КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Казахстан ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах, но не выполняет решения Комитета ООН по правам человека.


Вот приедет барин, барин нас рассудит

Некоторые наши граждане, потерпев поражение в изнурительной битве за справедливость с государственной следственно-прокурорско-судебной машиной, всё чаще заглядывают за границы нашей необъятной Родины.

А можно куда-нибудь повыше обратиться? В смысле - я на вас, таких-сяких, в международный суд по правам человека подам. И чем больше наша правовая система не обеспечивает справедливость по закону, а особенно - по-человечески, тем больше наших сограждан начинают рассчитывать на заграницу.

Как там у наших северных соседей говорится: вот приедет барин, барин нас рассудит. Причём, видимо, чужой барин. Но при ближайшем рассмотрении с ним не всё так просто - как с точки зрения его наличия и эффективности, так и вообще признания его «барином».

Начнём с того, что нет никакого международного суда по правам человека. Вообще-то он есть, но не по правам человека. Называется Международный суд ООН в голландском городе Гааге. Рассматривает споры между государствами. Так что это не про нас, отдельных индивидуумов.

Правда, есть ещё два суда уже по правам человека: Межамериканский и Европейский (ЕСПЧ). Но где мы и где Америка? А к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколу к ней про ЕСПЧ Казахстан не присоединился. Так что и это мимо кассы.

А что тогда есть? Есть девять договорных органов, представляющих собой комитеты независимых экспертов, которые наблюдают за выполнением государствами-участниками договоров ООН в области прав человека. Причём с правом рассматривать и выносить решения по индивидуальным жалобам граждан на свои государства по поводу нарушения прав, гарантированных соответствующим договором. Но это только в случае, если государство этот договор ратифицировало и с этим правом комитета согласилось.

«Господин такой-то против Республики Казахстан»

На настоящий момент времени наше государство признало компетенцию четырех таких органов из девяти по вопросу рассмотрения жалоб на него самого: Комитета ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин - КЛДЖ (в 2001 году), Комитета ООН против пыток – КПП (в 2008), Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации – КЛРД (в 2008) и Комитета ООН по правам человека - КПЧ (в 2009).

Сначала наши граждане об этих механизмах либо вообще не знали, либо ими не особо пользовались. Потом потихоньку «разошлись». К настоящему времени в этих комитетах находятся на рассмотрении или уже рассмотрены несколько десятков жалоб на наше государство.

И здесь надо отметить такую психологическую проблему. Это там, на диком Западе, дело «Мистер Смит против США» воспринимается совершенно естественно. А у нас пока выражение «Господин такой-то против Республики Казахстан» как-то коробит. Это он что, против всех нас попёр? Нашу страну дискредитирует. Выносит сор из избы. Подрывает, так сказать, имидж на мировой арене.

Да нет, это он просто с властями не согласился. И обратился в международный орган, потому что не получил удовлетворяющего его решения своего дела ни от исполнительной, ни от судебной власти, а государство как часть мирового сообщества эту возможность ему предоставило. Так что надо к этому привыкать и считать абсолютно нормальным.

Разобраться не с жалобой, а с жалобщиком

Первые жалобы пошли в Комитет против пыток уже в конце 2009 – начале 2010 года.

И обнаружилась первая неприятность. Как говорили продавщицы в советской торговле, обращаясь к очереди, недовольной скоростью обслуживания: «Вас тут много, а я одна!»

Так вот, на весь наш погрязший в несправедливости мир в КЛДЖ - всего 23 члена-эксперта, в КПЧ – 18, в КЛРД - 18, в КПП – 10. И работают эти эксперты на общественных началах, собираясь на две-три трех-четырехнедельные сессии в год. А жалоб сотни, а то и тысячи из десятков стран.

Поэтому от обращения в такой комитет до получения результата проходит от трех до пяти лет. В это время входит переписка соответствующего комитета с правительством (обычно с промежутком в шесть месяцев между посланиями) и заявителем. То есть, пока дождешься ответа, уже иногда поезд ушёл.

Кстати, наши власти поначалу действовали в лучших традициях «работы с жалобами трудящихся. В смысле, реагировать надо не на жалобу, а на жалобщика. Поэтому власти объяснили гражданину А. Г., который счёл обращение с ним в наших правоохранительных органах сильно смахивающим на пытки и в связи с этим пожаловался в КПП, что он поступил необдуманно. В результате в тот же комитет поступила от этого гражданина нотариально заверенная отказная. Дескать, ничего не было, и вообще - верните взад мою жалобу.

Но тут наши власти подвела неинформированность. Сначала надо было бы изучить практику этого комитета. Для этого международного органа подобная отказная - косвенное подтверждение того, что жалоба была обоснованной, и это не является основанием для прекращения её рассмотрения.

Поэтому мало того, что комитет вынес решение в пользу этого гражданина и сказал, что государство должно назначить ему компенсацию, так он ещё и указал, что государство пыталось воспрепятствовать жертве пыток воспользоваться его правом на обращение в комитет, что также является нарушением обязательств нашей страны по Конвенции против пыток.

Объективности ради скажу: больше наши власти таких явных попыток надавить на жалобщиков не предпринимали. И потекли петиции от граждан в КПП, КПЧ и даже КЛДЖ. В 2012-13 годах стали появляться решения. Или «соображения», как они называются в КПЧ.

Обязательны ли «соображения» к исполнению?

И здесь подстерегает вторая неприятность. Дело в том, что наши власти считают, будто решения, соображения или мнения этих комитетов носят исключительно рекомендательный характер.

В отличие, кстати, от точки зрения самих комитетов. Комитет ООН по правам человека в 2009 году даже специально разъяснил эту позицию. Дело в том, что каждый из таких комитетов создан в соответствии с конкретным договором, и, соответственно, именно комитет и дает толкование тех или иных статей этого договора.

КПЧ это делает в форме замечаний общего порядка. Так вот, в Замечании №33 КПЧ отметил: «Хотя при рассмотрении индивидуальных сообщений Комитет по правам человека не выступает в роли судебного органа как такового, Соображениям, распространяемым Комитетом согласно Факультативному протоколу, присущи некоторые основные черты судебного решения. Они принимаются в духе, присущем судебному разбирательству, включая беспристрастность и независимость членов Комитета, взвешенное толкование формулировок Пакта и окончательный характер принимаемых решений».

И далее: «В пункте 4 статьи 5 Факультативного протокола решения Комитета названы «Соображениями». В этих решениях излагаются выводы Комитета в отношении нарушений, о которых сообщает автор сообщения, а если факт нарушения установлен, предлагается средство правовой защиты от этого нарушения. Соображения Комитета по Факультативному протоколу представляют собой авторитетное определение, выносимое учрежденным в соответствии с самим Пактом. Характер этих Соображений и придаваемое им значение вытекают из ключевой роли Комитета согласно Пакту и Факультативному протоколу».

То есть, проще говоря, сами комитеты считают свои решения, соображения или мнения имеющими силу обязательных. И в этом есть очевидная логика. Сначала государство ратифицировало (присоединилось), например, к Международному пакту о гражданских и политических правах. А потом отдельно – подчеркиваю: отдельно! - Казахстан присоединился к упомянутому Факультативному протоколу, в соответствии с которым признал право Комитета ООН по правам человека рассматривать индивидуальные жалобы на Республику Казахстан.

Ратифицировали – а там хоть трава не расти

И вот теперь, по логике наших властей, обращаться-то ты, конечно, можешь, а вот решение они выполнять не обязаны. То есть как это? А на фига мне тогда тратить время и силы туда обращаться? Зачем мне право только на жалобу? Мне же нужно право на получение решения, которое потом будет выполнено.

Вы же сами подписали соответствующий протокол или сделали заявление о признании компетенции такого-то комитета рассматривать жалобы своих граждан. Вас же никто не пытал, чтобы заставить сделать такое заявление, например, по Конвенции против пыток. То есть вы всё это сознательно признали. И теперь, после того как жалобу вашего гражданина удовлетворили, говорите: «А не будем выполнять!»

К тому же обычно решения комитетов, если они вынесены в пользу заявителя, состоят из трёх частей.

Первое. Необходимость восстановить нарушенное право.

Второе. Выплатить компенсацию.

Третье. Изменить законодательство и практику для того, чтобы не допустить такие нарушения в будущем.

Двум нашим гражданам - заявителям в Комитет против пыток хоть какую-то компенсацию выплатили. А остальным…. Ни компенсации, ни восстановления нарушенного права и никаких шагов, чтобы эти нарушения не повторились в дальнейшем.

Несколько пострадавших от пыток, более 20 выданных в Узбекистан граждан этой страны, которых никто возвращать не собирается, Бахытжан ТОРЕГОЖИНА с нарушенным правом на мирные собрания, Анна БЕЛОУСОВА (дискриминация в отношении женщины), Рамазан ЕСЕРГЕПОВ (нарушение права на свободу слова и выражения мнения), Виктор ЛЕВЕН (право на свободу совести, религии или убеждений), Мухтар ДЖАКИШЕВ, которого вообще Комитет ООН по правам человека призвал освободить из тюрьмы, – вот далеко неполный список тех, в чью пользу юридическая компетентная заграница вынесла решения.

А им это не помогло. И что теперь делать?

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
http://ratel.kz/outlook/pomozhet_li_nam_juridicheskaja_zagranitsa