потому что дальше только к Президенту…

Вишенкой на этом сюрреалистическом юридическом торте оказался текст самого определения суда, которое по моей просьбе юрист Карагандинского филиала нашего Бюро Данияр АХМАДИ, скачал из судебного кабинета, сделав соответствующие скриншоты.

Выше я процитировал отрывок из резолютивной части этого определения суда. В начале (во вводной части) этого документа содержатся данные о номере дела, дате и месте судебного заседания, о составе суда, об участниках процессах, включая госпожу САДЫРБАЕВУ, предмете рассмотрения.

А вот дальше, после слов «суд установил» следует, цитирую, «Сахабутдинова И.Ф. обратилась в суд с указанным иском. Просит взыскать солидарно с ответчиков материальный вред в сумме 450.000 тенге, моральный вред в размере 1.500.000 тенге и расходы по оплате услуг представителя в сумме 50.000 тенге…». И далее на полутора страницах излагается совершенно другое дело, не имеющее никакого отношения к пикету, акиму или акимату и гражданке САДЫРБАЕВОЙ.

То есть, классический «copy-paste» - «вырезал-вставил». Видимо судья или его секретарь использовали текст решения по другому делу, изменили вводную и резолютивную части, а описательную и мотивировочную части или не писали вообще или забыли вставить. Кстати, в том же судебном кабинете мы нашли это исходное решение от 06 июня 2018 года по делу госпожи САХАБУТДИНОВОЙ, вынесенное тем же судьёй. С точки зрения совокупности «заслуг» данного судьи мне представляется, что здесь просто- таки непаханое поле для Высшего судебного совета нашей страны.

По существу дела - на очереди Карагандинский областной суд.

А вообще испанская поговорка гласит: «Сон разума рождает чудовищ», Но тот глубокий сон юридического разума, который я наблюдаю в этом деле, рождает не чудовищ, а каких-то, не знаю, леших, кикимор или восточных правоверных джиннов. С которыми даже бороться-то не знаешь как, если вообще можно.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: