КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Гражданского активиста и волонтёра международной правозащитной организации не выпускают из Казахстана как «свидетеля» по делу о ДВК, имеющего право на защиту. Об этом своём статусе он узнал уже после того, как его тормознули на границе, а первую повестку на допрос ему принесли аккурат к окончанию пресс-конференции.


Сегодня в пресс-центре Бюро по правам человека в Алматы Данияр Хасенов и правозащитница - руководитель фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожина обозначили все скользкие моменты весьма мутного в правовом отношении дела.

С апреля этого года студент медицинского университета Данияр Хасенов является волонтёром Итальянской федерации по правам человека, по приглашению которой должен был вылететь из Алматы в июне этого года для встречи с евродепутатами. Однако в алматинском международном аэропорту ему выписали стопа, объяснив это тем, что выезд из страны ему запрещён Департаментом полиции Алматы. После этого Данияр пытался выехать в Кыргызстан через пропускной пункт «Кордай», но и там его тормознули. И так семь раз.

Помимо свой открытой гражданской позиции Данияр Хасенов – будущий хирург, причем явно подающий надежды, так как был приглашен на стажировку в Австрию. Однако и в этом случае вылететь он не может, из-за противоправного на свободу передвижения.

На поданное Хасеновым обращение в алматинский Департамент полиции с вопросом о причинах запрета на выезд был получен ответ из департамента о том, что он является свидетелем по делу о Демократическом выборе Казахстана (оппозиционном движении, признанным районным судом г.Астаны экстремистским со ссылкой на некую экспертизу). Правда, свидетель он не простой, а «имеющий право на защиту», каковая весьма благородная на слух формулировка в нашей правоприменительной практике нередко означает, что такой свидетель – без пяти минут подозреваемый.

При этом ранее Данияр даже и не подозревал, что проходит по какому-либо уголовному делу: ничего такого ему не говорили даже в райотделе полиции, куда его несколько раз вызывали накануне проходивших в южной столице в мае и июне протестных митингов. Известно, что наши правоохранители упорно ассоциируют эти митинги с запрещённым в Казахстане полтора года назад движением «Демократический выбор Казахстана», в связи с чем всем задержанным на этих митингах или перед их началом допрашивает следователь, задавая стандартные вопросы о членстве в этой организации.

- Получив из Департамента полиции ответ такой ответ, я пошёл в прокуратуру Алматы, – рассказывает Данияр. – Там мне ответили, что 4 мая было возбуждено уголовное дело по статье 405 УК РК (участие в деятельности запрещённой организации), но подозреваемым по этому делу я не являюсь, а, значит, я не являюсь и «невыездным», так что запрет на мой выезд из страны должен быть с меня снят. По словам принимавшего меня прокурора, соответствующее указание из прокуратуры будет передано в Департамент полиции, который должен будет выполнить его. Однако этого до сих пор не было сделано.

Данияр Хасенов рассказал также о том, в ответе из Департамента полиции датой привлечение его как свидетеля названо 3 мая при указанной там же дате возбуждения дела 4 мая. Как такое возможно? – задаёт он риторический вопрос.

После получения того ответа он обращался в алматинские департаменты Министерства юстиции (на предмет наличия неоплаченных исполнительных листов – ответили, что таковых не имеется) и Комитета национальной безопасности, которому подчиняется погранслужба (из ДКНБ запрос Хасенова переадресовали в прокуратуру Алматы).

Прокуратура дала полицейцским предписание снять ограничение, однако, как те отреагировали на приказ законников – вопрос. По крайней мере через три дня истекает срок, который по закону отведен для ответа Хасенову, на его очередной запрос, как поступят полицейские после прокурорского предписания.

- После того, как наши власти сорвали ту мою поездку в Брюссель, приглашавший меня туда депутат Европейского парламента Джули Уорд сделала запрос в правительство Казахстана по моей ситуации. Спустя месяц ей ответили, что я был активным участником всех несанкционированных митингов, проходивших в Алматы 22 марта, 1 и 9 мая, 9, 10 и 11 июня. На самом же деле я не был и не мог быть участником этих митингов уже потому, что всякий раз в эти дни меня забирали из дома, доставляли в полицию и держали там по нескольку часов, пока митинг не закончится, – рассказал Данияр Хасенов.

Он отметил, что выставленное авторами ответа на европарламентский запрос объяснение было не только фактографически ложным, но и не было основано на законе: действующее законодательство не предусматривает отказа на выезд из страны за участие в пусть даже и не санкционированных митингах. Теоретически такой запрет был бы возможен в случае невыплаты нарушителем наложенного на него административного штрафа, но это не тот случай, поскольку Хасенова вообще не привлекали к административному суду.

- Я считаю, что меня не выпускают из страны абсолютно незаконно – никаких юридических оснований для этого нет. А если основания есть, то они не юридические, а сугубо политические. Наверное, власти не хотят, чтобы я встретился с европейскими депутатами и рассказал им о том, как у нас разгоняют совершенно мирные митинги ещё до их начала, а задерживают не только тех, кто пришёл на митинг, но и тех, кто даже не успел выйти из дома. При этом на тех и на других фабрикуют обвинения в причастности к запрещённой организации, само решение о запрете которой юридически небезупречно, равно как и 405-я статья УК, карающая за такое участие, – говорит Данияр Хасенов.

Правозащитница Бахытжан Торегожина напомнила о том, что это далеко не первый случай давления на гражданских активистов путём невыпуска их за рубеж.

- В своё время из международного аэропорта Астаны не дали вылететь столичной активистке Майгуль Садыковой под предлогом каких-то неправильности в её загранпаспорте. В другой раз не выпустили павлодарскую правозащитницу Елену Семёнову на том основании, что против неё подан иск Карагандинским управлением уголовно-исправительной системы. Однако в обоих случаях сразу после их огласки власти давали задний ход – незаконный запрет снимали и человек мог хотя бы и с опозданием выехать из страны, а потом в неё вернуться. Теперь же один государственный орган, а именно прокуратура вроде бы признаёт допущенное в отношении Данияра нарушение и даже указывает другому госоргану, а именно Департаменту полиции на необходимость исправить нарушение, зато полиция игнорирует поручение прокуратуры, – констатирует Торегожина.

Также она высказала большие претензии к главному следователю Департамента полиции Алматы по уголовному делу о ДВК Толганай Ержановой, которая ведёт все возбужденные за последнее время дела по 405-й статье. Именно Ержанова вынесла постановление сначала о двухмесячном домашнем аресте после первомайского митинга трёх многодетных матерей – Оксаны Шевчук, Жазиры Демеуовой и Гульзипы Джаукеровой. После того, как первоначальный срок домашнего ареста истёк, всех троих перевели 4 июля в СИЗО под тем предлогом, что они готовили массовые беспорядки на 6 июля (готовили их, находясь под домашним арестом, то есть в полной изоляции от встреч с кем-либо и без доступа к любым средствам связи!).

- Этот гротескный сюжет тоже на совести следовательницы Ержановой, поскольку содержался в подготовленном ею постановлении, которое Межрайонный следственный суд Алматы некритически проштамповал, - констатирует Торегожина.

«О волке словечко, а он и недалечко», – есть такая народная присказка. Как только правозащитница Торегожина завершила свой критический пассаж о действиях следовательницы Ержановой, на чём содержательная часть пресс-конференции завершилась, а спикер Данияр Хасенов вышел из пресс-зала в коридор, к нему тут же подошли двое полицейских в штатском и предъявили повестку в ДП Алматы на допрос к следователю Толганай Ержановой.

Правда, на повестке не оказалось печати, а время явки на допрос было указано 10:00, тогда как на часах уже было 11:30, то есть явиться к десяти утра Хасенов при всём желании уже не мог. На основании этих нарушений он отказался ехать куда-либо с этими двумя полицейскими, в чём его активно поддержала старшая коллега Торегожина.

- Оформляйте повестку правильно – тогда и вызывайте! – внушала она полицейским.

После недолгого препирательства гонцы покинули зданиел, пообещав вернуться с исправленной повесткой. Спикеры же завершившейся пресс-конференции и журналисты остались ждать продолжения Марлезонского балета. Прождали они его около часа, но так и не дождались, после чего разошлись по домам.

Как оказалось, тем же днем в квартире Хасенова прошли обыски (через три месяца после вынесения постановления!), изъяты смартфоны и лобтоп. От политического сыска в лице ДВД и следователя Толганай Ержановой можно ждать еще множество сюрпризов, никоим образом не связанных с понятием закон и право.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: