КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

В этом году пятый и шестой дни февраля оказались богаты событиями: в Астане похоронили пятерых сгоревших детей, в Актау суд оправдал многодетную мать, супруг которой уже отбывает срок по делу о поддержке ДВК, а в Караганде и Алматы шли суды по гражданским искам о свободе собраний. Поговорим об этих событиях в едином контексте.


6 февраля в суде города Актау был вынесен уникальный в своём роде оправдательный (!!!) приговор гражданской активистке Айгуль Акбердиевой по уголовному делу о её постах в чате запрещенной организации «Демократический выбор Казахстана», в каковых постах обвинение усматривало «публичные призывы к захвату власти либо к насильственному изменению конституционного строя».

В завершение судебных прений прокурор требовал вынести подсудимой, имеющей четверых малолетних детей, наказание в виде пяти лет ограничения свободы, суд же в лице судьи Байтуровой постановил признать Акбердиеву вовсе невиновной. Более того судья вынесла частное постановление в отношении органа, проводившего досудебное расследование, указав на допущенные следствием нарушения уголовно-процессуального законодательства.

Жена не последовала за мужем, но приговор последовала за похоронами

Уголовное дело против Акбердиевой возникло после того, как в сентябре 2018 года её мужу Абловасу Джумаеву в том же самом актауском суде, только другим судьёй был вынесен обвинительный приговор – три года лишения свободы за «информационное содействие запрещённой организации» в виде постов во всё том же чате ДВК. Впоследствии Мангистауский областной суд отклонил апелляционную жалобу Джумаева, после чего он был этапирован в места отбывания полученного срока.

Оправдательный приговор по политическому делу, хоть как-либо связанному с ДВК выглядит в казахстанской юридической практике настолько сенсационным, что в его случае не срабатывают простые объяснения. Дескать, в головах тех, кто выносит решение о том, каким быть приговору, наконец-таки возобладал  здравый смысл и общечеловеческий гуманизм: сажать жену вслед за мужем было бы совсем уже по-сталински, а перебор в игре всё-таки не выигрыш.

Чуть более сложным, а потому и более весомым нам представляется другое объяснение, в принципе не исключающее первого, но дополняющее его в контексте хроники происходящих в стране событий.

Напомним, что приговор Акбердиевой был оглашён в среду 6 января, то есть на следующий день после того, как во вторник 5 февраля в Астане похоронили пятерых малолетних дочерей малоимущей астанчанки Жанымгуль Ситер. Пять девочек в возрасте от 12-ти до полутора годов заживо сгорелив ночь с 3-го на 4-е февраля при пожаре времянки, снимаемой их родителями, вынужденными работать в ночную смену по причине общей бедности и неустроенности.

Трагедия семьи Ситер прогремела на весь Казахстан, сам глава государства выразил соболезнование родителям согревших девочек и поручил правительству создать рабочую группу по улучшению положения многодетных семей. На этом информационном и эмоциональном фоне назначать реальный срок лишения свободы одной многодетной матери на следующий день после столь резонансных похорон пятерых детей другой многодетной матери было бы явным перебо­ром даже для нашей власти, вот она и «врубили заднего».

Разумеется, это всего лишь версия, на которую напрашивается целый ряд возражений. Например, такое: а когда это наши власти обращали внимание на неудобные аналогии и придавали им какое-либо значение? А если вдруг обратили внимание и придали значение, то что мешало им перенести оглашение приговора Акбердиевой с даты 6.02 хоть на десять дней вперёд, хоть на месяц, лишь бы подальше от даты 5.02, а уж тогда приговор мог оказаться и обвинительным. Тем более что окромя многодетности обеих женщин никаких других параллелей между астанинским социально-похоронным и актауским судебно-политическим сюжетами практически не просматривается.

В праве на пикет отказано, запретительную практику в суде не обжалуешь

Параллель здесь просматривается другая: за день до актауского оглашения приговора Айгуль Акбердиевой 6.02, то есть в тот самый день 5.02, когда в Астане хоронили пятерых дочерей Жанымгуль Ситер, в соседней Караганде судья районного суда отказал ей и в этом. В итоге судья районного суда Марат Макажанов огласил своё постановление об отказе в удовлетворении иска к акимату Караганды гражданской активистки Алии Садырбаевой. У неё точно так же, как и у той женщины в Астане, пятеро детей, но в отличие от жертв астанинской трагедии они живы и здоровы.

Параллель же со столичным сюжетом заключается в том, что их мать в сентябре 2018 года (как раз тогда, когда в Актау осудили Абловаса Джумаева – мужа Айгуль Акберди и отца их четверых детей) подавала в акимат Караганды заявку на разрешение ей провести одиночный пикет ц центре города. Темой пикета должно было стать требование отправить в отставку правительство Бакытжана Сагинтаева за то, что оно ничего не делает для улучшения жизни многодетных семей, живущих за чертой бедности.

Провести одиночный пикет с таким требованием Алие Садырбаевой так и не позволили, а теперь не дали и оспорить акиматовские запреты в суде. Однако несостоявшейся пикетчице и не удовлетворённой решение суда истице может служить утешением тот факт, что в день завершения её процесса и похорон детей семьи Ситер то самое правительство, отставку которого Алия собиралась требовать на пикете, наконец-то создало рабочую группу по вопросам многодетных семей.

В связи с этим Алия Садырбаева на своей ФБ-странице обратилась теперь уже к главе государства Нурсултану Назарбаеву как единственному в стране обладателю полномочий формировать Кабинет министров, назначать и смещать его членов. «По вине Вашего провального правительства многодетные матери вынуждены работать по ночам, чтобы прокормить своих детей! Вы и теперь уверены в успешности программы «Адресной социальной помощи», продвигаемой Министерством социальной защиты? Вместо ежегодной траты сотен миллиардов тенге на никому не нужные помпезные мероприятия, лучше бы Вы направили эти средства на поддержку людей! Ведь таких. как эта несчастная семья в Астане, по всему Казахстану сотни тысяч, рвущих жилы в безуспешных попытках заработать на светлое будущее для своих детей», – пишет Алия Садырбаева.

Между прочим, обращаться непосредственно к елбасы Алие Садырбаевой порекомендовали отнюдь не оппозиционеры из запрещённой в Казахстане «экстремистской» организации ДВК, а сами же чиновники из акимата Караганды. В выданном ей 1.10.2018 отказе на проведение пикета прямо говорилось о том, требование отставки правительства «не предусмотрено действующим законодательством и нарушает конституционный закон “О правительстве Республики Казахстан”». А значит, проведение такого пикета в Караганде «было нецелесообразным, так как государственные органы или должностные лица, принимающие решение об отставке правительства, в городе Караганде не представлены».

Самое смешное, что авторы отказа в своих разъяснениях Алие Садырбаевой основ политической географии Казахстана вполне резонно указали на то, что должностные лица, принимающие решения об отставке правительства (точнее, одно-единственное должностное лицо, обладающее таким правом) находятся (точнее, находится) не в Караганде, а в Астане. Другое дело, что со своими разъяснениями чиновники явно вышли за пределы своих должностных полномочий, поскольку даже наше драконовское законодательство о порядке проведения мирных собраний не предусматривает такого основания для отказа гражданам в их праве публично высказаться на тему, которая чиновникам местного исполнительно органа представляется нелепой или глупой.

Ну так ведь и отказ в проведении гражданином пикета или митинга с такими вот просветительскими объяснениями из сферы основ государства и права – прямо скажем, большая редкость. Гораздо чаще акиматы отказывают желающим помитинговать, используя куда более прозаические отговорки: дескать, в просимом вами месте в просимое вами время будет проходить детский спортивный праздник или же работы по ремонту теплосетей.

Тена нет (палиндром) и митинга нет, а есть постановление маслихата   

Именно такой мотив был указан в ответе акимата Алматы на многократные обращения гражданского активиста Альнура Ильяшева за разрешением провести митинг памяти убитого автомобильными грабителями олимпийского чемпиона Дениса Тена. Инициатор митинга не скрывал, что намерен требовать отставки министра внутренних дел РК Калмухамбета Касымова в связи с выявившимся после громкого убийства попустительством возглавляемых им органов полиции автомобильным ворам и перекупщикам краденного. Однако чиновники акимата Алматы, в отличие от своих карагандинских коллег в истории с требованиями Алии Садырбаевой отправить в отставку правительство Сагинтаева, не стали просвещать Ильяшева на предмет местонахождения высших органов власти, а обошлись ремонтом банальным теплотрассы.

Альнур Ильяшев подал судебный иск к акимату Алматы, требуя признать тот отказ незаконным. Бостандыкский районный суд южной столицы отказал в удовлетворении иска, городской суд Алматы оставил это решение в силе. Тогда Ильяшев подал иск к маслихату Алматы, поскольку в акиматовском отказе содержалась также ссылка на постановление городского как бы парламента от 29.07.2005 о порядке проведения митингов и прочих собраний в южной столице. Требуя признать незаконным то самое постановление.

Этот иск Альнура Ильяшева рассматривался в Бостандыкском районном суде 29 января (см. об этом наш материал «Две попытки отстоять в судах свободу мирных собраний», после чего было назначено второе судебное заседание 5 февраля. На новых слушаниях, как и неделей ранее на предыдущих, представители ответчика-маслихата, плюс теперь ещё и соответчика-акимата настаивать на том, что оспариваемое Ильяшевым постановление маслихата носит лишь рекомендательный характер, а потому не моет быть оспорено в суде. В то же время представители вышеназванных госорганов упирали на то, что документ, ограничивающий возможность проведения негосударственных публичных акций одной-единственной в двухмиллионном мегаполисе площадкой на окраине под сенью перенесённых сюда из центра города советских идеологических памятников нисколько не нарушает чьих-либо гражданских прав.

По этому поводу истец Альнур Ильяшев и его представители Маржан Аспандиярова и Ерлан Калиев заявили ходатайство о вызове в суд международных экспертов по свободе собраний и в целом по правам человека Виктории Тюленевой (казахстанское представительство международной правозащитной организации Freedom House) и Амангельды Шорманбаева (общественная организация «Международная правовая инициатива»). Председательствующая на процессе судья Мезгильбаева оставила вопрос о приглашении данных экспертов открытым до следующего заседания, назначенного на 12 февраля.

Есть ли смысл судиться с Левиафаном из пикетов и митингов?

Мы же пока воспроизведём ответы ещё одного международного эксперта по правам человека, директора КМБПЧ Евгения Жовтиса на вопросы астанинского корреспондента радио «Азаттык» Елены Вебер из её статьи об итогах карагандинского процесса Алии Садырбаевой.

- Власти рассматривают акции протеста не как специальную форму для выражения мнения граждан, а как угрозу для себя. Одиночный пикет никакой угрозы для общества не представляет. Два года назад Комитет ООН по правам человека вынес решение о том, что одиночный пикет вообще не имеет отношения к вопросу о мирных собраниях, потому что выходящий на такой пикет человек ни с кем не собирается! Это его способ выражения своего мнения, который обеспечивается правом, а не разрешительным порядком его проведения.

Поскольку государство у нас авторитарное, то власть использует лишь силовые способы общения с населением. Чиновники дуют даже не на молоко, а на воду и пытаются не допустить вообще ничего протестного, не понимая, что таким образом закрывают все клапаны для выпускания пара! Они тупо закручивают котёл, добавляя всё больше винтиков к его крышке, а тот котёл вот-вот закипит. Это абсолютно ущербная позиция! – говорит Евгений Жовтис.

На вопрос корреспондента «Азаттыка» о том, есть ли смысл судиться и доказывать незаконность отказов в проведении даже одиночных пикетов и запретов на них, правозащитник отвечает, что смысл в этом есть.

- Этими судами мы демонстрируем сущность правящего в стране режима, привлекаем к этому общественное внимание, оставляем в истории эти судебные процессы. Это позволяет нам обратиться потом в Комитет по правам человека ООН и получить решение в подтверждение того, что правы мы, а не власти. Когда-нибудь в исторической литературе появятся все фамилии – например, того же судьи, который вынес такое решение. Они останутся в истории, причём со знаком «минус». Это нужно для того, чтобы рано или поздно всем были розданы соответствующие эпитеты, – говорит Евгений Жовтис.

Обязательное или рекомендательное в зависимости от нужд начальства

Как видим, принятые в своё время во всех казахстанских областных центрах и городах центрального подчинения постановления маслихатов о порядке проведения в их городах митингов и других собраний повсеместно используются акиматами как универсальная отмычка для запрета на проведение гражданами любых протестных акций. При выдаче гражданам отказов в реализации их конституционного права акиматы ссылаются на постановления маслихатов как на некий руководящий документ, а когда граждане пытаются оспорить его в судах, то указывают на их рекомендательный характер. То есть когда чиновникам надо, постановление маслихата всего лишь рекомендательное, а когда надо, то вполне себе обязательное для исполнения.

Такая политика напоминает старый советский (по времени возникновения, а по содержанию и по тогдашней терминологии – антисоветский) анекдот о том, как неравнодушный гражданин пишет жалобу на творящиеся в его городе безобразия и посылает её по адресу «Москва, Красная площадь, Мавзолей В.И. Ленина, лично в руки». Его письмо перехватывают местные власти, вызывают жалобщика в обком или горком (вариант: в управление или отдел КГБ) и спрашивают :»ты что совсем идиот?! Какое тебе может быть «лично в руки, если Ленин давным-давно умер?» А тот им отвечает: «Ну да, когда мне надо, так он у вас давно умер, а когда вам надо, так вечно живой!»   

Тем временем во всё тот же день 5 февраля упомянутая в этой статье международная правозащитная организация Freedom House со штаб-квартирой в Вашингтоне опубликовала доклад «Свобода в мире 2019» . Казахстан в этом документе, как и в докладах за предыдущие годы, отнесен к категории несвободных стран. И кто его знает, как воспринимают этот факт наши власти – со знаком «минус», лицемерно возмущаясь клеветой западных «кривозащитников» на казахстанскую лучезарно-демократическую действительность, или же со знаком «плюс», прямодушно радуясь высокой оценке результатов своих праведных трудов по зажиму всех этих нехороших свобод?

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: