КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Чуда на Новый год ожидаемо не произошло. Уральская судья посчитала, что медики, доведшие парня до слепоты, ни в чем не виноваты. Матери несчастного ничего не оставалось делать, как пойти на голодовку. Прокуратуре – признать ее незаконной.


22 декабря в Уральске со второго захода завершился судебный процесс по иску Натальи Черченко – мамы парня, потерявшего вначале здоровье, а теперь и зрение благодаря «стараниям» государственных медучреждений и Министерства здравоохранения.

Мы уже писали о печальной истории Саши Черченко, у которого сахарный диабет прогрессировал угрожающую стадию, однако несмотря ни на что Министерство здравоохранения так и не дало согласия на выделение квоты для лечения в соседней России. В отличие от казахстанских эскулапов там парню смогли поставить правильный диагноз и предложить методы лечения. В родной стране даже не смогли найти экспертов, чтобы определить насколько верно заключение российских медиков. Но при этом минздрав стоял на своем: лечиться Александр должен только на родине, где за десять лет болезнь запустили до такой стадии, что ужаснули врачей московской клиники (см. «Десять лет по кругам ада»).

Теперь, когда Саша практически ослеп (и вновь лечение недуга впоследствии запущенности диабета ограничилось прописыванием капель, который оказались «как мертвому припарка») (см. «Государственная слепота»).

В иске, проданной от имени Александра Черченко его матерью – Натальей на областное управление здравоохранения указано, что теряющий зрение парень обратился к окулисту государственного учреждения, где ему выдали заключение «поле зрения не нарушено и назначено лечение в виде капель в глаза». Поскольку никаких сдвигов от такого лечение не произошло, Александр вынужден был обратиться в частную клинику «Талап», где ему поставили правильный диагноз и рекомендовали обратиться в российский медицинский центр – притом, что один глаз уже ослеп полностью, а у второго сохранилось 20% зрения.

За 320 тысяч тенге парню в оренбургском центре «Микрохирургия глаза» провели операцию и смогли временно приостановить полную потерю зрения. Но чтобы получить шанс на инвалидность, но хотя бы с частичной возможностью видеть мир, требуется еще не одна операция и длительное лечение, на что у семьи из двух человек просто нет денег. Более того, из-за частого вынужденного нахождения возле сына Наталья Черченко потеряла работу преподавателя в государственном вузе при молчаливом согласии профсоюза (см. «Без права выбора»).

Поэтому Саша и его законный представитель посчитали, что два миллиона – вполне адекватная сумма за годы страданий, тем более что эти деньги могли бы дать парню еще один шанс…

Однако судья уральского городского суда №2 Бакытгуль Баймагамбетова посчитала иначе. Правда, в своем определении от 12 декабря она согласилась привлечь в качестве специалиста врача Департамента охраны общественного здоровья ЗКО, чтобы тот дал заключение о правильности установленного диагноза врачом-окулистом.

По словам Натальи Черченко специалист признал: «да, мы неправильно лечили…».

Но что уже теперь, когда дело сделано? И 22 декабря суд вынес решение  - в иске отказать.

Перед самым судом, как рассказывает Наталья Черченко, к ней приходили парламентарии облздрава и городской поликлиники №3, предлагая ей направить Сашу на обследование в Астану в больницу управления делами президента РК. Но как только завершился процесс, все оказались «вне зоны доступа».

Павел Кочетков, директор филиала Казахстанского международного бюро по правам человека, оказывавший юридическую помощь семье предположил, что суды под конец года стахановскими методами пытается завершить все дела. Так что, может, все дело в спешке.

Хотя и фактор судьи, действующей на основе «закона и внутреннего убеждения», нельзя исключать.

Еще памятен в журналистском сообществе процесс по иску начальника управления внутренней политики Западно-Казахстанского областного акимата Тлеккабыла Имашева к независимой газете «Уральская неделя» и к ее редактору Лукпану Ахмедьярову. Тогда обиженный чиновник все же нашел понимание судьи и стал богаче на пять миллионов тенге.

Кстати, самого Павла Кочеткова, заявленного в качестве свидетеля, судья допрашивать не стала. Возможно, по старой памяти, так как правозащитник на суде по иску чиновника представлял интересы газеты и ее редактора.

Еще в начале своего процесса Наталья Черченко пыталась заявить отвод судье – не вышло. Тогда, понимая к чему идет дело, она объявила голодовку. Сегодня уже 11 день. И нельзя сказать, что городские власти не отреагировали на ее бедственное положение: принесли предупреждение о недопустимости акции.

И специально для прокуратуры, которая зачастую несведуща в законодательстве и в некоторых законодательных решениях, сообщаем, что запрет на головку на дому однажды был отменен решением надзорной коллегией Верховного суда после переписки с Комитетом ООН по правам человека.

Но в любом случае прекрасный подарок к Новому году.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: